Дарья Зуева – актриса, звезда мюзиклов “Мамма Мия”, “Лукоморье”, артистка театра им.Рубена Симонова. Певица, сольный концерт которой на днях состоялся в одном из самых известных пабов Москвы рассказала MUSECUBE о том, как начиналась ее творческая судьба, о путешествиях, различиях работы в кино, театре и мюзиклах, и о своей сольной карьере.

А.А.: Даша, с чего началась твоя творческая судьба?

Д.З.: С возраста, когда я была карапузом. Это начиналось по наводке моих родителей, потому что они хотели, чтобы девочка танцевала. Меня отдали на спортивные бальные танцы, и целых шесть лет я ими занималась. Потом, когда мне было 7, педагог в детском саду разглядел, что я с особым азартом отношусь к исполнению народных песен и с энтузиазмом выступаю на различных утренниках. А это всё неспроста, ведь мы с бабушкой пели по вечерам, она привила мне любовь к музыке. Так началась студия эстрадной песни. Плотная занятость, впрочем, как и сейчас (улыбается). К тому же школа стартовала! Меня часто отпрашивали с уроков, потому что творчество всегда было на первом месте. Потом я, конечно, стала уделять школе больше внимания, когда начались интенсивные занятия по английскому языку, но я всегда параллельно жила еще одной жизнью, которая была далеко не у всех детишек – творческой. В средней школе танцы немного ушли на второй план, были проблемы с партнёрами, с совмещением всего и вся. Так же, когда поняли, что у юного создания особый дар к музыке, началась еще и музыкалка, причём туда я начинала ходить два раза. Первый раз – это попытка учиться в музыкальном училище. «Раз девочка поёт, пусть нотки учит, да на фортепиано играет» – решили родители… А мне так не хотелось, потому что педагог был какой-то неинтересный, не было у нас дружбы, связи душевной. Мне так не нравилось, что со мной обращаются, как с ребёнком. Рисовать нотный стан, какие-то карточки, рисунки делать… Детский сад какой-то! (смеется) И на сцене не дают выступать… В то время, как в студии у нас были и отчетные концерты в Драматическом театре и телевизионные конкурсы «Золотой Феникс» и «Музыкальный ринг». В общем я бросила это музыкальное училище, отучившись приблизительно год. Потом, через несколько лет мы всё-таки пришли с педагогом по вокалу и с родителями к тому, что нужно знать нотную грамоту, для того чтобы как-то двигаться дальше на музыкальном поприще. И началось обучение в музыкальной школе имени Глинки. Будущее рисовалось мне таким: закончу 11 классов, музыкальную школу, поеду в Москву учиться, поступлю на эстрадный факультет и буду петь песни. Но в семнадцать лет я попала в молодежную студию при камерном театре, и там для меня открылся совершенно новый мир. Сценическое пространство, совершенно иное, с его чёрным кабинетом (до этого на концертах оно было ярким и блестящим), актерские тренинги с главным режиссером театра Николаем Петровичем Парасичем. Я понимала, что во мне всё меняется, переворачивается. Я чувствовала, но не хотела признавать, что ничего не знаю ни о творчестве, ни о вокале тем более, потому что до этого всё было как-то поверхностно и не так как должно быть. Школа шла к закату, настало время съездить «на разведку» в Москву. Мы ходили вместе с мамой по институтам на дни открытых дверей, общались с педагогами, внимали атмосферу мегаполиса. Причём вспоминаются мне вузы с эстрадно-джазовым факультетом: колледж при Гнесинке, вокальный факультет на Таганке в МПГУ, музыкальный театр в ГИТИСЕ и т.д. Глаза горели, и хотелось всего. Но весной я стала поступать на актёрские факультеты в театральные вузы, так как поняла, что именно этим хочу заниматься, потому что новый мир театра, который появился в моей жизни – многоплановый, он объединяет и пластику, и вокал, и историю разных стран, изобразительное искусство. И я поняла, что это и есть вектор моего дальнейшего развития!

А.А.: Как ты решилась на переезд в Москву? Это же безумно сложно, покинуть родной город и пуститься куда-то в неизвестность.

Д.З.: С класса с девятого у меня была чёткая идея, что когда я окончу школу – уеду учиться в другое место. За активную жизнь в юношеском возрасте у меня накопилось много знакомых и друзей из сферы культуры и искусства в Смоленске, ведь я участвовала в дипломных работах режиссёров в «кульке», а так же пела на всех площадках родного города. Сыграло свою роль то, что педагог в нашей студии эстрадной песни Ложникова Наталья Дмитриевна – человек, который очень много в меня вложил и которому я благодарна ей безумно, она стала возить нас на всякие конкурсы в Москву. Это были вокальные конкурсы и фестивали, где мы выступали как сольно, так и группами. На одном из таких фестивалей, а именно он назывался «Зажги свою звезду!» и проходил в Останкино в КЗ «Королевский», я была отмечена жюри специальным дипломом лауреата за актёрское исполнение песни. Наталья Дмитриевна организовывала эти путешествия на конкурсы, развивала в нас дух соревнования, учила нас верить в себя. Мы хотели что-то в себе повернуть, поменять, стремились быть лучше. Наши глаза отражали огни мегаполиса и становились еще ярче, мы встречали новых интересных людей, иностранцев, мы росли. Поэтому мама и бабуля слушали мои восхищения и со временем смирились с тем, что я уеду. Всё сложилось само собой, и судьба сделала так, как ей угодно. У моей мамы случилась перемена в жизни, как сейчас принято называть – депрессия. Мы с ней сели, стали разговаривать. Я говорю: «Мам, а поехали со мной! Давай попробуем в эту авантюру пуститься вместе! Ты же видела, какая Москва интересная. Есть столько возможностей, ты молодая, у тебя много идей… Почему нет?!» И мама говорит: «Да. Тем более, знаешь, вернуться всегда же можно». Мама написала резюме, начала отсылать их в разные компании, пришли положительные ответы, и она переехала в Москву даже чуть раньше, чем я. Конечно, были трудности с жилищным вопросом. Хорошо, что нас приютили земляки. В первое время мы жили в смешных условиях с мамой, в одной малюсенькой комнатке. Было так тесно, что компьютер стоял на коробках за дверью, вместо стула была подушка на полу, одна кровать. Но всё это было так неважно, потому что в моей жизни началась учёба, появились новые друзья. За первый год жизни в Москве я очень сильно поменялась, это заметили и старые знакомые, и я сама. В творческой среде ты развиваешься иначе, наверное, даже стремительнее. С одной стороны, переезд был сложен, а с другой – случилось так, как должно было быть. Всегда есть две стороны медали.

А.А.: У тебя мама кто по профессии?

Д.З.: Мама у меня экономист и работает на шоколадной фабрике «Победа вкуса», считает зарплаты разных филиалов по всей России. Ей это нравится, но мама любит отдыхать творчески. И хобби у нее креативные, а когда я свободна от работы, мы всегда придумываем, как нам интересно провести время вместе.

А.А.: Когда ты приехала в Москву, какие театры или спектакли впечатлили тебя? Что утвердило тебя в твоём желании стать актрисой?

Д.З.: Уверенность в том, что я буду актрисой появилась сразу после того, как я поступила. Актерский курс, замечательные мастера – значит всё отлично! А потом, когда оканчиваешь четвёртый курс, понимаешь, что ничего не знаешь. Приходишь в театр и видишь, что тебе надо заново всему учиться. Это вечная аксиома! Началась учеба и меня, конечно, радовало всё, что я видела в институте, потому что у меня были прекрасные педагоги: Радомысленский Евгений Вениаминович, Голиков Андрей Борисович и многие другие. Вечером, после пар, я оставалась на спектакли, если была такая возможность, смотрела всё, а потом читала эти произведения, чтобы разбираться, почему так, а не иначе. В школе я мало читала, больше занималась в разных студиях. С книгой меня чаще можно было увидеть, когда я уже начала учиться в институте. Я не жалею об этом, потому что осознанность приходит, когда ты уже закончил школу. Когда ты пошёл в институт, ты начинаешь ощущать себя более зрелым человеком! Первый московский театр, в который я попала, – это был Театр на Юго-Западе. Меня поразили там спектакли. Один из самых ярких – «Эти свободные бабочки». До сих пор помню невероятное ощущение от этого театра, от артистов… Вообще мы с ребятами-однокурсниками много ходили, смотрели различные постановки. И, конечно, я помню мюзикл «Mamma Mia!», на который я попала, когда училась на первом курсе в 2007 году. Мы сидели с мамой в первом ряду, а в голове проносились мысли: «Боже мой! Как же это всё красиво, здорово! Как я хочу туда!» Разве могла я тогда догадаться, что через пару лет буду сама работать в этом проекте?!…

А.А.: Когда ты поняла, что хочешь работать в мюзикле? Как так получилось, что ты оказалась в этой сфере?

Д.З.: Когда я училась на втором курсе в ИСИ, в Щукинском училище был объявлен набор на факультет «Артист музыкального театра». А меня всегда тянуло к музыке. Мне хотелось больше и больше музыкального материала. Поэтому я пошла поступать, подала документы в Щукинское училище. Я их хитрым способом «выкрала» из ректората, сказала, что они мне нужны на Гагаринскую премию в Смоленск. Такие отношения хорошие сложились при поступлении в Щуку с педагогами, я чувствовала, что именно там должна учиться. Но потом случайно вышло так, что мне не хватило места. Платно я не могла там учиться, очень дорого. В общем это было сложно пережить – неоправданные надежды, слёзы, эмоции… После этого у меня даже случился нервный срыв, болезнь. Но хорошо, что так получилось. Всё что не делается… В общем, я вернулась а ИСИ, принесла документы обратно. Но мне не хватало вокала, музыки. Педагог по вокалу Возная Валерия Фёдоровна, музыкальный руководитель Театра музыки и комедии «Фэст» в Мытищах, почувствовала это. Она говорила, что у меня редкий природный тембр. Я так одухотворялась беседами с этой женщиной, меня будоражили те романсы, которые она давала мне исполнять, и те произведения, на которых она меня взращивала. Тогда началась формироваться моя вокальная программа. Валерия Федоровна даже хотела сделать мой сольный концерт «Вечер романсов». Это так приятно, что она в меня верила! Человек столько всего перевидал на своём веку, у нее богатая творческая биография. А потом состоялся кастинг в мюзикл «Лукоморье», где я спела как раз романс (улыбается) и прошла в проект. На кастинг я попала случайно, по наводке Никиты Щетинина со старшего курса. Как порой случайности могут сыграть решительную роль! До сих пор благодарна Никите за это! Я рада, что попала в мюзикл «Лукоморье», он уже идет четыре года – жизнь для спектакля не маленькая, особенно для мюзикла. Спектакли показывались не только в Москве, но и в Санкт-Петербурге, на Урале, в Краснодарском крае, в Белоруссии, Германии. Так случайно, когда я еще училась на третьем курсе, в моей жизни появился музыкальный театр. Обожаю синтез музыки и театра!

А.А.: Какой из просмотренных за границей мюзиклов тебя впечатлил?

Д.З.: Я за границей не так много смотрела, к сожалению. Я смотрела мюзиклы «Wicked», «Sister act» и пьесу-детектив «Het Baantje». Первые два – продукты компании Stage Entertainment, а третье – драматическая постановка, по киносценарию в одном из старейших театров Амстердама «Carre». Это было безумно интересно! «Wicked» – это, безусловно, мечта, сказка, магия… Пред нами два персонажа-антипода, между которыми происходит конфликт. Отличная работа актеров, красивейшая музыка! На сцене блистала Chantal Janzen – звезда Нидерландов. Она невероятно очаровательна! Я смотрела и восторгалась! Это была первая постановка, которую я посмотрела за границей, наверное, она навсегда останется очень ярким огоньком в моём сердце. Иногда смотришь постановки, и думаешь – «О, здорово бы сыграть этого персонажа, эту героиню!». Глядя «Wicked», ничего подобного не занимало мои мысли, я просто восторгалась! А вот в «Sister act» мне бы хотелось сыграть младшенькую сестру, это небольшая роль, но яркая. Главную роль там исполняет чернокожая актриса, от нее идет невероятный драйв, энергия. И действо захватывает, несмотря на то, что почти на протяжении всего мюзикла вы видите сестер в одинаковых костюмах, в монашеских облачениях. На финалах я думала, что моя попа прожжет стул! Я не могла удержаться, хотела пуститься в пляс от заводного госпела в исполнении артистов в духе Вупи Голдберг, а глаза наслаждались буйством красок со сцены. Детективная пьеса, которую я смотрела осенью, – для меня что-то новое, потому что это «типичное голландское». Все нидерландцы знают это произведение, потому что известность ему в свое время дал телесериал. Необычна постановка интерактивным действием, зрители участвуют в происходящем на сцене, разгадывают, кто жертва, а кто убийца. Вряд ли я хотела бы там сыграть. Наверное, это не совсем мой жанр. Зато было хорошо для совершенствования языка.

А.А.: Из опыта путешествий: с какой страной или с городом у тебя особая связь?

Д.З: Чем больше путешествую, тем больше хочется чувствовать связь с огромным количеством мест. У меня есть даже туристическая карта, где я стираю монеткой страны, в которых уже была. Но мне ещё так много всего хочется увидеть! Глубокая духовная связь у меня с Парижем. Наверное, что-то в прошлой жизни было там, не знаю… Это началось в пору юношества, когда я стала учить французский язык и длится по сей день. Париж – это романтика всех цветов радуги! Помню – увидела Эйфелеву башню как что-то сакральное, скакала, как ребёнок, пела от счастья! (смеется) На следующий день взобралась на нее пешком. Вид Парижа сверху такой благородный, эстетичный, всё в бежевых тонах, очень лаконично. С тех пор, я поняла то, что каждый город нужно изучить сверху, со смотровой площадки.
Сейчас особенно чувствую связь с Нидерландами, конечно. Это страна свободных людей, близких мне по духу, там очень много туристов, колоритная, многонациональная толпа. Люблю там «фотографировать» разные типажи, прикидывать, откуда человек, чем он занимается, чем дышит. Как будто ты впитываешь каждого прохожего в себя. Мир настолько многогранен!

А.А.: Какую ещё профессию тебе бы хотелось освоить?

Д.З.: Часто в интервью известные голливудские артисты говорят, что для этой роли они ходили на такие-то курсы, для другой роли осваивали такую-то профессию. Мне это подход к роли очень нравится. И я хочу в своей жизни получать такие предложения, которые бы меня расширяли меня как личность, давали возможность осваивать разные профессии, познавать мир. Пока роли в кино мне попадаются на мою органику. Но также я задумываюсь и не о сценических профессиях. Мне интересны языки, например. Недавно я поняла, что мне нравится помогать людям в изучении английского языка. Мне импонирует некая педагогическая деятельность, с индивидуальным подходом. Классу преподавать я бы не хотела, а вот подробно проникать в ученика, смотреть как он растет, радоваться его победам – это по мне. Мне уже довелось помогать ребятам в подготовке к поступлению в театральные вузы, готовить речевую программу, помогать с подбором материала, давать уроки вокала. Часто учим партитуры с коллегами при подготовке к кастингам, концертам. Не помешает мне позаниматься педагогической психологией, в будущем, думаю.

А.А.: Бывают же такие состояния, когда спрашиваешь себя: «Зачем я всё это делаю? Что вообще я делаю в этой профессии?» А вот что тебе помогает встать, собраться, идти дальше, совершенствоваться? Бывают же люди, которые пытаются убить твою уверенность в себе. Я думаю, что ты с этим сталкивалась.

Д.З.: Бывают и такие состояния, и такие люди. Раньше от мнения людей была большая зависимость, а сейчас меня не так ранит критика. Наоборот – двигает вперед. Наверное, это со временем и опытом приходит. А если чувствуешь, что нет вдохновения, что хандра одолевает – нужно всё равно работать. Каждому человеку необходимо самоотверженно заниматься своим делом. У меня недавно был кризис, после того как прошёл первый концерт. Сначала у меня была эйфория, я была рада, что моя задумка осуществилась, а буквально на следующий день я слетаю с одного из последних туров кастинга в один интересный проект. За последнее время у меня уже несколько раз были эти волны взлётов и падений. Часто работа обрушивается на тебя, как по закону подлости, когда ты хотел посвятить себя личной жизни. Тут приходится чем-то жертвовать. И не чем-то, а самым дорогим. К этому невозможно относится легко, ведь это твоя жизнь. Но нужно собирать волю в кулак, даже когда руки опускаются. Нужно просто действовать, закусив губу, со слезами на глазах. И тебе всё воздастся. Слезы грусти сменят слезы счастья, а на губах воссияет улыбка. Жизнь контрастна.

А.А.: Как проходит у тебя работа над ролью? Как актёр, получая роль, разбирает сценарий и анализирует роль?

Д.З.: Ну, конечно, этому учат в театральном институте, потому что не зря люди там торчат с утра до ночи четыре года. А затем эти знания интуитивно, природно складываются в какую-то систему. У каждого в свою. Это зависит от школы, в которой тебя учили. Говорят, что они все отличаются: щукинская, щепкинская, МХАТ и ГИТИС – что всё это разные вещи. Где-то больше ведется речь о школе переживания, а где-то о школе представления. Хотя, на мой взгляд, простые истины, открытые Станиславским и Михаилом Чеховым, везде одинаковы. Как я работаю над ролью? Во-первых, каждая новая роль, как я уже говорила в каком-то из других интервью, это когда ты ныряешь в абсолютно новое для себя приключение. Конечно, всё зависит от режиссёра, с которым ты работаешь. Хороших режиссёров сейчас мало. И это факт. Когда хороший режиссёр, это действительно чудо и это праздник. Он даёт тебе некие ориентиры на твоём пути. Но не факт, что ты добьёшься того, что хочет режиссёр, и того, чего ты сам хочешь от этой роли. Поэтому нужно всегда подключать чувства, интуицию, голову, смотреть разные материалы, изучать эпоху, по которой поставлен спектакль, читать книги и думать, размышлять. Конечно, это большая духовная работа и интеллектуальный труд. Во-вторых, очень много моментов тебе дают партнёры. Опять же мюзикл – это одно, театр – это другое, кино – это третье. И я могу отдельно говорить обо всём этом. Например, в театре в роли Розалинды (спектакль «Сказка Арденского леса») я ещё очень мало сделала, хочется ещё работать, репетировать, пробовать и искать. В кино происходит иначе: утвердили, дают текст, у тебя есть пара дней, чтобы его выучить. И не просто выучить, а создать образ, придумать, нарисовать того человека в своем воображении, который описан в сценарии. И только в день съёмок ты видишь партнёров, с которыми тебе существовать в кадре. Переносить все мысли из воображения на реальных людей. Конечно, роль в кино, если говорить о современных сериалах, – это что-то близкое к тебе, к твоим интересам, это – наши дни. Герои близки и по мировосприятию, и по возрасту. Если рассмотреть работу над ролью в мюзикле, то помимо всего уже сказанного, нужно еще вложиться в тайминг, так как всё выверено по времени. Был интересный эпизод на кастинге «Mamma Mia!». Когда я прочла сценарий, у меня сложилось своё ощущение персонажа Лизы. А режиссер на читках сцены на кастинге хотел, чтобы Лиза была немного глуповатой и наивной. Я отстаивала свою идею, что она просто непосредственная и взбалмошная, необязательная, у неё эмоции на первом плане, но никак не глупая и наивная. Я думала, что уже не попаду в этот мюзикл, из-за своих заявлений, но наверное, творческая команда увидела, что у меня своя позиция, что я неравнодушна и заинтересовалась этим.

А.А.: Как ты настраиваешься на спектакль?

Д.З.: Это зависит от спектакля. Есть какие-то роли лёгкие, позитивные, добрые, которые возбуждают в тебе приятные, веселые эмоции. А бывают спектакли, когда нужно очень собираться и настраиваться. Расскажу про спектакль «На дне» по пьесе М. Горького. Вот к нему я очень сильно готовилась. Атмосфера спектакля, сама по себе, как и в пьесе, очень гнетущая, темная, мрачная, вот и организм мой готовился сложно и долго. Второй акт этого спектакля начинался со сложнейшего монолога, в котором я, Даша, и моя героиня Настя сплетались. И я нервничала, переживала, плакала. И после этого нельзя выйди из театра и чувствовать себя легко, так как тебя еще не оставляет твой персонаж. Этот спектакль шёл примерно два раза в месяц, нужно было готовиться эмоционально. Партнеры по спектаклю были заслуженные артисты, нельзя было подкачать. В последней сцене моя героиня называет всех жителей ночлежки «волками». Вы представляете, сколько нужно было копать, фантазировать, разбирать мир этой девочки, чтобы это прозвучало.

А.А.: Когда я впервые увидела в театре твой портрет, мне сразу представилась очень светлая девушка. И вдруг такая роль…

Д.З.: Когда мои друзья увидели сцену с Сатиным и Бароном, они мне сказали, что никогда меня такой не видели. Это приятно услышать, и я понимаю, что роль отчасти удалась. Мне интересны такие эксперименты, хотя я очень восприимчивая.

А.А.: Как ты выходишь из образа?

Д.З.: Я старалась как-то отвлекаться, но это тяжело. Сложно, когда нет других спектаклей или дел, которые смогли бы забить это ощущение. Если у меня в голове какая-то работа, роль, я не могу отвлечься, я сижу с людьми, но я всё равно где-то там, в себе. А настройка на спектакль «Сказка Адреннского Леса» по пьесе Шекспира «Как вам это понравится?» совершенно иначе идёт. Утром в день спектакля у меня уже пробуждение с Розалиндой происходит, и я очень собранная весь день. Наверное, копится энергия, организм готовится. Роль большая, и я почти всё время нахожусь на сцене. Прохожу весь текст, потому что он стихотворный, и всегда пытаюсь найти там новые оттенки. Шекспир – значит глубина.

А.А.: А как, играя «Mamma Mia!», выйти из образа с прокатом в 31 раз в месяц?

Д.З.: 30-32 раза в месяц!

А.А.: Это невероятно! То есть ты отыграла дневной, отыграла вечерний спектакль, и у тебя есть буквально ночь, чтобы отдохнуть. Как не сойти с ума?

Д.З.: Да, есть такое. Но, во-первых, не я одна работаю в таком ритме. И не один сезон. Артист подписывает контракт, и когда он сталкивается с ежедневным прокатом, он понимает, что ему нужно как-то будоражить свой творческий потенциал.

А.А.: Всё равно же надо что-то новое и в образе, и в себе искать…

Д.З.: Самое интересное, что тебе режиссёры не дают этого делать, потому что мюзиклы надо играть так, как закрепили на репетиции, и никакой импровизации. И для драматического артиста это так тяжело, потому что в школе учат совершенно другому, каждый день это новое, ты чувствуешь себя иначе, ты вдохновился каким-то фильмом, книгой, ты другой сегодня, у тебя другие мысли. А в мюзикле тебя просят точно так же…

А.А.: Как же ты перестраивалась на это?

Д.З.: Наверное, помогала музыка и ребята в коллективе, позитив. Если бы был другой материал, то было бы иначе. Плюс, конечно, энергия от других творческих источников, фильмы, выставки, художники. Я страдала, что не могу ходить по театрам. Мне наскучивало однообразие. Мне хотелось изучать иностранный язык, как-то отвлекать себя. Я не хотела бы работать в таком режиме. К такому режиму нужно иметь природную предрасположенность. Меня спасало, что проект именно светлый, душевный. Чувствовала, что развиваюсь, занималась вокалом, танцами. Я искала какие-то плюсы.
Когда меня гримировали, я читала. В «Mamma Mia!» пять выходов и пять разных причёсок. И вот, чтобы не терять время, меня спасало это занятие.

А.А.: Даша, расскажи, как ты пришла к идеи создания собственного сольного проекта, концерта?

Д.З.: Идея к созданию концерта уходит в раннюю весну. Вертелись мысли о том, как же порадовать поклонников. Творческую встречу, просто посиделку не хотелось, и я поняла, что нужно петь. Да и поводы были. 24-й день рождения, год группы в соц.сети, да и давнишние мечты хотелось воплотить в жизнь. Летом 2010 у меня было два акустических концерта с гитаристами и скрипкой, но не сложилось из-за занятости в институте и не такой большой потребности в этом тогда. А за несколько лет и знакомые появились, и поддержка друзей и коллег, и желание было сильное. Видимо поэтому и удалось осуществить. Проба пера удалась и даже поступило предложение сделать еще один концерт в клубе “Альма матер”, но из-за пожарных проверок за неделю до назначенного мероприятия все концерты отменились. Но я была настроена решительно, дату менять было невозможно, так как к тому времени 5 музыкантов, 2 коллеги и 2 техников были в команде и специально 12 июня освободили для нашего концерта. Да и отступать не в моих принципах. В общем, в один день проблема была решена, коллеги помогли найти зал и вместо маленького камерного зала, у нас появилась большая концертная площадка! Как чудесно, что ребята согласились помочь мне, что им хватило энтузиазма загореться, предлагать свой материал, искать вместе, думать, откладывать работу, семейные дела, не быть равнодушными… Это так ценно мне.
Наш состав с марта сильно поменялся. Пианисты меня покинули, а новые золотые руки найти очень сложно. Но в этом вопросе помог мой гитарист Андрей Данилов, с которым мы очень здорово сработались и тонко чувствуем разные нюансы и говорим на одном языке. В общем, так мы нашли талантливого и чуткого клавишника, большой души человека Женю Баженова. Он только закончил консерваторию и поступает в аспирантуру, но многие гости, кто был на концерте, спрашивают: “Зачем ему еще учится? Он же и так виртуоз!” Вы понимаете, как мне повезло?! Так же было с Александром Муравьевым, контрабасистом. Его порекомендовал Иван Кисленко, обладатель духовой составляющей нашей компании – флейты. Самое интересное, что Саша тоже занят, помимо обучения в Гнесинской Академии он аккомпанирует в спектаклях Сергея Безрукова, “Вкусе черешни” театра АпАрте, мюзикле “Пробуждение Весны” в Гоголь Центре. Прочитав эти названия, очень знакомые мне, в сердце теплилась надежда, что он согласится. Я пришла на концерт отделения контрабаса, послушала цикл пьес, написанных Сашей по прочтении “Алисы в стране чудес” Льюиса Кэррола и вот так мы познакомились. Еще одна находка – это Сергей Коняев, перкуссионист, очень тонкий человек, увлекающийся испанской культурой и фламенко. Меня он покорил с первой встречи, я была безумно счастлива, когда он согласился на участие в моем концерте. И, конечно Руслан Канн и Евгений Кулик, мои коллеги по театру, мои друзья, самые настоящие друзья, которые не покидают меня, и которые загораются и творят вместе со мной. Так что 12 июня я находилась среди 7 разных ярких индивидуальностей, 7 интересных мужчин. Не знаю, останется ли такой состав в будущем и будет ли это будущее? Но, судя по некоторым разговорам и невероятно-особенной связи со многими ребятами, то оно непременно должно быть. Мне не спалось всю ночь после концерта, мне и не будет спаться дальше, если я это всё брошу, скажу вам честно… Но, как всегда в любой сценической профессии хочется чувствовать, что это кому-то нужно, тогда всё будет иметь смысл!

Беседовала Анастасия Аристова, специально для MUSECUBE

Смотрите фотоотчет автора с концерта Дарьи Зуевой здесь.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.