Елена Ханпира, кажется, может все. Она создала собственную группу, пишет песни, исполняет их, ставит спектакли почти во всех жанрах театрального искусства. Она автор либретто мюзикла «Последнее испытание» и исполнительница главной роли. Она пишет тексты, музыку и саму жизнь. Есть ли хоть что-то, неподвластное этой хрупкой на вид девушке? Как ей удается все успевать? Вот это мы и попытались выяснить у Елены перед концертом в клубе «Glastonberry», на котором она «передавала» свою роль новой актрисе.

Фэнтези-мюзикл – новшество на российской сцене. Какие причины побудили вас совместно с композитором Антоном Кругловым заняться созданием мюзикла в таком стиле? Вы сами являетесь поклонницей этого литературного жанра?

Нет, я не поклонница жанра фэнтези. Нам просто был интересен конкретный сюжет конкретного произведения. Хотя в итоге все мои крупные проекты… в жанре фэнтези. Не знаю, как так получилось!

Большинство мюзиклов в России – заимствования с зарубежной сцены, когда задача автора русского либретто – адаптировать уже имеющийся текст. Вы создавали авторские тексты с чистого листа. Как повлияла подобная степень свободы на творческий процесс?

Мы вообще делали только то, что нам нравится, поэтому мы были полностью свободны в своем творчестве. У Антона были и свои задачи, он оттачивал мастерство и за время работы над материалом очень вырос как композитор. Думаю, и я как либреттист сформировалась в ходе этой работы. Для нас это был первый опыт создания крупного проекта. И надеюсь, что он будет не последним.

На создание аудио версии мюзикла ушло более десяти лет. В работе над длительным проектом есть риск “перегореть” и забросить идею. Что заставляло вас снова и снова возвращаться к “Последнему испытанию”?

Я заметила, что в любом творческом процессе есть своеобразные волны – сначала тобой движет интерес и вдохновение, а когда вдохновение иссякает, идти вперед заставляет сила воли, и, если пережить этот момент и не сдаться, то потом вдохновение возвращается. Работа над малой формой может занять 5 минут, и перегореть, устать – не успеешь. А при создании большого произведения очень многое зависит от силы воли и самодисциплины. От банальной усидчивости. Антон в какой-то момент дал себе установку доделать эту работу и регулярно выделял какое-то количество времени только на это. Работа композитора более объемная и многозадачная, ведь это не только сочинение мелодии, это и аранжировка, запись, поиск музыкантов. Если бы Антон не поставил себе такую задачу, то мы бы никогда не закончили работу.

Мы оба были неопытными авторами и постоянно наталкивались на проблемы, которые на тот момент казались нам неразрешимыми. Безусловно, были и личные недопонимания, и творческие разногласия, ведь мы местами по-разному видели героев и линии развития сюжета. Но мы продолжали вместе идти через все трудности, при этом притираясь друг к другу. Я считаю, что принуждение в творчестве недопустимо, лично для меня метод положительного подкрепления более эффективен. Поэтому в периоды, когда вдохновение заканчивалось, я говорила себе: «Ты же хочешь это доделать и показать конечный результат? Тогда садись и делай!» А когда ты понимаешь, что то, что выходит, тебе нравится , это вдохновляет тебя делать следующий шаг и двигаться дальше. Так мы и дошли до конца этой истории.

Питеру Джексону для экранизации трилогии Толкиена понадобилось 11 часов экранного времени. Рассказать историю трехтомной фантастической саги меньше чем за 3 часа сценического времени – еще более нетривиальная задача. Какими критериями отбора сцен для сюжетной линии вы руководствовались? Что важно было донести до зрителя?

У нас был основной идейный посыл. Он в том, что человек, который боится своих чувств и отказывается от всего человеческого в себе, потому что считает это слабостью, погибает. Он обречен и никогда не станет по-настоящему сильным. Такой человек не сможет стать богом, да и человеком уже не останется. Это история про взаимоотношение со своим человеческим началом. Со страхом, с любовью. Лично для меня это было главной идеей в этой истории.

У мюзикла уже множество поклонников: сумма пожертвований в 1 миллион рублей, запланированная на краудфандинговой платформе planeta.ru на постановку обновленной версии мюзикла, превышена более чем в три раза. Ожидали ли вы столь мощную поддержку от публики? В чем, по Вашему мнению, причина такого успеха?

Мы, конечно же, не рассчитывали на такую цифру. Для нас всех это стало полной неожиданностью. Я думала, что было бы замечательно набрать полтора миллиона. Но даже наши самые смелые прогнозы в итоге превышены в два раза. Я действительно не знаю, в чем причина такого успеха. Но мне кажется, что наконец настало наше время и сейчас нам благоволит судьба. Руслан говорил мне около года назад о том, что проект, который не взлетает за три года, обречен. И это было очень печально слышать. Но мы тогда не сдались и продолжили работу. Хотя периодически Руслан и говорил, что больше не может и уходит, каждый раз он оставался и двигался дальше вместе с нами. Гастроли были настоящим испытанием, так как мы только начинали и еще не знали, кому можно доверять, как оптимально распоряжаться тем небольшим бюджетом, который у нас был, как строить отношения с прокатчиками… Полтора года мы с трудом пробивались и учились на своих ошибках. В итоге мы сделали ставку на расширение аудитории. Мы не стали останавливаться на полулюбительском качестве, мы хотели большего. И наконец вышли на тот уровень, которого хотели достичь. Поэтому, возможно, этот успех – наша награда за упорство, терпение и за то, что мы шли в правильном направлении.

В благодарность за взнос поклонники мюзикла могли выбрать подарок: от места за вип-столиком на премьере до оригинальных сценических костюмов героев постановки. Одной из самых популярных у публики акций оказались мастер-классы вокального мастерства от Елены Ханпиры. Как педагог по вокалу, что вы считаете самым важным для человека, который хочет научиться петь?

Самое важное – это желание. Серьезное желание посвятить своему голосу время и усилия, потому что это тоже самое, что тренировке в тренажерном зале: что тренируется, то развивается. И здоровая спина, потому что вокал – это работа мышц, а она во многом зависит от того, как работает наш скелет, наш опорно-двигательный аппарат. Вообще, важно чувствовать свое тело, доверять ему, слышать его. Но важнее всего, безусловно, желание и определенная эмоциональная раскованность, способность «открываться». Потому что, когда человек зажат психически, зажат и весь его мышечный аппарат.

25 февраля в Доме Журналиста будет представлен спектакль “Поезд ушел, или Ретро на чемоданах”, в основу которого положены ваши авторские песни. “Спектакль-ностальгия”, как гласит анонс. Насколько вам близко чувство ностальгии?

Ностальгия – мое любимое чувство. Я настолько люблю ностальгировать, что иногда сожалею даже о том, что есть сейчас, но скоро уйдет. Часто ощущаю это щемящее чувство. Такая ностальгия в реальном времени. Ностальгия по настоящему, как у Андрея Вознесенского.

Продолжите ли вы исполнять роль Крисании или без сожаления передадите свое детище Елене Бахтияровой и погрузитесь в другие проекты?

С одной стороны, мне, конечно же, жаль, но я отдаю роль в надежные руки достойной исполнительницы. Ну, и потом… кто знает, может быть, через какое-то время я к этой роли вернусь?

С другой стороны, сейчас у меня много проектов, в которых я хочу и могу развиваться дальше. И это утешает меня.

Расскажите, пожалуйста, об этих проектах.

Сейчас я занята одновременно четырьмя проектами. Прежде всего, это спектакль “Поезд ушел, или Ретро на чемоданах”, который я с любовью возрождаю 25 февраля в “Домжуре”. Он был показан всего два раза семь лет назад, и мы по нему очень скучали. Даже режиссер специально приедет из Карелии, чтобы помочь мне его заново поставить. Это камерный музыкальный спектакль, собранный из моих песен. В нем есть все, что я люблю: возможность сделать из каждой песни отдельный номер, романтика, доброта и нежно любимая мной эстетика 50х годов. За семь лет многое изменилось, и в конкретно этот показ войдут несколько новых песен. Прозвучит и недавно написанная мной песня «Возвращение», которая, как я вижу, очень “цепляет” всех, кто ее слышал; она включена в спектакль, потому что действие происходит в послевоенные годы. Спектакль рассказывает про молодых людей, рожденных во время войны, которые с некоторым идеализмом смотрят в будущее, но у них за спиной страшное прошлое. Это хорошие советские ребята, спектакль — про чистые отношения, в нем есть музыка, танцы, комедия, драма и, конечно, дружба и любовь!

Второй проект – это мое участие в мюзикле «Три мушкетера» творческой группы Fellowship, где я буду исполнять роль Миледи. И это очень интересная для меня роль, ведь характер и судьба этой женщины очень необычны. Это не совсем та Миледи, о которой писал Дюма, этой женщине сочувствуешь. Она – жертва, которая сама стала злодейкой.

Также сейчас в работе и рок-опера «Атлантида». Это история о высшей расе людей, которая приходит к своему падению. Мы с моим соавтором Дмитрием Годкиным взяли за основу «сказание о Нуменоре» Дж.Р.Р.Толкина, который, в свою очередь, опирался на платоновский миф об Атлантиде. Получается очень интересно. Недавно я прочитала книгу о том, как правильно писать сценарии, которую мне рекомендовал Руслан, и поняла, что у нас уже все есть. Наш сценарий соответствует всем рекомендациям, нужно только совсем немного его доделать, а также дописать тексты и музыку. Судьба свела меня с замечательным питерским композитором Игорем Лисовым. Скоро я поеду к нему, и мы запремся в студии, чтобы писать новые песни. Сейчас готова почти половина первого действия, написано несколько музыкальных тем и текстов. Мне очень интересна эта работа, потому что это история об отношениях человека со смертью. Отчасти, мы затронули эту тему в «Последнем испытании». Для Рейстлина потеря матери стала сильнейшей эмоциональной травмой, которая породила страх и желание защититься от смерти, трансформировавшиеся со временем в стремление к абсолютному могуществу. В «Атлантиде» речь пойдет о том, что целый народ заболел страхом смерти, и этим воспользовался дьявол, искушая все больше людей. Главный герой же хочет спасти свою родину. А вот получится ли у него это, я пока говорить не буду.

И впереди маячит работа над оперой “Гондолин” — это наш очередной проект с Антоном Кругловым и тоже по Толкину. Там непаханое поле для работы. Так что ближайших творческих планов хватит на несколько лет!

Ирина Никифорова специально для Musecube

Благодарим за помощь в подготовке интервью Варвару Трошагину, Татьяну Лупанову и Татьяну Иванченко

Фотографии Варвары Трошагиной, Марины Тарасовой и Марины Бакариновой

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.