На днях в столичном ресторане Backstage состоялась закрытая вечеринка, на которой певец Emin представил свой новый альбом и дал порталу Musecube эксклюзивное интервью.
Певец – о новом альбоме, своей индивидуальности, экспериментах, Григории Лепсе и творческом развитии.

Эмин, Ваш новый альбом «На краю» — седьмой по счету. Чем он отличается от предыдущих?

Самым главным – тем, что он русскоязычный. За спиной уже шесть альбомов, но такой опыт у меня впервые. Композиции на пластинке являются оригинальными, практически все из них написаны мной. В трек-лист вошли 12 песен – «Амор», «На краю», «Звезды над Москвой», «Сон был не про нас», «Ангел Бес», «Не ищи меня», «Я лучше всех живу», «Ты не одна», «Сердце бьется», «В сентябре», «Лепестки опавших роз». Также на альбоме есть кавер-версия композиции «Синяя вечность» из репертуара Муслима Магомаева — артиста, к которому наша семья всегда испытывала особое уважение.

Почему изначально для творчества был выбран именно английский язык?

Я много лет прожил за рубежом. Первые мои музыкальные опыты заключались в том, что я занимался переводом англоязычных песен. Лет в 17 записал свой первый альбом, который канул в Лету. Через несколько лет, будучи уже в России, я решил вернуться к музыке. Здесь мне хотелось чем-то отличаться от русскоязычных исполнителей. И мне это удалось – песни на английском стали популярными не только у нас в стране, но и за рубежом. Поэтому с уверенностью могу сказать: имея только англоязычный репертуар, тоже можно состояться. Ведь год назад у меня не было песен на русском, а я собираю полные залы на сольных концертах, меня приглашают на телевидение и радиостанции. Но все чаще стали возникать вопросы о русскоязычных песнях. Тогда я перевел несколько своих композиций – так появились «Сердце бьется», «Амор» и «Лепестки опавших роз». Однако была в этом какая-то искусственность, в них отсутствовал русский дух. Я решил подойти к этому ответственно – сел и сочинил русские песни, как говорится, с чистого листа. Мне кажется, у меня получилось. Такой вот новый Эмин!

А на каком языке Вам удобнее петь?

Мне легче петь на английском. Но сейчас, выступая с русскоязычными композициями в Москве, Питере, Киеве, Баку, я понимаю, что реакция у публики совершенно другая. Они понимают, о чем я пою. Это нас сближает. Поэтому я планирую продолжить сочинять на русском.

Однажды Вы сказали, что между самодеятельностью и профессиональным творчеством огромное расстояние. В какой момент Вам стало понятно, что «самодеятельность» уступила место профессионализму?

Это произошло, когда я вышел на сцену, чтобы представить свой первый альбом. Я почувствовал, что мои авторские песни нравятся публике. Получив отклик, я понял: надо продолжать.

Можете ли Вы сейчас назвать себя профессионалом?

Конечно! Занимаюсь творчеством уже более 15 лет, причем каждый день. Если бы я не стал за это время профессионалом, то какой же из меня музыкант?

В 2011 году Вы начали сотрудничать с европейской звукозаписывающей студией «EMI Music Germany». В этом году записывали новый альбом в США. Почему предпочитаете работать заграницей?

Там можно получить другой профессиональный опыт – тот, который поможет звучать в формате зарубежных радиостанций. Например, в России мой альбом аранжирует Александр Коновалов. Мне очень нравится то, что он делает. Песня «Amor» в его аранжировке, но на английском языке войдет в мою зарубежную пластинку. Им эта аранжировка нравится больше, нежели то, что было сделано американцами. Видите, попадание не всегда бывает точным. Поэтому важно не бояться экспериментировать.

По инициативе кинорежиссера Дэвида Линча Вы были номинированы на престижную премию Грэмми. А сами стремитесь к высоким наградам?

Я стремлюсь к хорошим песням. Если они будут сопровождаться наградами, то буду только рад. У меня одна цель – сочинять такие песни, которые будут нравиться и мне, и моим слушателям.

С кем из российских исполнителей Вам хотелось бы поработать?

Со многими, но пока мы вместе только сочиняем. Например, с Ириной Дубцовой у нас есть песня «Ангел Бес» — она сочинила стихи, а я музыку. Эту композицию мы исполнили дуэтом в Юрмале. Кроме того, я восхищен творчеством Григория Лепса. Год назад он пришел ко мне на концерт и после выступления сказал: «Почему ты поешь на английском? Никто ведь не понимает! Тебя слушает русскоязычная аудитория, поэтому глупо не петь на русском». Можно сказать, что он-то и сподвиг меня на создание этого альбома.

Не хотели бы спеть с ним дуэтом?

Чтобы петь с Григорием Лепсом, надо к этому прийти. Стать достойным, чтобы стоять с ним на одной сцене. А сейчас мы выступаем в разных «весовых категориях», поскольку на сегодняшний день он — самый состоявшийся артист в нашей стране. Если я предложу ему спеть дуэтом, то, возможно, он не откажется – мы ведь дружим. Но я сам понимаю, что должен пройти не один год моего творческого развития, прежде чем я вообще посмею так замахнуться.

Режиссер Федор Бондарчук однажды заметил, что сейчас мир страдает отсутствием индивидуальности. Как Эмину удается сохранять свою?

Конечно, стилист может предложить музыканту надеть красный пиджак, режиссер – сделать make up, а продюсер – странно двигаться в клипе. Я готов прислушиваться к мнению профессионалов. Но только в том случае, если это будет созвучно с моим собственным мировоззрением. Сценического образа как такового у меня нет – в повседневной жизни я такой же, как и на сцене. Например, в джинсах и пиджаке могу появиться как в клубе, так и на работе. Поэтому со мной всё просто (смеется)!

Ольга Абакумова, специально для Musecube.

Фото — Елизавета Королева

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.