Шоукейс трех артистов «Dewar’s Powerhouse» состоялся в клубе лейбла 11 сентября. Первыми играли «Искандер и Саломея», последними – «Синекдоха Монток». Когда музыканты «Синекдохи» вышли на сцену, я отыскал в гримерке участников «HIK», выступавших вторыми. В блокноте – вопросы. С чего начался путь группы? Почему ее приютил «Powerhouse»? Как «HIK» пришли к звучанию первого альбома, который был тепло принят Colta.ru, и участники каких известных российских команд помогали коллективу в его записи? Об этом рассказали вокалистка группы Саша Виноградова, гитарист Юра Чурчхелов и басист Артём Беркаль. hik

Артём Беркаль (о доносящейся из зала музыке): Чёрт, они суперкрутые!

Вы, по-моему, нигде не говорили. Что значит «HIK»? Откуда это пришло?

Юрий Чурчхелов: «Hik» на разных языках означает разные вещи. На нидерландском – это «икота», по-моему.

Александра Виноградова: И на датском. А на исландском – «колебание».

Юрий: На самом деле сначала пришел этот звук, а потом мы стали искать, что это значит.

Александра: И нашли, и подумали, что колебание – это здорово (смеется).

Юра пришел в “HIK” из “Jahroom”?

Александра: Нет! Было так. Можно я расскажу? У меня были песни, и я однажды их в Карелии играла и пела в походе. И мой знакомый из Питера – а он музыкант – услышал их и сказал: «Слушай, тебе надо где-нибудь их сыграть. Клевые песни!» И потом уже это забылось, и, может быть, через полгода он приехал с концертом в Москву и позвал меня. А его группа играет лоу-фай…

Юрий: …Они играют лоу-фай, адский такой психодел. Я такого нигде больше не слышал…

Александра: …А я – со своими песенками под гитару, и он говорит: давай ты нас разбавишь! И мне не хотелось выступать одной, и я позвала Юру, потому что знала, что он играет на гитаре.

Юрий: И она мне звонит и говорит: «Юра, ты мне можешь в одной песне подыграть?» Я говорю: Почему в одной? Давай я тебе во всех песнях подыграю. А мы уже были друзьями. Это был 2012-й.

А как в группу пришел Артём Беркаль?hik1

Артём: Я был знаком изначально со звукорежиссером «Powerhouse» Пашей. И мне Паша сказал: «Смотри, есть группа. Интересная музыка, в твоем духе. Хочешь, познакомлю?» Я говорю: да, давай, класс! Почему нет?

Юрий: А мы тогда альбом писали. И изначально хотели, чтобы я весь бас прописывал. Но потом поняли, что я, может быть, и умею на басу играть, но лучше, чтобы это был еще один человек. Тем более нам в любом случае нужно было выступать с этой программой.

Как вы попали на «Dewar’s Powerhouse»?

Юрий: Мы давно знакомы с Алиной Голубевой, она в «Powerhouse» арт-директор, занимается привозом артистов, организацией концертов. Она нас увидела – мы играли в Парке Горького. Мы раньше выступали просто вдвоем…

Александра: …А еще был аккордеонист!

Юрий: Электрогитара, акустика и аккордеон. Это было коряво, ужасно просто!

Александра: Но почему-то многим нравилось!

Юрий: И Алина увидела все это безобразие и пригласила нас.

Александра: А «Powerhouse» тогда еще не был таким известным. Было самое-самое начало. И мы не знали, что это будет прям такое!

А в чем заключаются преимущества для подписанных на лейбл музыкантов?

Александра:
Ни в чем (смеется).

Подходят двое мужчин с фотоаппаратом на штативе и просят разрешения проинтервьюировать «HIK». Мы объясняем, что «HIK» как раз сейчас дают другое интервью. «Великодушно извиняемся», – говорят мужчины и обещают подождать. Мы продолжаем.

Александра: Если бы не «Powerhouse», нам бы вообще никто не устраивал концерты потому, что после первого альбома о нас никто не знал.hik2

Можно перейти к более отвлеченным вопросам. Как вы пришли к звучанию первого альбома?

Александра: Интуитивно. Мы просто не понимали, как это будет звучать, до прихода в студию.

Юрий: Методом экспериментов. Были песни, которые Саша сочинила под гитару, а я сочинил сверху свои гитарные партии. Разве что где-то регармонизировал их. Есть такие вещи, как «Round» – Сашина песня – которые мы очень сильно переделали. Есть песни, которые придумывал я: рифф «In Your Eyes», например, или «Поезд». То есть, было два варианта: либо я играл поверх Сашиных песен, либо она пела под мои риффы.

Юра, все-таки я видел тебя в «Jahroom»…

Юрий: Да играл, играл я в «Jahroom». Сначала я был в «HIK», потом мы с Сашей поссорились, я ушел. Играл в «Jahroom» какое-то время, но вернулся в «HIK». «Jahroom» – классные ребята, я их обожаю – но они жуткие раздолбаи (смеется).

Значит, вы дружите с московскими командами?

Александра: С «Синекдохой Монток»!

Юрий: Я вот с Расселом из «Jahroom», из «Спасибо» общаюсь. С «Lucidvox». Из «Краснознаменной дивизии» барабанщик Лёша два трека записывал на нашем альбоме – «Поезд» и «In Your Eyes».

Александра: А я немного подружилась с «Наадей», хотя у нас никаких музыкальных дел нет. Но мы иногда переписываемся.

Каких русскоязычных музыкантов вы советуете послушать?

Александра: Галю Чикис! Сначала я побывала на ее концерте, а потом послушала все, что у нее есть, – такое редко бывает. Она – ведьма. Она удивительно умеет преобразовывать текст в музыку. Сам текст становится музыкой. А еще «Мох» из Беларуси. Это такие психоделические сказки с кучей непонятных звуков. Помните, был эксперимент, когда шизофреники что-то рассказывали на диктофон. И вроде бы, грамматически все построено правильно, но выходит полная белиберда. Вроде: я родился на улице Герцена, в универмаге номер один. У «Мха» примерно такие песни, но при этом они что-то значат – совершенно точно. И человек, который бывал в каких-то интересных состояниях ума, скорее всего догадается об этом.

Беседовал Стёпа Ботарёв, специально для musecube

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.