Музыканты – люди публичные: всегда на виду. А как насчет менеджмента, играющего немаловажную роль в успехе музыкальных коллективов? Ксения Зацепина, работающая с известными российскими немейнстримовыми рок-группами,  недавно сделала неожиданное заявление об уходе с поста PR-менеджера группы Louna. Musecube решил узнать причины этого решения.

–  Ты окончила Московский Архитектурный Институт по специальности «Архитектор», а также МГУКИ по профессии «Специалист по связям с общественностью». Откуда такой контраст?

– Родители настояли, чтобы я училась на архитектора, за что я им сейчас могу сказать большое спасибо. Ведь творческое образование – это другой способ мышления, который дает тебе базу для всего остального.  Я рисовала с 5-6 лет, и после 9 класса, когда передо мной возник вопрос «а куда дальше?», родители посоветовали мне архитектурный колледж. Меня затянуло, но это очень тяжелая профессия, не подходящая для девушки. Ты должен не только творить, ты должен знать мельчайшие подробности, расчеты, делать массу чертежей, знать физику и математику.  Я поняла, что архитектура – это не мое на 3 курсе. Параллельно я попала в театральный кружок творческой студии этого колледжа. Я пропадала на репетициях спектаклей по несколько часов в день. Это время мне дало очень многое и, в первую очередь, понимание работы в команде. Мне доверили шефство над первыми курсами. В итоге, к концу своего обучения я сдавала диплом и одновременно 2 спектакля. В тот момент я поняла, что архитектура как-то отошла на второй план, стала тяготить. А если тяготит, значит это не мое, потому что всегда нужно заниматься тем, что приносит тебе радость и положительные эмоции. Лучше не бояться все бросить, не тратить время зря. Но бросить не получилось: высшее образование очень важно в нашей стране, где пока еще много осталось от СССР. И вот, после окончания я решила поступать в театральный институт, куда меня благополучно не взяли. Я до сих пор считаю это главной удачей в своей жизни, потому что всё могло сложиться по-другому, я могла бы быть совершенно не здесь и общаться совсем с другими людьми.  А после получения диплома МАРХИ я поступила в МГУКИ: решила, что не помешает освоить и профессию «специалист по связям с общественностью».

– Ты в музыкальной среде с 2006-го года. Что ты помнишь с того времени? Как изменилась жизнь после первого концерта?

– Все произошло случайно. Не смотря на то, что это было время серьезного подъема альтернативной музыки, я в то время слушала совсем другую музыку. В колледже я познакомилась с альтернативной группой, у нас образовалась общая тусовка. Ребята выступали, а я вместе с ними ездила по меленьким полуподвальным клубам города. Именно на их концерте я познакомилась с девушкой Аней, начинающим фотографом (Прим.: сейчас Анна Ульянова один из лучших концертных фотографов). Мы обменялись контактами, сдружились. Она устроилась работать на музыкальный портал и пригласила меня  в апреле на концерт некой группы Слот в клуб «Tabula Rasa». Мы стояли в первом ряду, была нереальная давка, думали, что нам сломают ребра. Я вышла под огромным впечатлением. С тех пор года 2 ходила на разные концерты, писала отчеты, рецензии на диски, брала интервью. Это было здоровское время: расцвет альтернативной музыки, доступность ее для масс. В то время A-ONE еще гордо назывался альтернативным, рок-каналом, проходили замечательные RAMPы,  создавалась индустрия под эту музыку, крупные лейблы обратили внимание на эту нишу. Единственное о чем я жалею, что я упустила атмосферу RAMPов и A-ONE 2006-2008 годов, для полного понимания картины. Я могу только смотреть видео о том, как это было круто. Но результаты прироста аудитории и интереса к року даже того же A-ONE, который я застала в 2010-2011 годах,  впечатляли.

– В 2007-м году ты стала пиар-менеджером группы Dostup Zакрыт. Как ты познакомилась с ними? Расскажи поподробнее историю с группой Korn?

– Редактор интернет-портала, на котором я работала, поручил мне взять интервью у группы, у которой скоро должен был выходить новый альбом. Я приехала к DZ на базу, послушала материал, который мне очень понравился. Их музыка походила на Korn, а я к тому моменту почти каждый день слушала «Blind» в своих наушниках. Я написала, как мне казалось, хорошее интервью, мы отлично пообщались с ребятами и…расстались. Через несколько месяцев мне позвонил гитарист и предложил поработать в качестве пиарщика. Я решила попробовать. Мы выступали, съездили даже в тур по каким-то городам, поучаствовали в передаче на A-ONE, но вывести коллектив на нормальный уровень не получалось. А я этого, конечно же, хотела: если ты берешься за что-то, тебе хочется всё сделать на «отлично». Я была крайне расстроена,  в какой-то момент мне действительно начало казаться, что это, наверное, не мое, и я собиралась уже идти работать архитектором в офис и навсегда оставить попытки чего-то добиться на поприще работы с артистами.

Летом 2008-го года мы узнали, что в Москву едет выступать группа Korn. Мы договорились с концертным агентством TCI о выступлении на разогреве. Концерт был сумасшедший: я получила огромное количество бесценного опыта всего за каких-то полдня. Работать с TCI было тяжело: за 3 дня до концерта мы узнали, что группа разогрева должна иметь свой аппарат – напольные мониторы, подзвучку, барабаны, микшерный пульт и т.п.  Мне удалось сделать невозможное (я до сих пор спрашиваю себя: «как?») – договориться с одной известной студией  в Москве о предоставлении техники. Сама обстановка за кулисами  напоминала дурдом: нам совершенно ничего не разрешали и категорически никуда не пускали. Таким образом, я случайно вломилась в гримерку Korn, когда мне нужно было выйти через лестницу с их стороны на улицу. На самом выступлении Korn нас выгнали из-за кулис, но на последней песне мы пробрались туда снова: Fieldy доигрывал кавер на Pink Floyd «Another brick in the wall», стоя в метре от нас, до его бас-гитары я могла дотянуться рукой. А после концерта из гримерки вышел гитарист Munky, поблагодарил нас за разогрев, похвалил меня и подарил бутылку французского вина: «Ты круто работаешь: мы видели, как ты тут носилась, когда тебе ничего не разрешали. В мире мало женщин-менеджеров, а у тебя отлично выходит. Не сворачивай с этого пути.  Упорство – главный ключ к успеху».  Я чуть не разрыдалась: он сказал такие слова, которые позволили мне снова поверить в себя. В этом году на разогреве Korn в Питере была Stigmata, я не могла оставаться в стороне от этого события. Примчавшись в северную столицу, чтобы поддержать своих парней из Stigmata, я после концерта поблагодарила Munky за те важные слова в 2008-м, а он взял мою руку, посмотрел мне в глаза и сказал: «Спасибо, что помнишь это». Верьте в сказку, друзья  – чудеса случаются.

– В 2009-м году ты стала директором группы IFK. Как все организовалось?

– У нас были общие друзья. Мне позвонил барабанщик группы Петр Жаворонков и предложил работу менеджера. Все как-то завертелось. Они в тот момент уже были в состоянии полураспада, но выступать, собирать залы еще хотелось. С IFK началась жесткая работа: меня встряхнули, научили прямолинейности, воспитали силу духа. И не смотря на то, что сейчас группа в творческом отпуске, я до сих пор являюсь их директором и горжусь этим. Именно с них началось мое понимание этой индустрии как медиа-бизнесса: что такое менеджмент группы, чем занимается директор, чем занимается тур-менеджер, как организовывать концерты, что такое райдер, как строить работу со СМИ и т.д. Самым запоминающимся моментом в этом периоде была организация 15-летия IFK. Мы решили  пригласить молодых альтернативных и рок-музыкантов и старых участников и друзей группы сыграть легендарные песни IFK. На мне было всё: от коммуникации с приглашенными артистами до расклейки стикеров и афиш, рекламы в интернете. Это был классный праздник – клуб XO трещал по швам. Виталик и Лу из Tracktor Bowling пели отличный трек «2 – 1», причем это был первый и единственный раз, наверное, когда Вит вышел на сцену без бас-гитары в принципе.

– Так ты и познакомилась с группой Tracktor Bowling! Как и когда началось сотрудничество?

– Я до этого мало что знала о Tracktor Bowling и, уж тем более, не думала, что буду с ними работать. Через 2 недели после 15-летия IFK мне позвонил Вит и сделал предложение стать пиарщиком TB в связи с выходом нового альбома. Параллельно он попросил помочь  с распространением музыки нового малоизвестного проекта (речь как раз шла о Louna). И заодно пригласил на предновогоднюю акустику «Тракторов». Когда я пришла на их концерт, меня сразу познакомили с директором группы Антоном Дьяченко, а также с менеджером компании «Союз», которая как раз должна была выпускать альбом. Таким образом, я аккуратненько «вплыла» в коллектив Tracktor Bowling, и началась реальная работа. А Louna развивалась параллельно. Я помогала то в одном, то в другом, и потихоньку группа встала на рельсы, коллективом и творчеством Louna начало интересоваться все больше и больше людей, начались гастроли, случился выпуск дебютного альбома и т.п.

 – Кроме всего этого ты еще работала с группой Stigmata, на телеканале AONE. Как ты успевала?

– Не спала! (смеется) Было очень тяжело: спала по 4 часа в течение  примерно полугода. Я уволилась с работы и сосредоточила свое внимание на коллективах TRB и IFK, когда поняла, что больше в таком темпе не протяну. Позже познакомилась с продюсерами отдела специальных проектов телеканала A-ONE Лешей Карповым и Димой Петровым. Они  пригласили меня поработать администратором на программе «Парный Прогон». Я, естественно, согласилась: телевидение, съемки, камеры – все это было мне тоже очень и очень интересно. Кроме того, имея отношение к A-ONE изнутри, я могла видеть, что происходит с альтернативой музыкой в целом, своевременно получать новую информацию, быстро коммуникацировать с редакторами канала по делам групп. Потом мы снимали вместе с Петровым и Карповым сериал для телеканала 2×2, провели молодежный конкурс от компании SONY для начинающих музыкантов… Леша и Дима – мировые люди, до конца шли за рок и альтернативную музыку, поддерживали все движение изнутри, сколько могли. Мы были в числе тех, кто видел, как снимают фотографии артистов со стены славы A-ONE. Никогда не забуду этот момент. Было тяжело и обидно наблюдать падение оплота рок-музыки в масс-медиа. Но я верю, что развитие всегда идет волнообразно, и там, где есть спад, обязательно будет подъем.

– Наверное, поэтому ты устроилась работать на радио? Как получилось то, что ты от немейнстримовой музыки перешла на мейнстримовое радио?

– Во время работы в клубе MILK у меня был узкий спектр деятельности. Мне стало тесно в этих рамках. Радио привлекало меня всегда. Когда Louna попала на «НАШЕ Радио», я стала много общаться с радийщиками: ди-джеями, программным директором, продюсером, редакторами, корреспондентами. Устроиться на радио без связей тяжело. Я случайно увидела вакансию в одной из групп Вконтакте, отправила резюме, и меня взяли. На радио своя атмосфера, это сплошная музыка со всех сторон, притягивающая магия. И наличие этой магии зависит от тех людей, которые в этой сфере работают.  Я нашла здесь то, чего мне всегда не хватало – творческой свободы: если у тебя есть действительно хорошая идея, то докажи ее актуальность и получи финансирование на ее осуществление. Почему мейнстрим? А я не выбирала, так получилось. И потом, меня всегда интересовало все новое. Не стоит категорично относиться к шоу-бизнесу. Везде и во всем можно найти то, что тебе обязательно понравится, в чем можно покопаться и перенять опыт. Это другой уровень контактов, профессионализма.

– Сейчас всех интересует один вопрос: почему же ты решила покинуть пост пиар-менеджера группы Louna? Почему не оставила коллектив Tracktor Bowling, находящийся в творческом отпуске, или более неформатных Stigmata?

– Группа Louna сейчас находиться на подъеме. В ближайшие несколько лет коллектив ждет еще больший успех. И я знаю, что все будет хорошо: забитые до отказа залы,  успешные гастрольные туры с хорошими сборами. У них есть для этого отличный материал, запоминающийся яркий образ, талантливый директор, душевное, доброе отношение к своим фанатам, что немаловажно. Если дальше правильно  построить промо-работу и серьезно заняться контактами с крупными изданиями, то взлет будет еще ярче.

У других коллективов, с которыми я работаю, не все так уж хорошо. Если я оставлю Louna, то на 90% я уверена, что все будет нормально. Если я оставлю Stigmata, то не могу дать себе аналогичный ответ. У Louna есть мощная поддержка со стороны «НАШЕго Радио», которое знакомит своих слушателей с творчеством группы. У Stigmata и Tracktor Bowling такой поддержки нет. Прибавьте к этому глобальные проблемы с CD-индустрией, отсутствие федеральных музыкальных телеканалов. И непонятно, где найти эту поддержку, а ведь эти коллективы заслуживают внимания, заслуживают быть услышанными. Это крайне талантливая музыка, сделанная с большой душой и обладающая огромным потенциалом. Мне интересно пытаться донести это до масс. А в случае с Louna для меня этот этап больше похож на пройденный. Это мой сознательный выбор – поддержать индустрию в целом, а не действовать эгоистично.

– Какие планы на будущее, помимо работы с оставшимися группами?

– В нашей нише сейчас есть определенное количество менеджмента, всех этих специалистов можно пересчитать буквально по пальцам. А что будет лет через пять, если мне, допустим, совершенно будет не до музыки? А где кто-то, кто встанет на мое место? Становится немножко страшно. Не хочется, чтобы это дело затухло. Артист не может двигаться вперед без менеджмента, он должен записывать альбомы, выступать с концертами, участвовать в фотосессиях, давать интервью – быть именно артистом и музыкантом. Менеджеры  занимаются готовым продуктом и делают все, чтобы артист был популярен, чтобы материал дошел до слушателя. Поэтому я подумываю о проведении мастер-класса. Хочу привлечь туда Ирину Минакову, которая вела все пресс-конференции на фестивале KUBANA последние годы и много лет работала продюсером программы «Zвездо4ат» на A-ONE, а также своего коллегу Антона Дьяченко, который  впервые на международной музыкальной выставке «NAMM MusicMesse Russia 2012» читал лекцию о работе именно с немейнстримовой музыкой. Мы хотим найти молодых людей, которым было бы интересно работать в этой сфере. Когда я начинала, мне никто не помогал, а сейчас, когда у меня есть такая возможность, почему бы не помочь другим  быстрее втянуться, адаптироваться, вникнуть? Нам нужны новые люди, нам хочется, чтобы они здесь были. Пусть они чего-то не понимают, чего-то не умеют, но я тоже так начинала. Эта мысль засела у меня в голове  и не отпустит меня, пока я ее не осуществлю. Сделать мастер-класс – непростая задача: я не преподаватель, требуется много свободного времени, чтобы все организовать. Надеюсь, что к весне мы сможем осуществить эту идею.

– А пока мастер-класс еще в планах, что бы ты хотела сказать, передать людям?

–  Вам кажется, что вы не справитесь, что у вас нет опыта, что вы не подходите для этой работы? Это всего лишь проблески страха. Попробуйте собрать свои силы в кулак, и вы увидите, какие горизонты откроются перед вами. Каждый человек имеет внутреннюю смелость, решимость – надо только вытащить ее наружу. Ведь храбрый и смелый – это не тот, кто не боится и никогда не сомневается в своих решениях, а тот, кто, сомневаясь и боясь, все равно делает шаг вперед.

Беседовала Юлия Домрачева, специально для MUSECUBE

Фотографировал Герман Соломов

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.