О мюзиклах писать довольно трудно. Потому что в России приживаются они сложно, отношение к ним скептическое, большинство мнений сводится к тому, что это что-то второсортное в музыкальном искусстве. И порой мюзикл, ставящийся на площадках России, не спасает привлечение громких имен и создание скандальной атмосферы вокруг. Но настоящие профессионалы в музыке не сдаются и продолжают творить в этом направлении. Оттачивая мастерство, учитывая ошибки предшественников, ориентирующихся на западные образцы. И создают свое, неповторимое музыкальное действо. Вчера состоялась премьера нового мюзикла «Голубая камея» от Кима Брейтбурга и Карена Кавалеряна.

Имя Брейтбурга вам знакомо по группе «Диалог», дискография которой насчитывает семь альбомов, один из них написан совместно с Константином Меладзе. А так же по многочисленным хитам, написанным для многих звезд российской эстрады, включая даже знаменитую «Голубую луну» Николая Трубача и Бориса Моисеева. А поколению 80-х достаточно хорошо известно имя Карена Кавалеряна, автора текстов многих любимых песен. Один «Старый отель» в исполнении Жанны Агузаровой и группы «Браво» — чего только стоит! А в арсенале у Карена — «Бродяга» группы «Бригада С» и «Ночное рандеву» группы «Рок-ателье», «Замок из дождя» Владимира Преснякова и «Never let you go» Билана, «Московское время» Аллы Пугачевой и «Shady Lady» Ани Лорак, гимны Сочинской олимпиады 2014 года и «Зажигай» участников программы «Народный артист».

Сегодня Карен Кавалерян в гостях у Musecube — рассказывает о новом мюзикле, делится творческими планами и рассуждает о шлягерах.

— Какая история легла в основу мюзикла?

Карен Кавалерян: «Голубая камея» — украшение, которое носит главная героиня, и которое является «движком» сюжета. Именно камея счастливым образом спасает героев в безвыходной, казалось бы, ситуации. В качестве иллюстрации позволю себе процитировать фрагмент из одноименной арии, которая звучит в финале мюзикла, это дуэт главных героев — «…и когда скажешь ты, что давно / всё за нас навсегда решено, / светом новой надежды в ночи заблестит, сердце грея / голубая камея…» Вариантов названий было несколько, но сейчас о них, наверное, уже нет смысла вспоминать. «Голубая камея» — это наше с Кимом Брейтбургом название, которое существовало с самого начала работы. Различные люди, так или иначе причастные к постановке, предлагали свои варианты, но все они оказались неконкурентоспособными. В основу мюзикла положена история княжны Таракановой, о которой написано немало, в том числе и художественной литературы. Достаточно вспомнить известную пьесу Леонида Зорина «Царская охота» и повесть Григория Данилевского «Княжна Тараканова». Наш сюжет делает небольшой, хоть и существенный вираж в финале, но его основа — исторический материал. В то же время, мне не хотелось следовать каноническим представлениям о печальной судьбе главной героини, которым, к слову сказать, на самом деле нет никаких исторических доказательств. В течение работы либретто кардинальным образом не менялось — мы с Кимом с самого начала для себя решили сделать хэппи-энд. Отчасти оттого, что мы оба концептуально предпочитаем негативу позитив, отчасти от того, что и без того в окружающем нас мире достаточно трагического. Нам хотелось, чтобы зрители уходили из зала, преисполненные надежд на лучшее. Это не отменяет, конечно, драматических испытаний, через которые предстоит пройти героям, но повторюсь, в финале все кончается хорошо.

— Как Вы сами оцениваете свою работу над мюзиклом?

Карен Кавалерян: Я очень доволен и тем, что сделал лично я, и еще больше доволен музыкальной частью — Ким, конечно, большой мастер. И мелодии, и аранжировки, и саунд — сделаны гроссмейстерски. Отдельная часть работы — вокальное исполнение. Здесь я снимаю шляпу перед Валерией Брейтбург — педагогом Гнесинского института и вокальным продюсером телевизионного проекта «Народный артист». Она подготовила, в общем то, не привыкших к настоящей вокальной нагрузке драматических артистов и к записи, и к работе на сцене — ведь весь спектакль поется вживую. Вообще, подготовкой спектакля занимались настоящие звезды — хореографию ставил Николай Андросов, костюмы и сценографиею взяла на себя Алла Коженкова. Для тех, кто интересуется театром, это большие имена.

— Ставили ли Вы какие-то известные работы себе в пример, фаворитов, на которых равнялись?

Карен Кавалерян: Ни на какие известные работы мы не равнялись — просто держали их в уме, как примеры высшего пилотажа — и в смысле художественном, и коммерческом.

— Как Вы относитесь к критике в свой адрес?

Карен Кавалерян: К критике я отношусь равнодушно — знаю, это не совсем по писательски, но тем не менее так уж обстоят дела. Так всегда было, так есть, и надеюсь, будет. Я сам себя «прессую» покруче любого критика, а лучше меня мои «болячки» не знает никто. Все, что я читал, например, в свой адрес после выхода на экраны «Возвращения мушкетеров», меня только забавляло. Особенно когда какой-то умник в толстой и важной газете что-то съязвил по поводу рифм, а эту тему подхватили все остальные. Но если легкомысленные рифмы — мой самый тяжкий грех, я готов грешить подобным образом всю оставшуюся жизнь. Недопонимания зрителей я тоже не боюсь, потому что это не тот случай — там нечего не понимать. Мюзикл написан простым и ясным языком — имею ввиду и тексты, и музыку. Единственное, чего нам хотелось — чтобы зрителю все это было комфортно слушать. У нас нет ни одной радикальной арии, «закрученной» темы — все доступно для человека даже с самым минимальным уровнем подготовки, вне зависимости от возраста и пола.

— Принимали ли Вы участие в актерском подборе?

Карен Кавалерян: Кастинг проводили Ким и Валерия — во-первых, я им полностью доверяю, а во-вторых, я не люблю заниматься не своим делом. Мне лучше удается разбираться со словами, чем с нотами. А сидеть на кастинге, интересничать и надувать щеки, чтобы произвести впечатление на молодых актрис — не мой стиль езды.

— Почему премьера намечена в Уфе, когда жители столицы смогут увидеть «Голубую камею»?

Карен Кавалерян: Уфа возникла стихийно — главный режиссер театра вышел на Брейтбурга с предложением написать музыку к спектаклю, который они там собирались ставить. Но Киму не понравился сюжет, и он предложил нашу работу. На том и порешили. В следующем году «Голубую камею» будут ставить еще в трех российских городах-милионниках. В каких именно — пока умолчу, чтоб не сглазить. Насчет Москвы еще не совсем ясно — нам этого очень хочется, но не все в наших силах. К тому же вмешался кризис — театрам прилично урезали бюджеты, а поставить мюзикл — дорогое удовольствие. Мы ведем переговоры сразу с несколькими театрами. Поживем — увидим.

— Будет ли работа над другими мюзиклами в будущем в Вашем авторстве?

Карен Кавалерян: Очень надеюсь, что мюзиклы еще будут, и не раз. Уже сейчас мы с Кимом дописываем еще один, кроме того, параллельно я пишу либретто к третьему мюзиклу. Честно говоря, шоу-бизнес меня окончательно достал. В конце концов, сколько можно заниматься написанием эстрадных шлягеров? Все это уже стало мне напоминать «день сурка». Кроме того, театральная работа — совсем другого интеллектуального уровня, да и культурный багаж театрального люда, мягко говоря, заметно отличается от эстрадной публики. Театральные артисты хоть книжки читают.

К сожалению, авторский коллектив «Музыки в кубе» на премьере побывать не смог – уж больно далековато, но надеемся, что когда-нибудь обязательно этот факт свершится. Пока возможно, удастся послушать записи, или если повезет – увидеть мюзикл на видео. Мы желаем Карену Кавалеряну и Киму Брейтбургу успехов, признания публики и вдохновения на создание столь нами любимых музыкальных произведений. Пусть их мюзикл станет самым интригующе-замечательным! Ну и – с наступающим Новым годом!

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.