Вечером 13 мая коллектив саксофониста Николая Моисеенко – NMPROJECT – подарил своим поклонникам чудесный концерт в Клубе Игоря Бутмана на Таганке, переехавшем в помещение бывшего Le Club.

pic011Несмотря на то, что далеко не все столики были заняты, группу встречали на сцене с шумом и задором, и каждый раздававшийся хлопок в ладоши, по словам самого Николая, был в этот вечер на вес золота. Коллектив исполнил некоторые композиции из концертной программы «Movement», пару-тройку кавер-версий и кое-что из старенького. В концерте также принимала участие певица Марианна Савон, чьё исполнение песни «Gone Under» недавно получило положительный отзыв от Шайны Стил, соавтора и исполнителя. Еще одной изюминкой концерта, майским подарком для слушателей, стала песня «The Way It Is» Брюса Хорнсби – это был воистину исторический момент, потому что спел её гитарист группы, Антон Хабибулин. Закончился концерт тёплой композицией, посвященной сыну Николая – «Song For Vanya».

Перед выступлением MUSECUBE поговорил с саксофонистом, лидером проекта, Николаем Моисеенко.

MUSECUBE (далее – M.): Как провели майские праздники?

Николай (далее Н.): На Кипре, с женой.

M: А малыши?

Н: А малыши остались дома с бабушкой.

M: В первой половине этого года вы активно выступаете, экспериментируете с различными музыкантами, а что планируете в следующей половине?

Н: Я не загадываю до такой степени. Мы готовимся сейчас к концерту в Воронеже 28 июня с Evan Marien и Dana Hawkins – это мои друзья из Америки.

M: Никакой новой программы пока не предвидится?

Н: Нет, это всегда очень спонтанно происходит. Это может быть какой-то импульс, раз – и появляется новая программа.

M: Запоёте ли Вы, Николай, в будущих композициях? Потому что в программе «Movement» были такие попытки…

Н: Да, я периодически делаю что-то такое с вокодером, но своим голосом петь пока боюсь. Готов это показывать только в ванной, самому себе.

M: Чаще всего для Вас написание музыки – это влияние каких-то образов, ситуаций, воспоминаний из жизни или это чисто технически происходит?

Н: Это всегда какой-то пережитый жизненный опыт. Например, для заглавной композиции пластинки Far Away Story я взял мелодию вот откуда: однажды, когда Ванька еще был маленьким и я его убаюкивал, я пропевал эту мелодию. Аа-аа-а, аа-аа-а (поёт). Вот из таких вещей всё и набирается.

pic021Мне посчастливилось познакомиться с Николаем Моисеенко в конце марта, в один из тех дней, когда морозы уже пропели свою песню, а тёплый весенний ветерок уже нежно ласкает освещенное солнцем лицо. Тот мартовский концерт стал для меня самым настоящим открытием. Мои ощущения были схожи разве что с ощущениями маленького ребёнка, попавшего в магазин сладостей, от большого количества которых разбегаются глаза. Так и я, очарованный, терялся, стараясь следить за партией каждого инструмента одновременно: заворожённо наблюдал за сумасшедшими и эффектными барабанными сбивками Александра Куликова, наслаждался роскошными басовыми грувами Сергея Гейера, мягкой и виртуозной игрой на клавишных Льва Трофимова, спокойными и красивыми гитарными мелодиями Антона Хабибулина, а также, конечно, добрыми и тёплыми звуками саксофона Николая Моисеенко.

M: Николай, насколько я знаю, Вы работаете как профессиональный музыкант в некоторых проектах и при этом ведёте свой собственный. Не мешает ли одно другому?

Н: Это выбор всегда. В одном месте прибыло, в другом – убыло. Если бы у меня было ничего, кроме NMPROJECT, возможно, я больше бы времени ему уделял, возможно, мы больше бы чего-то делали. Но, с другой стороны, опыт извне он очень ценен и очень необходим. Общение с другими музыкантами и в других условиях – всегда очень полезно и нужно.

M: Вы так же свободно реализуете свои творческие замыслы на работе, как и в NMPROJECT, или существуют какие-то ограничения? Например, Вам говорят, что надо играть так и только так… Бывает такое?

Н: У меня не бывает таких коллективов, в которых меня бы ставили в какие-то жёсткие рамки. Я просто сам туда не иду, а иду обычно туда, где мне доверяют. Если я играю на музыкальном инструменте, я стараюсь это делать, веря в это на 200%. Вне зависимости от стиля музыки и условий, вне зависимости от того, где и для кого я это делаю.

M: Музыканты, которые играют вместе с Вами, также заняты в различных проектах. Трудно ли находить время для совместных репетиций и написания композиций?

Н: Да, это очень трудно. Трудно конкурировать с деньгами. NMPROJECT – это некоммерческий проект, а всем нужно зарабатывать, всем нужно на что-то жить.

M: На Вашем первом альбоме есть композиция «Journey». Мне кажется, Вы повидали много интересных мест. Можете рассказать о путешествии, которое Вам запомнилось больше всего?

Н: Я до сих пор вспоминаю 1998-ой год, Шотландию. Это место, в которое я мечтаю вернуться, но до сих пор у меня еще не получилось этого сделать. Сколько лет прошло, а я всё ещё помню эту страну, помню эти дожди и ветра и снова хочу туда вернуться.

M: А что Вы там делали тогда, в 1998-ом?

Н: Тогда вместе с оркестром я участвовал в фестивале военных оркестров Military Tatoo. Фестиваль длился довольно-таки долго, около трёх недель. Большую часть времени суток, с утра и до четырёх часов дня, я был свободен. Я познакомился там с ребятами, которые устраивали мне поездки по всей стране. Я очень многое повидал, мне очень там понравилось.

Что не пропадает из концерта в концерт московского коллектива – это атмосфера семейности и уюта. Слушатели NMPROJECT – это в первую очередь их друзья, родные и близкие. Ни один концерт не обходится без присутствия семьи Николая – супруги Елены, громче всех поддерживающей любимого мужа, маленького Ванечки, ползающего с игрушками под столиками, и Насти, старшей дочери. Самое главное и самое радостное – это то, что каждый, кто на концерте бывает впервые, при этом не чувствует себя потерянным, чужим на этом празднике. Каждый новый слушатель автоматически становится другом.

M: Обычно перед исполнением композиции «Unspoken» Вы просите сидящих в зале людей знакомиться друг с другом. Часто ли такое случается?

Н: Я не знаю, я ни у кого не спрашивал, познакомился кто-то или нет. Это всё из жизненного опыта. Это то, что я сам переживал, когда был подростком, когда ходил на концерты – не ради музыки, а ради того, чтобы побыть в этой атмосфере.

(Позже, вечером 21 мая, когда группа давала концерт в Мастерской, Николай всё же припомнил одну пару, которая познакомилась однажды на их концерте и вскоре обвенчалась).

M: Хотели бы Вы, чтобы Ваши дети пошли по Вашим стопам?

Н: Старшая, Настя, уже занимается на фортепиано. Больше она это делает всё же по нашей указке и для того, чтобы приучить себя к занятиям как таковым, к режиму и к рутине. Ваня, он еще маленький, ему 4 года, и он, конечно, подражает. То есть, он музыку воспринимает с точки зрения подражания, но делает он это очень хорошо. С одной стороны, я рад, что он довольно-таки музыкальный ребёнок, с другой стороны, я не могу сказать, что быть музыкантом – это легко. Но я не знаю другой альтернативы. Я знаю наверняка, что у каждой профессии есть свои плюсы и свои минусы. Если он захочет стать музыкантом, я не стану ему мешать. Но и в то же время я не буду на него давить.

Музыка Nikolay Moiseenko Project – это речной поток, по которому плывешь, словно бумажный кораблик, не думая о том, что будет дальше, просто наслаждаясь попутным лёгким ветерком и весенним солнцем, светящим вдалеке. Именно такие картины возникают в голове, когда на миг, слушая любую композицию группы, закрываешь глаза. Мне понадобилось посетить еще один концерт группы, состоявшийся в Мастерской спустя неделю, чтобы найти правильные слова, которые бы хоть в какой-то степени передали моё восхищение. И даже сейчас я не уверен, что они, слова, способны на это. Ведь всё прекрасное просто-напросто в них не нуждается.

Артём Сухомлинов, специально для MUSECUBE.
Фотографии Александры Булкиной.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.