В прямом эфире программы «Специальный гость» певица Лолита рассказала ведущей Тине Канделаки о том, зачем она агитировала за Лукашенко, как Зеленский не оправдал надежд, почему ее считали дочерью диссидента, чем ее пугает расследование Навального, а также выступила за легализацию проституции и назвала любимых российских артистов.

Лолита Милявская – известная эстрадная певица, телеведущая и актриса. Одна из самых ярких артисток в отечественном шоу-бизнесе, полюбившаяся слушателям своей искренностью и открытостью личной жизни. Получила широкую известность в кабаре-дуэте «Академия» вместе бывшим мужем Александром Цекало. Артисты выступали вместе 15 лет, а также были ведущими телепрограмм «TV-пицца», «Утренняя почта» и «Доброе утро, страна!». На протяжении трёх лет Лолита также вела программу «Лолита. Без комплексов» на Первом канале, где без стеснений обсуждала с гостями откровенные темы. С 2000 года певица начала сольную карьеру, которая принесла ей всеобщее признание и многочисленные награды. Ее второй альбом и программа «Шоу разведенной женщины» имели оглушительный успех: пластинка разошлась 300 тысячами копий. В 2013 году Лолита Милявская вошла в список 20 самых богатых музыкантов в России по версии журнала Forbes. Сейчас Лолита активно участвует в популярных YouTube-шоу: за последние два года певица дала интервью на канале Регины Тодоренко, появилась в передаче Насти Ивлеевой AgentShow, а также стала первой женщиной, которую пригласили на съемки известного интернет-шоу «Что было дальше?».

О политической ситуации в Белоруссии и митингах:

– То, что происходит сейчас, это сумасшествие. Это ненормально для человека, и это ненормальное поведение. Я из тех, кто просто голосует за абсолютные законные меры по отношению к нему, и я очень надеюсь, что его когда-нибудь будут судить.

– Я не рассматриваю Тихановскую как альтернативу. Это случайность. Это женщина, которая встала на защиту своего мужа. Мы сейчас не рассматриваем ее как президента, экономиста, политика этой страны. Это просто показатель того, что человека невозможно больше терпеть, он загнал уже страну непонятно куда.

– Получить дубинкой – дело небольшое. Вот то, как сплотились в Белоруссии, вот это называется «митинг», а не одноразовое шествие. Когда встает страна огромная и держится за руки – вот на это я пойду.

Об агитации за Лукашенко:

– С ним я знакома была лично только потому, что мы с моим партнером Александром Цекало вели фактически его инаугурацию, то есть концерт после нее. С ужасом я помню фразу, которую произнесла: «Вы берете в жены очень красивую женщину, берегите ее». И когда я увидела весь этот кошмар, который устроил он, я тебе скажу, что я вспомнила свою эту фразу. Тогда приезжали артисты, устраивался концерт, это был тоже такой же заработок. Это нормально, когда работа артиста оплачивается.

О Владимире Зеленском:

– Я его безумно люблю как артиста, но и у меня были большие человеческие надежды. Это как мы все выбирали Трампа: придет Трамп, который знает толк в моделях, красивых задницах, «90-60-90». И думаешь, вот тут наступит мир, вот здесь-то хотя бы все успокоятся – точно такие же были надежды на Володю. Он замечательный продюсер, он талантливейший актер. Он человек слова в работе, с ним интересно на сцене безумно, и у меня очень хорошие отношения со всем «Кварталом». Володя никогда не был моим другом. Много лет мы были коллегами, и много лет общались, но мы друг к другу в гости никогда не ходили.

О проблемах в Украине и легализации проституции:

– Я давно невъездная, больше трех лет. Сначала у меня были надежды. Моя мама живет там, и если бы я не прислала ей газовую колонку, то хрен бы была вода горячая. Сейчас зима, периодически нет отопления, у всех там периодически что-то ломается, не обслуживается, грязные дворы. А у мамы на четвертом этаже (она на третьем) публичный дом. Приезжают менты, которые крышуют. Я не против публичного дома, я даже за то, чтобы это легализовали. Только они же путают этаж, и в два часа ночи – звонок маме.

О расследовании Навального и кандидатах в президенты России:

– У меня ужас был, у меня была точно такая же реакция, когда я увидела, что творится в Белоруссии, и то же самое – когда я увидела расследование. Я посмотрела про непосредственный звонок человеку, который где-то там работал. Наверняка уже работал. У меня просто панический страх.

– Могла бы я представить фигуру Навального как президента? Нет. Что-то меня смущает в этой должности. Я не ходила, например, за «Яблоко», я уже давно не хожу ни на кого, но я понимала, что это весело. То, что Ксения выдвинулась – это весело, по крайней мере, как-то разнообразило картинку. Но ничего не изменилось. Невозможно – это такая структура. Я не строю воздушных замков, не рассказываю сказки. Сейчас я вижу, что выхода из этого нет.

О том, почему ее считали дочерью диссидента:

– У меня папа был признан диссидентом. Мой папа напоминает мне сейчас то, что происходит с теми людьми, которые дают эмоциональный комментарий, потом огребают серьезный срок или штраф по какой-то серьезной статье. Он прочел монолог про грязный Ялтинский пляж, и там был первый секретарь обкома. С папы сняли звание, лишили очереди на трехкомнатную квартиру в Ялте, а маме перекрыли всю карьеру. Он вынужден был иммигрировать, хотя никуда не хотел. Он очень много нервничал, писал бесконечно про русские березки, через которые я хожу в школу. А я говорила: «А джинсы где? А посылка где? Нафиг мне твои березки». Я никогда не считала, что он предатель родины, но я знала что не смогу учиться, что мне нужна смена фамилии.

– Я знаю, что такое допрос в седьмом классе, когда приходят органы и тебя допрашивают. Папа присылал мне открытки безумной красоты, у нас таких не было, и пенал который украли. У меня забрали их – завуч это все положила в сейф. Потом пришли органы в штатском, и меня допрашивали: «А что ваш пап вывез? А вы знаете, чем он занимался? А вы в курсе, что вы дочь диссидента?».

Об участии в клипе Лободы и кавере на Моргенштерна:

– Мне кажется, у нас, как и везде, теперь нужен какой-то малейший повод, чтобы кого-то обгадить. Мне пофигу, какая была реакция. Мне нравится компания Гудкова, я люблю Свету, мы много лет дружим, и мне понравилось, что меня пригласили.

– Ты бесконечно занимаешься самореализацией, ты ищешь себе место, не хочешь быть смешным. Не хочешь быть, с одной стороны, старушкой, которая нотации читает, а с другой стороны, ты хочешь быть в тренде. У меня очень молодые авторы. Сейчас мы перепели Моргенштерна симфоническим оркестром благодаря Антону Беляеву. Это кайф.

О творчестве в 2020 году, пандемии и вакцинации:

– Я этот год была востребована, но по-другому: в интернете, с посещением шоу, с заработками на рекламе. Что будет в следующем году я, например, не знаю. Я просто 35 лет работала, поэтому у меня есть подушка безопасности. Я думаю, что будет такая ягода экономическая в следующем году.

– Я не буду вакцинироваться, пока вакцине не будет два года. Я не знаю, что она потом во мне активизирует, какие процессы. Пока у меня еще есть антитела. Я за любую вакцину, потому что я каждый год прививаю грипп, я привила на десять лет воспаление легких, я колю себе витамин D. Я пришла в «Останкино» и первым делом я искала того, кто может уколоть.

О депрессии и жизненных принципах:

– У меня была депрессия, и я постриглась маникюрными ножницами. Все пошло, и саморазрушение пошло внутреннее, я начала задумываться: а вот возраст, а что дальше. И начала почему-то жрать и придумывать себе истории.

– У меня есть только один принцип в жизни – я не хочу жить неудобно, и все. Но мне понадобилось тоже прилично много лето, чтобы проработать это чтобы перестать что-то из себя выкручивать, вымучивать.

– Никогда не мечтала иметь много детей и была права, потому что моя работа не предполагает. Все-таки если хочешь детей, у тебя должно быть больше времени на общение. Я не чайлдфри. В 57 я хочу жить для себя.

О любимых артистах и «голубых огоньках»:

– Мой фаворит – Элджей, что бы ни было. Я как бабушка, я на нем зависаю. Мне нравится его личностное начало, нравится, что при том, что везде одинаковые биты, я его отличаю как слушатель. «360» песня мне нравится. И вот от его любовной лирики у меня мурашки. Мне нравится Моргенштерн, потому что я за ним слежу давно. И я понимаю, что, если его не занесет, он вырулит в какую-то другую историю, потому что он с мозгами, но маленький еще. Из серьезных музыкантов для меня номер один – Антон Беляев. Это такая вершина. Из певиц мне Манижа нравится. Мне нравятся люди неординарные.

– На «голубых огоньках» буду. Потому что я лучше буду фоном к салату оливье, и кто-то в этот момент скажет: «опять эту старую корову показывают». И вот тема сменилась. Я очень боюсь депрессии общей.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.