Симфония романтики Петербурга на фотографиях Ильи Наровлянского

12 апреля торжественно открылась экспозиция «Романтика Петербурга 1940-1980-х годов» в выставочном музее «Росфото». Она посвящена ленинградскому-питерскому фотографу Илье Наровлянскому. Из-за пандемии экспозицию открыли еще в прошлом году виртуально в честь 100-летия со дня рождения фотомаэстро.

Семь вечера. Зал наполнялся людьми. Среди приглашенных гостей присутствовали родные, близкие, друзья, знакомые Ильи Наровлянского, а также журналисты. Мероприятие началось с приветственной речи Александра Наровлянского, сына фотографа, а именно с известного афоризма Конфуция: «Если ты будешь заниматься любимым делом – ты никогда не будешь работать». Такой краткой фразой он метко охарактеризовал целую жизнь Ильи Авраамовича. Александр вспоминал, как его отец любил фотографию, она была делом всей его жизни, которое началось в 14 лет со снимка, сделанного спичечным коробком.

«За всю жизнь у отца не было врагов. Человек он был открытый. Здесь присутствуют товарищи из детства, дорогие мои друзья. Все мы были вместе и это было зажигательно… Мастерская отца была моим вторым домом. Там всегда слышались шутки, смех, юмор. Запомнилось бесконечное количество потрясающих моментов», – вспоминал Александр Ильич.

Потом произносили речь организаторы «Росфото», друзья, и чувствовались в их словах теплота и любовь к фотохудожнику. Память об Илье Наровлянском живет на полотнах его снимков.

Экскурсия, как машина времени, возвращает нас в прошлое Петербурга – в монохромный Ленинград. Например, на фотографии 1957 года показан Невский проспект. В «сердце города» девушка торгует цветами: розами, пионами, лилиями. Любопытный взгляд мужчины в костюме устремлен на ароматные букеты, которые изучает женщина в черных очках слева от него. Возможно, это дама его жена. Чуть дальше прохожие тоже не без интереса поглядывают на цветочный прилавок. А дальше размытый фон в виде архитектурной панорамы на нечетной улице невского проспекта. Слева на фотографии вдали стоит Гостиный двор, рядом с ним над жилыми домами возвышается башня Городской думы, которая «подобно часовому, внимала холодно движению дневному». Только от солнца она получилась осветленной. Похоже, что местом действия съемки Илья Наровлянский выбрал площадь напротив базилики святой Екатерины Александрийской. Сейчас там раскинулись палатки с шаржами и картинами.

На другой фотографии показаны тоже 50-е годы набережная реки Фонтанки. Вдоль железного парапета собрались мальчишки. Коллективная охота. Один ловит, другой помогает подсекать рыбу. Беззаботное, счастливое детство с дружной компанией и без телефонов! К тому же в то время вода канала была чище. Правда, сейчас иногда можно заметить рыбаков с удочкой на набережной реки Невы. На кадре вдаль уходят анфиладой здания в классическом и барочном стилях. Любопытно, как по-другому выглядит – чище, свободнее – центр города без дорожных знаков, развешанных повсюду, паутины трамвайных линий и длинных автомобильных пробок.

Отдельное внимание посвящено и скульптуре Ленинграда. На фотографии 1981 года запечатлен памятник Николаю I. Нам показан только его черный силуэт, словно живой император на коне позирует на камеру. Интересная игра света и тени. Причем, ракурс снимка выбран так, что статный и властный Николай I показан выше статуи ангелов со светильником и статуи апостола, возможно, Марка, которые располагаются на фасаде Исаакиевского собора. Снимок навевает мысль: «пока мы помним свою историю, мы – великий народ и у нас есть будущее».

Скульптура сфинксов у Академии художеств повторяется много раз. Если на одном снимке мы видим статую зимой, на другом – кажется, что смотришь в замочную скважину на нее, а на третьем изображен непоколебимым на фоне бушующей Невы – кадр сделан во время наводнения в 1970-80-х годах.

Но душа Ленинграда раскрывается и посредством природы. Илья Наровлянский фотографировал город в разные времена года. Например, осень в Летнем саду 1975 года. Девушка с раскрытым зонтом идет прямо по лиственной дорожке. Вглубь перспективы возвышаются параллельно статуи греческих богинь Славы, Красоты, Немезиды и бога Рока. Словно ориентиры для посетителей в этом большом лабиринте. Несмотря на то, что показана осень, листва на деревьях вызывает воспоминания о японской сакуре в сезон цветения. Стоит отметить и необычный световой эффект. Как говорил Илья Наровлянский: «Мое оружие – свет. Я занимаюсь светописью».

На другой фотографии яркий зимний день. Во весь кадр – ветки кустарника. Они так и тянутся к солнцу, стремятся вырваться побыстрее из сугроба. Но еще не время для пробуждения. На заднем плане, в тени, стоит домик.

Много фотографий запечатлели обычных людей, например, рабочего с завода «Электросила», радостной рыбачки, пионера, юных скульпторов. Конечно же, есть и снимки известных личностей: читающая Марта Мартовна Отс с кошкой, хормейстер Сандлер, исполняющий партию в ансамбле с хором, дирижер Евгений Мравинский и многие другие. И несколько портретов самого Ильи Наровлянского.

Кстати, дедушка Ильи Авраамовича играл на скрипке в оркестре радиокомитета Ленинграда. В августе 1942 года он исполнял 7-ю симфонию Шостаковича. Потому можно заметить отдельное внимание фотографа к музыкальной тематике.

Куратор выставки Игорь Лебедев так рассказал о технике фотохудожника: «Илья Наровлянский – классик, который создал много хороших работ с точки зрения некоей иконографии Петербурга 50-80-х годов. Если мы будем смотреть другие работы профессиональных фотографов, то они стандартные. Они снимали красоту на продажу.

Я никак не мог понять, откуда его стиль. Потому что просто так ничего не бывает. И сначала я прочитал интервью, что был такой фотограф Леонид Зиверт, который один из немногих выпустил маленький альбом с пейзажами Ленинграда. Если мы посмотрим на его работы и Наровлянского, то чувствуется какая-то неуловимая связь.

Потом я начал смотреть журналы советской охоты и столкнулся с тем, что Зиверт в 30-х годах участвовал в одной из Московских выставок художественной фотографии. Его работы вошли в альбом «30 лет российской фотографии»… Затем я посмотрел его работы в первой художественной Ленинградской выставке фотомастеров 30-х годов. Я понял, что Зиверт – единственный художник из Ленинграда 50-х годов, аналогов которого не существует в этом альбоме. Остальные все занимались репортажами.

В журнале 1957 года я увидел фотографии Наровлянского, которые он отправил на конкурс «Семилетка в действии». В этот год были опубликованы две фотографии: первая – «Перед экзаменом», вторая – это прогулка ночью по набережной канала Грибоедова. Как выяснилось позже, фотограф жил недалеко… А потом резкий старт, и он начинает чаще снимать. И снова его работы появляются активно на выставках в Москве, в Ленинграде на короткий период до 60-х годов. Потом его больше нет. Затишье. В то же самое время Леонид Зиверт звучит, он уже мастер. Его единственного ввели за всю историю ленинградской фотографии в московский совет по организации выставки «Семилетка в действии». Удивительная штука. О нем совсем ничего не слышно, но он стопроцентно влияет на Наровлянского, его подтягивает. Илья Авраамович говорит про него, что с ним интересно было гулять, он показывал и комментировал, как надо снимать, на что надо обращать внимание. Вот она история фотографии».

Выставка включила около 120 работ. Фотографии и открытки – из личного архива Александра Наровлянского, Марии Семиной, Владимира Елкина, а также предоставлены Алексеем Савкиным, который спас от забвения ценные снимки, совершенно случайно наткнувшись на них. Фотоработы и открытки экспонируются впервые за 20 лет. «Предыдущую выставку начинал готовить сам Илья Наровлянский еще в 2000 году. Но потом он тяжело заболел, и выставка получилась посмертной. Она представляла около 50-ти работ. В основном, это были работы, которые повторяли книгу «Петербург в фотографиях Ильи Наровлянского» 90-х годов издательства «Paletta». После этого никто с архивом не работал. Часть негативов и фотографий попало в архив кинофотодокументов, другая часть передана, при жизни автора, в Петропавловскую крепость – государственный музей истории Санкт-Петербурга», – сообщает куратор выставки Игорь Лебедев.

Много фотографий остались безымянными. Возможно, таким образом Илья Наровлянский предоставил право нам, зрителям, дать им свое название.

Хочется добавить, что ученики и близкие отзываются об Илье, как об удивительном и изобретательном мастере. Александр Наровлянский также рассказывал, что «весь свой опыт он открыто, откровенно и, с большим удовольствием, отдавал людям. Его любимая работа была на факультете журналистики в «ДК Киров». Однажды вечером я подъехал его забрать после лекции и смотрю – выходит человек, а за ним идет толпа. Вокруг него всегда была молодежь, люди, которые определяют будущность страны. Хочу сказать, что чем больше будет молодых, тем больше будет людей, которые разглядывают с лупой внимательно снимки, видят детали, как создавалась, рисовалась конструкция, как с помощью искусства тени и света были созданы художественные фотографии. И безусловно, хочется видеть людей, которые будут работать в такой же интересной манере, как работал мой отец».

Однажды студентка на факультете журналистики, прослушав лекцию Наровлянского, научилась делать фотоаппарат из ведра. Вся группа назвала ее гением.

Александр добавляет: «У отца было всего 9 классов образования, при этом он занимался химией. Он был настоящим художником, колдовал со своими негативами. Например, целое событие – как снимал пушечный залп. Там было много изобретательности, хитрости… Фотографы того времени делали все своими руками. Безусловно, никто не представлял себе, что когда-то появится Photoshop, и можно будет делать все, что ты захочешь. Тогда это все создавалось вручную».

Для кого-то 40-80-е годы – это памятное время, период юности, молодости, которое вспоминается с теплотой и радостью в душе. Для гостей города или для совсем молодых петербуржцев это ретроспективная прогулка по знаковым местам Петербурга. Ясно одно: ленинградское время уже не вернуть. Но Илья Авраамович сотворил чудо.

«Важно, чтобы вы смотрели на работы и задумывались об этом человеке, вспоминали его и знали, что это действительно классик ленинградской и петербургской фотографии, который очень много дал для ее развития, как с точки зрения, подготовки молодых фотографов, так и с точки зрения некоей эстетики, которая абсолютно точно уникальна для него и делает его яркой фигурой в истории ленинградско-петербургской фотографии», – добавляет Игорь Лебедев.

Более подробную информацию о биографии фотомастера вы можете узнать на сайте «Росфото». Цветные фотографии, репортажи и остальные работы можно найти на сайте галереи петербургской фотографии.

Выставка продлится до 22 мая во дворцовом корпусе «Росфото».

Татьяна Смирнова специально для Musecube

Фотографии автора можно увидеть здесь


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.