Давным-давно Стивен Кинг, подавшись влиянию идеи, возникшей вследствие похорон его кота, написал роман, в котором раскрыл темы некрофобии и страха потери ребенка, но сделал это в столь жуткой форме, что сам же отказался от планов на печать, пока финансовые проблемы не заставили Кинга опубликовать рукопись. Роман тепло был встречен критиками, несмотря на то, что некоторые из них упрекали автора в поверхностном изучении используемых в романе фобий. В 1989 году «Кладбище домашних животных» обзавелось киноадаптацией за авторством режиссера Мэри Ламберт, сюжет которой был упрощен и немного изменен, но критики отметили наличие удерживающего напряжения, а сама лента лидировала долгое время в прокате.

 

Темы смерти и загробной жизни пугают общество сами по себе на уровне животных инстинктов, не говоря уже о том, чтобы описать в кровавых и особо жестоких подробностях, как эта самая загробная жизнь влияет на семью. Но чего стоит бояться в наше время не меньше, так это ремейков. Нет, не всех. В 2017 году создатели хоррора «Оно» сумели продемонстрировать высокий уровень современного прочтения как литературного первоисточника, так и экранизации 1990 года. Но то, чего достиг «Клуб неудачников», совершенно не по зубам (клыкам, когтям и скальпелю) оказалось разодетым в маски животных детишкам.

 

Во многом как раз потому, что детишки лишь раз мимоходом заглядывают на огонек своей престранной процессией, дабы обозначить, что зритель все-таки ужасы про странное кладбище смотреть пришел, но тайнам самого места было уделено времени ровно нисколько. Вместо того, чтобы поработать над погружением в зловещие загадки проклятой земли, которую даже индейские племена оставили, создатели положили все силы на совершенно иного рода замыслы.

 

Сценаристы применили излюбленный способы трансформации сюжета, начав с того, что перетасовали ключевые роли. Видимо, Колша и Уидмайера напугали те критики, которые ругали картину Ламберт за то, что воскресший Гейдж был очень ненатуралистичен и напоминал куклу Чаки, а потому экспериментов с действующим лицом столь юного возраста проводить не стали, предоставив право быть воскрешенной его старшей сестре. И Жете Лоранс одинаково убедительно справляется как с ролью милой дочурки, так и с амплуа девочки-демона. Местами она даже пугает, но психологическое влияние от действий персонажа не глубоко настолько, в какой мере этим воздействием обладал малыш Гейдж. Куда более странным оказалось восприятие персонажа Джона Литгоу. Он перетягивает на себя больше внимания, чем Луис Джейсона Кларка, заметно оттеняя главного героя. Но образ бомжеватого деда, фразочки и действия которого в отношении девочки порождают не самые благопристойные мысли, был порой чрезмерно отталкивающим. Прибавим туда же невнятную аргументацию действий, и остается довольствоваться одной лишь игрой Литгоу, как, впрочем, и остальных актеров, которые старались изо всех сил, но не смогли разгуляться по сильно кастрированному сценарию.

 

Как говорится, не хотите раскрывать тайны кладбища –  не надо. Нет, надо, конечно, но ежели не начинали, то зомби-кот с ним, но, убирая мучительно сложные для понимания детали, сценаристы закрыли глаза и на собственноручно озвученные законы. Воскрешать мертвых могут только живые, говорите? Говорите. А потом забываете об этом ради демонстрации более жуткого финала.

 

Надо понимать, «Кладбище домашних животных» – это, прежде всего, ужасы. Формирование ощущения напряжения – первостепенная задача, ради которой можно кое-какие правила нарушить и тон повествования поменять. Вместо угнетающей атмосферы, переданной мрачной цветовой гаммой и намеренным растягиванием драматизма, современного зрителя пугают скримерами. Адаптированный под нынешние требования аудитории, он иногда даже недурно пугает, особенно при правильной акустике в кинозале.

 

Но слишком много «если» необходимо, чтобы «Кладбище» не вызвало ощущение зря потраченного времени. Он не является откровением по отношению к литературному источнику, киноадаптации Ламберт, фильмам ужасов. «Кладбище домашних животных» – сносное кино, которое лучше, чем «Темная Башня», но и не полюбится также сильно, как «Оно» Андреса Мускетти. Это «взрослое» кино, для качественной реализации которого не хватило нескольких составляющих. А ведь Гильермо дель Торо мог подарить экранизации шанс стать лучше…

 

Валерия Стойкова специально для Musecube

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.