29 июня в Московском доме самодеятельного творчества (МДСТ КЦ ДОМ) состоялся концерт Алексея Айги и 4’33 оркестра. У входа и внутри срез публики, как всегда, интеллигентный, много друзей и преданных почитателей. Диапазон возрастов от 11-50 лет. В зале, перед концертом, мы видим самого Алексея, непривычно коротко стриженного и его оркестрантов.

Мелькают знакомые лица. Работает ДОМашний бар с демократичными ценами. Сидя в партере, в слегка приглушённом свете фонариков, понимаешь, в чём сила данного места на энергетическом уровне, даже абстрагируясь от того, что место давно аккумулирующее и генерирующее уютное творчество и культурное потребление.

В помещении ДОМа нет ничего лишнего, согласно шуйфэну. Галерка справа от сцены роднит его с Билингвой и не перегружает пространство излишней вычурностью графических материалов, максимум, что можно увидеть – небольшой баннер-лейбл и неброско раскрашенный бар. Из-за чего в клубе создается впечатление пространственности, ландшафтности и прозрачности, даже в затемнённых местах…

Назначенное время начала уже прошло. Но, как водится у музыкантов, редко кто начинает вовремя, всё-таки это музыка, а не деловая встреча или свидание.

Народ прибавлялся.

На сцене ждут своих хозяев инструменты в составе: виолончель, скрипка (по умолчанию), труба, флюгельгорн (что очень приятно), пианофорте с сеструхой МИДИ Клавой, fender jazz bass (год, извините, не знаю) с чёрным, видавшим виды gibson les paul и, конечно же, барабаны, без особых изысков и фанатизма из серии чайн, и прочих экзотик.

Соответственно, выходят резиденты ДОМа – Алексей Айги и 4’33 оркестра. Время 20:19, начинается настройка. Да, и никак не sound check, партитуры шелестят…

Подстроились, и Алексей приветствует всех словами: “Добрый вечер, мы потихонечку начнём закрытие сезона…”

Начинается стаккатное вступление, подхватываемое ритм-секцией и вторящее разнообразным ходам фортепиано. На фоне риффа скрипка Айги, дублированная виолончелью, переходит в модуляционное развитие. Действительно, минимализм.

Третью композицию барабанщик играет кисточками, снова идёт расслоение надстроенными струнными и напоминает Jaga jazzist. Продолжает всю эту тему качающий рифф восьмыми остинатами.

Удивительно, но факт: минимализм! Но Айги ещё бьёт по струнам фортепиано. Неудивительно, что музыка относит в Европу и напоминает, как минимум Йенна Тирсена. Всё это завершается великолепным пиццикато струнными инструментами.

Первое отделение окончено. “Мы сделаем небольшой перерыв, а потом будут гости”– завершил Алексей Айги. Атмосфера царит домашняя. Во время перерыва, который длился ровно пятнадцать минут, я успел пообщаться с трубачом на наши трубные темы… Узнал, что они выступают практически без репетиций, так как профессионалы и уже давно играют вместе.

Пока я стоял в очереди за чаем, познакомился с одиноко стоящим за мной мужчиной пожилых лет из Австралии, преподавателем философии. Он сказал, что в последний раз в Москве был двадцать лет назад, и что Москва изменилась полностью. Также оценил музыку оркестра 4’33 как great music… Как я уже догадался, мне довелось увидеть легендарного Андрея Cучилина – первого русского/российского ученика Роберта Фриппа. Стало ясно, что тот наш прожженный Гибсон Лес Пол был его. Мы с ним не виделись ровно 6 лет. В последнее время только переписывались на фэйсбуке. Но поговорить не удалось, так как уже начиналось второе отделение.

Оно началось с краткой истории из уст Алексея Айги: “Андрей Сучилин, участник и создатель группы “ДОМАЖОР” привёл меня и Дениса Колосина в 1989 году в этот коллектив. ДОМАЖОР – первый профессиональный коллектив, в котором я начал работать. Мы сыграем музыку, которую 20 лет назад играли, ту самую”. Андрей вышел на сцену, звук на его гитаре исчез. “Так и должно быть” – заключил он, улыбаясь. “Когда выходит Андрей Сучилин, всё начинает выключаться, ломаться и перестаёт работать”, – взяв на себя роль конферанса, Алексей Айги решил всех расслабить… Через некоторое время всё заработало. И Айги объявил “Тёмные стороны жизни белоруссов” группы ДОМАЖОР. Посредством луппирования наслоений звуков, все звуки сучилинкого Леспола вступали очень здорово. Отличный бас, низкие частоты, громогласный резкий звук. Также было соло флюгеля, фортепиано в дорийском ладу. Клавишник играл одной рукой на фортепиано, а второй – на мидиклавиатуре. В целом, было отличное выступление. Каждый попилил вдоволь. Даже виолончелист не остался в стороне.

Далее была композиция по имени “31 августа” “про человека, что идёт завтра в школу” (с). Начиналась она с пиццикато, очень глубокая труба… После этого Айги сказал “спасибо” и объявил, что “сейчас будет тихая музыка с громким концом”. Опять же, фортепиано вступало как в классической балладе. Пианофортенист был очень похож на Моцарта: и по игре на фоно и в профиль. Думаю, живи Вольфганг Амадеич сегодня, он был бы именно таким клавишником… Последовательно вступает за ним виолончель, потом скрипка, трио/квартет звучит какое-то время, как в кино, что не мудрено. Ну, а после вступает вся ритм-секция и флюгель. Гипнотическая, завораживающая мелодия успокаивает и настраивает на мир. Нисходящие гаммообразные переходы, раскачиваемые басом, были очень похожи по ощущениям на Вагнеровский sound. После коды Алексей подытожил: “Спасибо. Сказал неправду, конец был тихим”.

Далее последовала композиция “Последний Танец”. Также – дуэт скрипки и виолончели с подключением всех остальных и лад, близкий к фригийскому. Дублированная басом пиццикатная виолончель дала новый интересный звук. Труба, прорезавшись стакаттными нотами, акцентировала внимание.

Далее всё строили на фоно, что проиграло пару тактов, и соло виолончели. Айги подпрыгнул, а клавишник крикнул. Живое дыхание, и звучит труба. А потом резко всё оборвалось. Самые громогласные апплодименты за весь концерт.

“Апрель” – самая тихая композиция. Дуэт баса и виолончели и вступление скрипки с флюгелем. Басист в центре зала, красивый квадрат, где бас октавами задает тему, виолончель повторяет, скрипка с трубой разговаривают… очень красивая композиция.

Свет погас. “Снова великий и ужасный Андрей Сучилин”

Также Алексей рассказал, что его первый гонорар в этой группе был один рубль – настоящий, жёлтый, за выступление в каком-то далеком ДК. На что Сучилин многозначительно рассказал, что ему за тот концерт заплатили 1 руб 15 копеек… “Жизнь продолжается, всё примерно тоже самое. – Да, только рубли стали другими” – вот в таком диалоге целая история.

“О политкорректности – “Марш Инвалидов”. Про нас, а не про людей с ограниченными возможностями. От чего много в этой композиций хромот и синкоп. Это про нас, так как я работаю с филантропическими проектами”, – охарактеризовал название Андрей Сучилин. Музыка, что радует, сто процентов кримзоновская, корневая. Очень концептуальная. Лаконично – не больше, не меньше для соло клавишных в дорийском ладу, напомнили the doors riders on the storm. Далее, в низах, чуть запаздывая – все остальные, создали лёгкое психоделическое состояние.

Место правильное для такой музыки, недаром резиденты. По нарастающей звучит фанковый грув в исполнении басиста, остинатно поддерживается виолончелью и клавишами. Красивый диссонанс, не режущий ухо в конце, с воздушком, вместе с трубой в нижнем регистре… Тут уже пошли даже места с kid A славного Тома Йорка.

Резко всё обрывается. Происходит подстройка. “Как многие знают, вышел новый cd, с него поиграем” – объявил Айги. Красивое вступление клавиш и виолончели в светлых лирических красках продолжилось скрипкой и ритм-секции. Бас, половинно-шагающий, оттого и колыбельно-убаюкивающий. Где-то посередине на низах вступает флюгель, нагнетание и разрешение. Во время исполнения виолончелист открыл бутылёк с коньяком или водочкой, глотнул содержимое, предложил Айги – тот отказался.

Кто-то из зала принёс полотенце виолончелисту, на что Айги иронично воскликнул: “Какое сердце!!!”

Стали играть с нового альбома. Баллада началась очень плавно: виолончель, скрипка, ритм-секция, флюгель… Не менее интересная, чем прочие, композиция. В середине у виолончелиста с пюпитра ака пульта упали ноты, девочка лет 10-11 их забрала и ушла в зал, до этого внимательно слушая всю тему…

Неистовые запилы Айги в середине композиции зажгли… Пошёл легкий остинат всей группы и тут уже флюгельгорн вторил или солировал перламутровыми напевами. Вновь переход в другую опору – разрядка – и возвращение на исходную. Только тень фоно переливает свои узоры… Остинатный валовый рифф, запилы каждого в отдельности и совместно.

Вернула мама девочки ноты виолончелисту. Алексей посмеялся: “Он даже этого и не заметил!”

После представили всех музыкантов. Ушли. Вернулись на сцену и решили сыграть “МАРШ МОРСКИХ СВИНОК”. Под конец вышел всё-таки Сучилин, и дали жару! Был полный импровиз, отрывон, и веселие! Каждый поджемил, попилил, полил вдоволь… После этого Сучилин с паузами говорил: “В принципе, всегда можно играть лучше, и то, что делает Айги и 4’33 мне нравится”.

После мы встретились вновь с Сучилиным и с австралийским профессором уже в зале. Я поприсутствовал на их диалоге, поговорили о многом, о России, политике, философии (более всего… в частности, о Мамардашвили). Сделали несколько фотографий на память… Профессор обещал скупить все диски Сучилина, похвалил его инглиш.

Музыку Алексея Айги и 4’33 оркестра невозможно не любить, её могут слушать как консерваторские фэны преклонного аристократического и не очень возраста, так и рокеры, и джазмены, и даже авангардисты. Каждый найдёт в ней что-то своё. Тем более, что люди, играя классическую музыку профессионально, сохраняют творческое отношение к делу. Это идеальный и более того – редкий вариант на нашей сцене.

Любите музыку, хорошую и разную.

Текст: Арсений Мальков
Фото: Татьяна Соколова

Полный фотоотчёт здесь

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.