Этому самодержавию мысли выучило его отчаяние: отчаяние многому выучивает.
Лев Шестов.

По обычаю, питерские панки грохочут на концерте небывало, в этот раз, знаменовало начало выступления вывеска концертного оглавления с дерзким сочетанием букв, выстраивающихся в слово «ненависть».
Атмосфера курьезного ожидания молниеносно накинулась на зал, точно пожар.
Асператус поглотил в свой вихревой поток ветеранов зала, захватив за собой новичков, начиная с первой песни.

Музыкальный поток звенел и трещал в головах так, что добрая половина зала уже к третьей песне была приглушена на левое ухо. Никого не останавливали уходящие в никуда силы, или почти предсмертные колики в разных уголках своего тела — зал жил, отдавал себя ровно настолько серьезно и массивно, как отдавались П.Т.В.П. в тот вечер.

П.Т.В.П. сделал свой первый вдох ещё в далеком 1996 в городе Выборг.
Совместно с Эдуардом «Рэдтом» Старковым Алексей Никонов создал свой первый альбом «Olkaa Hyva», именно на этой пластинке впервые были записаны такие легендарные вещи, как «Глаза ментов», «Пулю буржую» и «Собаки в глазах».

“Olkaa Hyva» это значит «Добрый день», «Всё в порядке» то есть. Это был нойз-панк вообще. Я тогда такую музыку мечтал играть, честно говоря”, говорит Алексей.

К записи альбома «Девственность» П.Т.В.П. приступают в 1998-ом году, потеряв ушедшего из жизни Эдуарда Старкова, и «подсевшего» на тяжёлые наркотики гитариста Бенихаева — вместо него во время записи на гитаре играл сам Никонов. Это был первый большой альбом группы, хоть и записан он был, как говорит сам Алексей, за 5-6 часов.

В 2001 году создается альбом “ГексАгеН”, признанный
критиками лучшей работой П.Т.В.П. Записан он был уже на студии Андрея Тропилло.

Собственно с «ГексАгена» и начинается популярность ПТВП в Санкт-Петербурге.

На их клубных концертах появляется всё больше ценителей творчества, а известные организаторы приглашают группу на различные фестивали.

5-ого апреля в концертный сет-лист вошли все культовые вещи из прошлого творчества группы П.Т.В.П. с бескомпромиссным текстом, очевидной социальностью, что так близка слушателю в посылах от П.Т.В.П.

Текст песен разговаривал на языке слушателя, чем сближал публику с музыкантами. Строй гитар звучал всяко жестче обычного, Бендер разбавлял вокальные партии Лёхи дерзким харшем; словом, все, что можно было желать от концерта – произошло. Публику не пришлось “заводить”, фитиль воспламенился с первых аккордов.

Алексей снял очки, и вдруг показалось, что летучие мыши разлетелись в его глазах. Безумный взгляд, будто только что его лизнула молния, гипнотизировал и давил прямыми рифмами его стихов, что изредка зачитывались между песнями, добивали звонкими порывами интонации, пускающие по телу холод.

Провокационные фразы вырывались и слетали с губ вокалиста, взрываясь над залом, падая вниз обожженными крыльями, что подсвечивались до соприкосновения с танцполом липкими пятнами прожекторов.

Исполненная, и посвященная маме Алексея “Порядок Вещей” играла в тот день как никогда меланхолично-гипнотически.
Харизматичность лидера команды сплеталась с глубоким одиночеством фраз, пробивая многокилометровое небо, проходящее сквозь жизнь, раскрашивая красками будущее и колко зацепляя прошлое.

Расплатиться за такой яркий вечер договорились без моего согласия с залом синяками. От безумной толпы было никуда не деться, она цеплялась своими пальцами, словно крючьями за спины тех, кто пытался удержаться за фотопит, но, в конечном итоге, накрыла собой.
Выбравшись из кругов ада, удалось немного отдышаться табаком в уютной курилке. Диваны располагали к себе всех полумертвых в тот вечер, что плавно растекались по спинке укромного ложа.
Казалось, на лицах людей больше не вспыхнет ни одна мышечная струна, но первые аккорды песни “Моя революция” вздернули обессиливших и ноги сами понесли их обратно, к сцене.
Оставаться было нельзя, моё тело бесхарактерно поплелось вслед, а внутри зародилось второе дыхание, которое помогло достойно встретить крайнюю песню “Дворы”, с нового альбома П.Т.В.П.
На выходе нас цепляли улыбки людей, но оживить смог лишь ночной московский воздух, ласково укрытый ночным одеялом.

Специально для MUSECUBE Александра Дмитриенко
Фото для репортажа Богданы Соколовой / 20.02.2015 / Zoccolo 2.0 (Санкт-Петербург)

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.