17 февраля Гарик Сукачёв и «Неприкасаемые» дали первый в этом году большой концерт. Для такого дела московский Live Music Hall – подходящее место: не слишком большое, демократичное, с удобным обзором сцены и, как правило, очень неплохим звуком, который в этот раз был, мягко говоря, неважным, но об этом, как и договаривались, молчок. Заявленное название программы — «Ненормативная лексика» — внушало и воодушевляло с самого начала.

Давно хотелось Гарика настоящего: грубого, брутального и беспощадного, по возможности, без соплей. Учитывая, что концерт должен был состояться между премьерными показами спектакля «Анархия», который тоже имеет весьма недвусмысленный возрастной ценз «детям до 18», были весьма неплохие шансы в Live Music Hall услышать подборку «пьес», как правило, рассредоточенных по десятку, а то и больше концертных программ. Кроме того, Гарик, вдохновившись репертуаром гротескных «Дисфункционалов», грозился уже на ближайших московских клубных концертах «в двадцать стволов что-нибудь дикое изобразить на сцене». При этом понятие ненормативная отнюдь не тождественно слову неприличная. Для сцены, ненормативная — это, скорее, неформатная в смысле непринятая в обществе, рассказывающая такими словами и в таких формах, которые кажутся нецензурными. Увы, ничего подобного не произошло. Гарик сотоварищи уже несколько лет исполняют практически одно и тоже. Даже порядок песен в плей-листе меняется незначительно. Бывали концерты вообще как две капли воды повторявшие друг друга. Вот и в этот раз хоть и с незначительными отклонениями, но было всё, как всегда. Поэтому, хронологию – в топку!

Тем не менее, отличия были, но они заключались в чём-то гораздо более существпнном, чем просто порядок песен или плей-лист.

Открыли концерт «Трусики Бобо». Для «ненормативной лексики» достойное начало. «Здравствуйте, друзья! Сегодня мы споём для вас такие разные песенки…». Зазвучала композиция, вошедшая в саундтрек «Кризиса среднего возраста», и нечасто исполняемая вживую — «Телефонные парни». Уже здесь стало понятно, что что-то в звучании «Неприкасаемых» изменилось. Отчасти, повлияло отсутствие ряда музыкантов: на сцену не вышли Сергей Воронов (гитара), Рачик Оруджев (бэк-вокал) и Владимир Голоухов (вибрафон). И если отсутствие первых двух – далеко не трагедия, то без Голоухова в звучании образовалась серьёзная дыра. Клавиши Ланы Шеманковой – увы, неполноценная замена вибрафону. Вообще, гариковская «ненормативная» программа как раз предполагает те произведения, где вибрафон жизненно необходим: вспомните, например, «Канарейки, 9-й калибр и тромбон». Он не прозвучал. Не попали в плей-лист «Грязная песня», «Эрегированный», Watch TV, «Оборотень с гитарой», «Сре-тен-ка»… . А с другой стороны прозвучали «Король проспекта» и IKEЯ. Именно своей звуковой насыщенностью, звонкостью, разбивающей унылую действительность, отличались все проекты Сукачёва, будь то «Бригада С» или теперь «Неприкасаемые». Они кричащие и крикливые одновременно. И отсутствие любой яркой компоненты, каким является и вибрафон, сразу сказывается на результате.

Ещё, помимо отсутствия музыкантов, изменились аранжировки. «Людоед пойман», «Король проспекта» зазвучали по-новому. Пока сложно оценить, лучше стало или хуже, но ушла в прошлое очевидность гармоний, когда не нужно думать, ожидая чего-то неустойчивого. В оттенках появились авангардные, даже джаз-роковые созвучия. Наверняка, не все из них приживутся: какие-то, помыкавшись, отомрут за ненадобностью, другие ещё некоторое время понасилуют уши фанатов, третьи станут неотъемлимой частью обновлённого звучания.

Середина концерта оказалась более, чем традиционна: в руках акустическая гитара, исполняются «Маленькое тигровое колечко», «Напои меня водой», «Татуировка» со скрипичным пиццикато Елены Филипповой во вступлении.

«Первая база, в 70-х, которую мы получили, была как раз здесь, в ДК МАИ. Правда, нас выгнали через неделю, — задумчиво говорит Гарик, — Здесь начиналась группа Постскриптум!»

В финале «Ольги» Гарик ласково обнял гитару, да, так и остался с ней сидеть. Давно он таким взглядом не смотрел не зал. Это был взгляд, в котором было что-то на редкость доброе и тёплое. Вообще, концерт в Live Music Hall был концертом взглядов. Звучат первые аккорды «Ночного полёта». Гарик затих, склонившись к микрофону. Лана Шеманкова смотрит на него почти нежно, ожидая старта. Зал ревёт, узнав композицию, но это никак не отражается на происходящем на сцене. В этот раз там творится таинство. Обычно Гарику не до чего, он весь в угаре рок-н-ролла, он полностью погружён в песни, он в образе, он мечется по сцене, как раненый зверь, он наворачивает круги, тяжело дыша, и нет ни малейшей возможности обратить внимание на музыкантов, на тех людей, которые обеспечивают тыл, а в этот раз…

Дмитрий Варшавчик что-то говорит технику, тот подходит к Гарику, подавая гитару. А тот с такой теплотой ему отвечает взглядом! Как-то совсем уж по-отечески.

Эти нежные взгляды, романтичные переглядки и неожиданные сентенции продолжались весь концерт. Что-то произошло в группе, они все какие-то были на удивление притихшие.

Даже представляя новую песню (а было и такое!), Сукачёв будто стесняется и совсем по-свойски, вроде как по-домашнему бубнит себе под нос: «Такая нелепица получилась. Сначала я не хотел её играть, но потом подумал, что это, может быть, и ещё кому-нибудь интересно». Публика не верит собственным ушам. Неужели, Гарик порадует новой песней?! Слов практически не разобрать, настроенчески – что-то среднее между дворовыми песнями и рок-н-рольной «Назад не повернуть». Условное название в плей-листе – «Долго, долго». Что ж, ещё один шаг к новой пластинке и, соответственно, к новой концертной программе сделан. Но, как сказал сам Игорь Иванович в одном из недавних интервью: «Чтобы написать хорошую пластинку, мне нужно очень сильно по этому делу соскучиться, только этим и заниматься, отгородившись от всего мира».

На бис исполняются «Назад не повернуть» и старушка «Вальс-Москва». И опять Гарик весь в себе, у него задумчивый взгляд.

Без малого двухчасовой концерт завершён. Соблазнительное «ненормативное» название стало всего лишь завлекалочкой, но, несмотря на несбывшиеся надежды увидеть Гарика в своей первой и главной ипостаси бунтаря и потрясателя моральных устоев общества, концерт запомнится. Запомнится, прежде всего, нежными взглядами, пронзительностью и домашней доверительностью. И уж, поверьте, это многого стоит!

Текст: Андрей Ордальонов
Фото: Иван Буров
Полный фотоотчёт здесь.

2 КОММЕНТАРИЯ

  1. То ли Гарик стареет, то ли спивается потихоньку.. отличный материал!

  2. Не, Гарик был в отличной форме, как, кстати, и в «Современнике» на пресс-прогоне «Анархии». Но некая меланхолия периодически пробивается)

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.