Наша встреча с музыкантами проходит в маленькой уютной кофейне рядом с Дворцом Белосельских-Белозерских, где базируется оркестр ГАСО. Зал украшен пряничными домиками, сверкающими гирляндами;  в больших красных чашках остывает ароматный кофе, играет новогодняя музыка. Одним словом,  царит предпраздничная атмосфера, которая резко контрастирует с тем, о чем пойдет наш разговор.

Закулисье классического творческого мира кажется стороннему наблюдателю прекрасным, таинственным, возвышенным. Иногда это так. Но порой случается, что закулисье предстает в самом неприглядном свете – пугающем, ввергающем людей, которые обитают в нем, в состояние паники от того, как сложится их дальнейшая судьба.

11 декабря 2020 года музыканты Санкт-Петербургского Государственного Академического Симфонического Оркестра обратились с открытым письмом к губернатору города. В письме содержатся просьбы не менять позицию устава коллектива, в соответствии с которой наделение одной персоналии полномочиями художественного руководителя и директора невозможно, а также воспрепятствовать назначению (уже третьему с 2007 года) на руководящую должность в оркестре дирижёра А. В. Титова.

Обратная сторона закулисья

В связи с событиями, происходящими вокруг одного из ведущих городских коллективов, корреспондент Musecube встретилась с работающими в нем музыкантами, которые прокомментировали беспрецедентную для сферы искусства ситуацию, в которой они оказались.

– В чем причина решительного выступления коллектива ГАСО: что заставило музыкантов отложить инструменты и взяться за авторучки? Сложившаяся ситуация, вероятно, оказывает сейчас крайне негативное в психологическом отношении влияние на оркестр, особенно учитывая ситуацию с пандемией и ограничениями, с ней связанными.

Источник ГАСО 2: Оркестр – это сложный организм, состоящий из людей. И помимо того, что эти люди профессионалы своего дела, они еще и творческие личности. И эти люди не привыкли к оскорблениям, к манипуляциям. При этом наш оркестр, мягко говоря, «не обласкан»: у нас нет ни грантов, ни больших финансовых гарантий, у нас проблемы с материальной базой, которые сейчас успешно решаются нашим директором – Е. С. Анисимовой. Мы впервые за много лет осуществляем закупку музыкальных инструментов!

Музыкант – это человек, работа которого связана с положительной эмоцией, даже когда мы играем музыку драматическую. Мы должны думать о том, как мы ее играем, а не о том, когда приходит дирижер, как он с нами обращается, в каком психологическом состоянии мы находимся.

Обратная сторона закулисья

– Как вам работается с новым дирижером?

Источник ГАСО 2: Могу сказать, что концерты под управлением Игоря Томашевского были встречены аудиторией (с первого же концерта) не просто тепло, а очень тепло! Потому что, безусловно, то, с чем выходят на сцену, имеет значение. И то, как встречают сейчас оркестр, как играется программа, как публика аплодирует, кричит браво, а после «Кармен-сюиты» Бизе-Щедрина встает, является показательным.

Как это можно понять из текста письма, до недавнего времени атмосфера на репетициях ГАСО далеко не благоприятствовала творчеству… Если на протяжении стольких лет были такие сложные отношения, непонимание, не было продвижения оркестра, новых проектов, почему это не выносилось на публику? Почему о проблемах оркестра молчали?

Источник ГАСО 2: Среди музыкантов не принято об этом говорить. «Теплая вода дороже, чем холодная».

Не принято, и это правильно, в Петербурге говорить о таком. В наших интересах говорить о том, что мы не хотим ничего, кроме как уважительного отношения к себе.

Мы беззащитны в этой ситуации.

Источник ГАСО 1: Мы выполняем свои обязательства в том плане, что мы ни разу не подвели ни одного дирижера, солиста, заказчика.

Мы до последнего времени выходили на сцену с бывшим главным дирижером, хотя 53 из 65 человек состава оркестра не желают этого делать под его руководством – это явно следует из содержания открытого письма.

В свете этого мы хотим понять, почему нам меняют Устав, зачем это делают? Чтобы изменить Устав, необходимо заручиться поддержкой работников, узнать у состава ГАСО, как музыканты к этому относятся.

Музыканты ответят, что они относятся отрицательно, потому что для нас самое главное – это защита, это спокойствие, с которым мы можем выходить на сцену, чтобы у нас не тряслись руки. Попробуйте сыграть концерт с трясущимися руками.

Обратная сторона закулисья

– Почему подписи поставили не все артисты?

Источник ГАСО 2: Кто-то оказался дома на изоляции из-за пандемии, некоторая часть людей напугана положением дел, имеющим место быть на сегодняшний день.

– Мне всегда казалась довольно странной репертуарная политика творческого руководства ГАСО в последние годы: почему оркестр, который по идее должен делать упор на классику, играет в таком количестве музыку из кинофильмов?

Источник ГАСО 1: Ответ на самом деле достаточно простой.

Классическая музыка может простить все: не тот темп, не ту артикуляцию, незнание текста и читку с листа. Мнений, о том, как надо ее играть, чудовищное количество! Эта музыка как пластилин, из которого можно лепить все. Но одну вещь она не терпит. (Делает паузу).

– Какую?

Источник ГАСО 1:  Отсутствие собственного видения. Мы можем знать, как дирижировал ее Караян, мы можем знать детально, какими штрихами играл ее Оркестр Венской Филармонии, но если дирижер не знает, какими штрихами хочет, чтобы ее играл коллектив, и единственное, о чем он говорит, что “у Мравинского темп был вот такой, потому я тоже хочу так”, то почему нам не поставить пластинку и не послушать, как Мравинский исполнял это произведение? Зачем нам делать нелепую копию?

Цитируя Никитина: «Копия – это тоже самое, что бутылка без вина».

Источник ГАСО 2: Странной была не только репертуарная политика. Давайте посчитаем. Сколько гастрольных поездок за последние 4 года было у оркестра? Ни одной.

Сколько культурных проектов возглавил бывший худрук в рамках нашего оркестра?

Ни одного. Более того, уже имеющиеся культурные связи стали прерываться, оркестр стремительно терял возможности взаимодействия с другими учреждениями и коллективами. Директор Анисимова пыталась всеми силами спасти их, ее старания были очевидны для коллектива. Мы очень надеемся, что сможем быстро восстановить способность к подобному партнёрству: сейчас администрация и художественное руководство впервые за долгое время работают слаженно и конструктивно взаимодействуют между собой на благо музыкантов.

– О чем Вы хотели бы сказать в финале нашего интервью, с каким предложением обратиться к тем, кто может повлиять на ситуацию?

Источник ГАСО 1: Оркестр СПб ГАСО состоит из серьезных профессиональных людей. Коллективу необходимо предоставить возможности проявить себя. В последние несколько недель явно наметилось движение именно в этом, верном направлении: оркестр продемонстрировал способность к достойному творческому взаимодействию с выдающимися солистами и именитыми приглашенными дирижёрами, с большим успехом у взыскательной петербургской публики исполнил целый ряд программ, требующих максимальной мобилизации технической и эмоциональной составляющих творческого процесса. Для нас очень важно сохранить это ощущение спокойствия и сосредоточенности на художественных задачах. Возвращение к ситуации, имевшей место ранее, будет удручающим фактом, одной из самых печальных страниц истории оркестра, которому мы принадлежим всей душой. Надеемся, что мы будем услышаны, и нам дадут спокойно работать. Нынешнее руководство ГАСО, на данный момент, продемонстрировало способность и, что особенно отрадно, искреннее стремление к поддержанию именно такой, здоровой творческой атмосферы в коллективе.

Алена Шубина-Лис специально для Musecube

Фотографии предоставлены ГАСО

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.