В пост-апокалиптичный фрактальный отрезок времени, по традиционным канонам первых чисел января, Психея выступила в клубе Театръ с программой “The Best”.
Кажется, концерты в Театре стали традицией для Психеи и почитателей.

Внутри клуба лица людей оказались едва выражающими эмоции.
Они волокли за собой свою тень неспешно, приближаясь то от центра зала к бару, то от бара к курилке. Цикличность действий повторяла себя не изменяя отсутствия настроения.

Наблюдения за меланхоличным постоянством навевали мысль, что сегодня никто не готов выражать эмоции. Последнее, что остается в таких случаях –бесцельно разглядывать других, и самому быть объектом бесконечного наблюдения чужих глаз.
За спиной оказался коридор, вглядываясь в который можно было разглядеть сквозь облако табачного дыма, царивший там кавардак – на небольших черных диванах гурьбой лежала веселящаяся молодежь, как фрукты в корзинке. Это место в клубе было единственным говорящим о скором концерте.

Шторы медленно покачнулись потоками воздуха, пока не распахнулись вовсе. Именно в этот момент внутри затрепетало ощущение того, будто бы ты находишься сразу в двух столицах одновременно – уличная жизнь Петербурга выплеснулась на лицо строгой Москве.

Брошенная честность в глаза, посредством текста и музыки, заставляла спасовать мир первым. Решительность, доходившая до жестокости, храбрость, доходившая почти до свирепости, и одинокая яростная жажда любви вырывались в отзвуках песен, падающих со стен.

Сумятица пробивалась, как росток сквозь асфальт лишь во время агрессивных композиций “В лицо”,”W.W.W.”, “Ноль 00 Ноль”, после чего тут же стихала, затаптывая себя обратно в бетон.

Настращав зал завершением концерта спустя всего час от начала, Дмитрий Порубов разбудил собравшихся: с последующих нот организовался слэм; кто-то раскинул баннер с признаниями для группы, а вместе с тем загорелась и шашка, которая всегда прекрасно сочетается выделением химических веществ в столь небольшом помещении в совокупности с заполненным человеческими существами клубом.
Уличный воздух стал прорываться сквозь перманентно открывающиеся двери в зал – реакция на самосохранение произошла незамедлительно, не сработав на тех, кто разбивал свои пятки о пол оголтелыми плясками.

Стихнув последней в тот вечер яростной песней, “Весной” попрощались музыканты со сцены, отправляя в зал воздушные поцелуи.

Специально для MUSECUBE, Александра Дмитриенко

Фото Виктора Королёва тут

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.