14 октября в клубе “16 тонн” намечалось заманчивое саморазрушение для тех, кого не отпугнуло название “This will destroy you”, а, наоборот, приглянулось и оказалось по нраву. А ведь название говорит само за себя. И как бы предупреждает слушателя, точно пачка сигарет, на которой написано, что “курение убивает”. Но сознательных курильщиков это не остановит. Также и поклонники группы “This will destrоy you” знали, что их ждёт, и хотели этот самый неистовый “destroy” поглубже запустить в себя.

This will destrоy you
This will destrоy you

“This will destroy you” – это неожиданный прорыв с Техаса. За один год их первая демо-запись “Young Mountain” из маленьких местных музыкальных магазинов перекочевала в магазины всего мира десятками тысяч копий, а число прослушиваний на Last-fm говорило о широком признании. И тогда за группу взялся известный продюсер Джон Колтон, работавший с такими коллективами как “Modest mouse” и “Explosions in the sky”. Итак, группу полюбили во всём мире. А в Москве даже очень полюбили. Музыканты убедились в этом, когда отыграли в 2009 году на сцене того же “16 тонн”, и публика приняла их так хорошо, что взаимодействие музыкантов и публики превратило рядовой казалось бы концерт из тура в один из лучших в истории группы. Американцы на радостях обещали вернуться. Обещание оказалось настолько сердечным, что не прошло и года, как музыканты снова вышли на сцену одного из главных клубов столицы.

Итак, 14 октября помещение клуба “16 тонн” обещало наполниться атмосферной музыкой, погружающей в глубины бессознательного. Расположить аудиторию к такому вечеру было поручено киевскому индитроник-дуэту “Надто Сонна”. На сцене нельзя было протолкнуться среди аналоговых синтезаторов, драм-машин и прочих других технических аппаратов, предназначенных для музыкального вторжения во внутренний мир слушателя. Украинские электронщики заняли свои позиции и дали старт происходящему. Застучали резкие биты, переходившие от стандартных рисунков до полиритмии, то чётко и твёрдо пульсируя редкими ударами, то семеня по полотну ритмического пространства звонкими перебежками. Зашумела электронная волна. Так начался прилив на побережье музыкального мира Москвы. Искушённая столичная публика приняла электронщиков из соседней страны очень тепло. Люди уловили настроение и ответили благодарностью, поддерживая музыкантов апплодисментами, в частности тогда, когда один из аппаратов упал с подставки, что в известной степени является форс-мажором.

This will destrоy you
Надто Сонна

Полчаса в стиле “индитроник” задали тон, определили характер картины вечера, создали нужное настроение и подвели аудиторию к тайной комнате, философский камень которой грозился не на шутку раскалиться до предела, излучая космогонические лучи. Потому что только так звучит настоящая пост-рок музыка. Потому что музыканты, не говорящие ни единого слова, разговаривают с публикой музыкальными звуками. Потому что трудно остаться равнодушным, когда видишь музыкантов, бьющихся в экстатическом припадке во время исполнения композиций.

Музыканты внешне походили на водителей грузовиков, колесящих по американским штатам. Молчаливые, небритые, серьёзные и простые на вид люди. В клетчатых рубашках, в порванных кедах, с татуировками на руках. Они были предельно сконцентрированы на звуке: характер их музыки требует кропотливой работы, продумывания каждой мелочи в звучании. Бас-гитарист Donovan Jones постоянно обращался к аналоговому синтезатору “Rhodes”, извлекал из него напряжённые волны космического шума, и, пока они обволакивали танцпол, бил по плотным басовым струнам, зажимая аккорд. Гитарист Chris King работал со множеством примочек. Опускался на корточки, отложив гитару и нажимая руками на педали, а когда стоял, смотрел в основном на примочки, выстраивая каждую секунду музыки. Гитарист Jeremy Galindo выступал сидя на стуле. Его по-настоящему срубало во время игры. Он закрывал глаза и открывал рот и агрессивно раскачивался на стуле, изо всех сил стуча ногой в такт музыке. Казалось, будто потусторонние силы вселились в его тело и изгоняли злых духов – так экстатический транс овладевал им с ног до головы. Барабанщик Alex Bhore агрессивно выбивал каждый удар своего рисунка, что словно по мановению руки шамана резонировало прямо в сердце и виски. На сцене незаметно стоял микрофон, нарочито развёрнутый в сторону аудитории. Привлекательное разрушение разжигалось необузданным костром всепоглащающей силы эмоций.

This will destrоy you
This will destrоy you

И разрушение разожглось. Практически сразу. Ибо, казалось, кульминация всюду. Кульминация тут же вырывалась и из-за спины завязки действия набрасывалась на слушателя. Раскалённый запах кульминации завис в воздухе и выстреливал своими волнами так, что границы времени стёрлись, сознание отказало в самоконтроле, а напряжение затянуло нервы в трубы. Общее настроение было апокалиптическим. Кажется, пока люди слушали такую музыку, внутри них рушились города. Последний день Помпеи – вот лучшее определение атмосферы. Трагичность разрушительной силы. Невыносимость истерики души, стремящейся преодолеть все границы. Битва за выживание в контексте неминуемого разрушения. Философский камень уничтожил сам себя, но прежде обронил осколок. А значит… А значит, this will destroy us, but never destroy forever.

Николай Соловьёв, специально для MuseCube

Фотоотчет Дарьи Волковой с концерта This Will Destroy You в клубе 16 тонн 14 октября смотрим здесь

1 КОММЕНТАРИЙ

Добавить комментарий для шушервкосмосе Отменить ответ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.