Весеннее настроение в стиле романтизмБольшой зал Санкт-Петербургской филармонии – как зеркало прошедших эпох. Здесь выступали великие исполнители, замечательные композиторы. Как боги Пантеона, гордо и величаво взирают они с портретов на приходящих приобщиться к прекрасному. Особую обстановку создает и традиция преемственности, когда со сцены звучат произведения того, кто сам когда-то выступал в этом пространстве.

 

Один из таких концертов состоялся 28 мая, когда в рамках XIV Международного фестиваля «Музыкальная коллекция» выступил всемирно известный пианист Николай Луганский. Первое отделение было посвящено сочинениям французских композиторов рубежа XIX –XX веков. Маэстро исполнил два органных сочинения Сезара Франка в переложении для фортепиано. Прелюдия, фуга и вариация прозвучали в обработке Г. Бауэра, а Хорал №2 – в собственной обработке Луганского. Тональность си минор, объединяющая произведения, еще со времен Баха – тональность скорбная, траурная. В совокупности с монументальностью формы и величавостью исполнения могло создаться впечатление, словно произошла магия перемещения из концертного зала в готический собор.

 

Легкие, словно невесомые, Две арабески Клода Дебюсси – зарисовки-впечатления импрессионистского характера – продолжили программу вечера. Пьеса «Остров радости» – искрящаяся, как блики солнца на волнах, технически сложная, была блестяще исполнена Николаем Луганским, завершив отделение. Будто бы наполненные теплом и светом, выходили слушатели из зала.

 

Во втором отделении звучала музыка Александра Скрябина и Сергея Рахманинова. Воспитанники профессора Зверева, «зверята», как их в шутку называли сокурсники, не раз выступали в стенах филармонии. Символист Скрябин в Сонате-фантазии с её порывистыми ритмами выразил впечатления от морской стихии. Прозвучавшая следом Соната №3, состоящая из четырех частей, в талантливом исполнении поведала о состояниях души композитора и отразила чувства исполнителя, которого критики называют «романтическим героем современного фортепиано».

 

Рахманинов – сильная, могучая личность: «Я – русский композитор, и моя родина наложила отпечаток на мой характер и мои взгляды. Моя музыка – это плод моего характера, и потому это русская музыка». Воплощение природы в музыке Рахманинова не может оставить равнодушным русского человека. Прозвучавшие Пять прелюдий из опуса 23 отразили всевозможные грани настроений рахманиновского цикла.

 

Зрители долго не отпускали со сцены Луганского, настойчивыми аплодисментами требуя бисов, и на каждый бис получали еще по одной картине-прелюдии Рахманинова. Завершился концерт самым, наверное, популярным произведением Сергея Васильевича – Прелюдией до-диез минор, которая в эффектном исполнении Николая Луганского приобрела черты мягкости и спокойствия.

 

Лилия Позднякова специально для Musecube

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.