Лодочник: Река, как добрая лошадка, – все свезет

лодочник

«Мы всегда идём исключительно навстречу своей судьбе, даже когда направляемся в уборную, на ходу расстёгивая брюки, поскольку между двумя любыми точками, расположенными на плоскости, можно провести одну, и только одну прямую — господи, какие всё-таки жуткие вещи можно вычитать в обыкновенном учебнике геометрии, какой уж там Стивен Кинг!» (с)
Макс Фрай, «Мой Рагнарёк»

«Театр города М.» представил на суд зрителя спектакль «Лодочник», заявив его как мелодраму/триллер. Пугать, надо признаться, начинает уже адрес, точнее та его часть, что «дом 2, строение 32». Вообразили? Выдыхайте! Бояться не стоит: ТЦ виден прямо от метро. Охранник у первой же двери бодро подскажет дорогу через фуд-корт – выдыхайте снова, в зале посторонние запахи не слышны. Зато маленький частный театр, который существует только за счёт продажи билетов и зрительских донатов, готов бесплатно предоставить стильные программки на цветной крафтовой кальке и обладает доступной для колясочников средой (среди зрителей были люди с особенностями здоровья).

Перед началом спектакля в центр игрового пространства вышел Александр Бабик, известный завсегдатаям репертуарных спектаклей Московского театра оперетты и зрителям проекта «Большой мюзикл», как исполнитель ярких образов, способный даже небольшую роль превратить в свой личный – всегда смешной и безукоризненный – бенефис. Здесь, в этом театре, Бабик – режиссёр.

Надо сказать, что за четыре минуты «вступительного слова» Александр успел не только рассказать об авторе пьесы, положенной в основу спектакля, посетовать на то, что современный театр теряет связь с действительностью, но и – демонстрируя свой фирменный жест кистями рук и поставленный (ещё бы!) голос – поведать об истории возникновения этого театра в нынешние времена «модного вируса» и сопутствующих ограничений, исподволь при том окунув зрителя в мир с ненавязчивым ароматом страниц Макса Фрая, – ибо режиссёр явно случайно, но практически дословно воспроизвел цитату: «Все мы совершенно сумасшедшие, каждый на свой лад»…

…Камерный зал с момента первого зрителя в нем был окутан темнотой, слегка разбавленной белым речным «туманом» и яркими уютными всполохами точечного света откуда-то сверху.

Фатальность и потусторонность в этом двухчасовом спектакле, несомненно, присутствуют. Однако ещё присутствует потрясающей красоты и грациозности символизм в визуале!

Казалось бы, московская публика уже свыклась с лавочкой, заменяющей собой примерно все необходимые декорации, – и этот спектакль играется буквально с двумя-тремя предметами мебели да десятком экземпляров крайне компактного реквизита… Даже спектакли, игравшиеся прежде по этой же пьесе, примерно также располагали зрителей «на разных берегах» реки… Однако же в некоторые моменты буквально дух захватывало от восторга: в оптическом расфокусе от сочетания темноты, дыма и мелкого мусора из кармана какого-то гопника, стоящего на ящике, сознание выхватило ощущение колкого снега в отблеске одинокого фонаря – и случилось это ровно в его реплику: «Я – столб! …Электрический!»

Такой же восторг вызвал и белый пододеяльник – кто не сражался в одиночку с этими плодами легонькой промышленности, тот и мелкие буквы в договорах на потребительские кредиты читать сочтёт ниже своего достоинства.

И неважно абсолютно, при чем тут столб, пододеяльник, ведра, воображаемые вёсла и белый конь (актерский состав линейки которого в программке виртуозно «будет объявлен дополнительно»), важно то, что гений Бабика с поддержкой художника Евгения Сыздыковой, композитора Ивана Староверова, художника по свету Тимура Фиршина создали умопомрачительно чарующую и при том поистине мистическую картинку, чтобы поговорить со зрителем о том простом и сложном, что страшит и ждёт каждого из нас. Ниоткуда. С любовью. А, главное, безо всякого назидания и запугивания, – желание «слинять с урока» не возникает абсолютно!

Каждый – и герои, и зрители – что-то новое и важное унесут с собой, случайно или в поте лица своего усвоив предложенные уроки и опыт.

Глеб Косихин, Евгений Мишечкин и сам Александр Бабик в этом спектакле подарили посетителям ещё бонус-находки: они предстают совершенно в неожиданных драматических образах и очень мягко оттесняют в сознании зрителя весь свой предыдущий актерский опыт (с неизменными качественными вокальными номерами). Очень крутые и честные актёрские работы – без попыток спрятать артиста в яркие костюмы, грим, круговерть и поддержку балета: только мрак, неизвестность и сами артисты, которые порой возникают прямо из зрительного зала.

Не пугает и абсолютно чеховская дама (Альбина Кашорик) – вне возраста и времени, не обременённая никакими отношениями и обязательствами, неприметная и манкая одновременно, прекрасная в своём чёрном глухом платье с внезапно оголенной спиной. О, как играет подол этого платья на поклонах! Сколько в нем лёгкости, смысла, страхов и оголтелых людских надежд!

Смерть – это не самое страшное…

Пожалуй, больше всего любой человек страшится неизвестности – и главный герой этого спектакля за два часа действия приобретает опыт огромного личностного роста: махом находя и теряя 15 лет пустоты и вопросов, становясь на пороге новой жизни (в реальном ли мире?) и соответствующих этой жизни вопросов.

Многие ли из нас, подобно деревьям, цветут на протяжении жизни и приносят радость людям? Многие ли не плывут по течению, но находят в себе силы идти вперёд, искать, сражаться с непонятным во имя спасения чьей-то души? Многие ли способны увидеть свет в темноте? Впитывать и отдавать любовь, которой пропитан настолько спектакль?

Согласно режиссёрскому замыслу Александра Бабика: «Реальный человек, рефлексируя, не всегда несёт с собой легкость, ему тяжело, и он пытается бороться, чаще всего бессмысленно. Но в этой борьбе и есть даже свобода какая-то. Свобода и жизнь. Или поиски свободы».

Спектакль действительно надо смотреть и чувствовать (в идеале – с чистого листа), только так можно ощутить холодок на спине, погрузиться в психологизм происходящего, отследить внутри себя возможные триггеры, и… довериться этой темноте, чтобы, придя домой, первым делом обнять любимых и родных.

Ольга Владимирская специально для MuseCube

Фотографии Анастасии Фолманис можно увидеть здесь


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.