Мощный гимн женщине
Использована фотография с сайта peterburg2.ru

Большой настоящий праздник для всех ценителей лучшего театра из разных стран ближнего и дальнего зарубежья традиционно проходит в эти дни в Петербурге. Фестиваль «Балтийский дом» в самом разгаре, и каждый день зрители могут оценить нечто впечатляющее и необычное. Стартовали же показы 6 октября спектаклем «Сад», который стал совместным проектом продюсера Леонида Робермана и Электротеатра Станиславский. Режиссер постановки – Денис Азаров, в главной роли – Юлия Ауг.

Спектакль этот сделан по пьесе Алексея Шипенко, который попытался соединить в своем тексте историзм и вневременную актуальность.  Это мощная по эмоциональному воздействию история о португальской некоронованной королеве Инес, которая стала сначала жертвой любви, затем династических интриг, а после жестокой расправы была возвеличена до ранга святых/ слишком запоздало заняла трон по закону  (трактовки финала могут быть разными).  Драматургия представлена по большей части мощным монологом главной героини, и лишь в отдельных местах слово предоставлено ее сыну, что дарит самостоятельный смысловой пласт, наполняет дополнительными аллюзиями. Идеи и смыслы из текста каждый вынесет свои и для себя. Для кого-то это будет история про то, что  нехорошо влюбляться в женатого и рожать от него детей – кара тебя настигнет. Для других –  про то, что заслуженное запоздалое признание тебя все равно найдет, пусть и посмертно. То ли эта история чисто женская, то ли общечеловечески-притчевая, границы в ней оказываются весьма  условными. Темы религии и веры тут также затрагиваются, так что размышлять об основной сути «Сада» можно долго.

Совершенно невероятна и крайне символична в этом спектакле сценография. Холодные белые стены предстают общим равнодушным фоном, жуткие пластмассовые пупсы в гофрированных черных воротниках пугают одним своим видом.  Предвестники большой беды то и дело мелькают пунктирными символами на заднем плане, свое дело делает и рвущая душу музыка. В финале перед зрителями предстает мощное  и по-настоящему жуткое воплощение Смерти в виде черепа в плаще, под полами которого и размещаются эти неподвижные пустые голые куклы. И крест за спиной как триумфальный вершитель человеческих судеб.

Но самое главное в этой постановке, конечно, прекрасная Юлия Ауг, от игры которой сами собой возникают мурашки, и дрожь пробегает по телу.  Переходы от радости к истерике, от счастья к (полу)безумию, от подъема к опустошению здесь происходят моментально и максимально органично. Она сама тут и впрямь без пошлых льстивых преувеличений – величественная королева, гордо смотрящая вперед и не отступающая ни на шаг. Попадание в роль и материал идеальное, никого другого тут не надо.

Тем не менее, идейный разброс пьесы не до конца позволяет выстроить зрительскую линию эмпатии. Яснее ясного, что героине можно и даже нужно сопереживать – только вот в чем именно, оказывается не до конца очевидным. Попытка сделать историю с непреходящей вечной актуальностью разбивается о некоторую небрежную непродуманность и общую концептуальную незавершенность. Впрочем, случаются такие работы, в которых следует голосовать сердцем, а не разумом. Быть может, «Сад» – это как раз именно тот самый случай.

Марина Константинова специально для Musecube

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.