«Ты проснёшься ль, исполненный сил?»
Н. А. Некрасов

 

Нынче часто слышишь модное слово вербатим — как я понимаю, это когда на сцене представляется произведение, изначально написанное не для театра. Проза, публицистика и так далее. «Москва-Петушки» как раз их таких. Идя на спектакль, гадаешь КАК это можно изобразить… и артисты театра одновременной игры “ZOOпарк” сделали это на уровне высшего пилотажа!

 

Могу привести для сравнения только работы в жанре саундрама Владимира Панкова.

 

Свет, звук, движение, музыка, слово и включение зала в действие — вот чем жив современный театр, вот без чего мертвы устаревшие формы. Как Бонапарт гвоздил из пушек в одну точку обороны и пробивал брешь, в театре необходимо захватить ВСЕ чувства зрителя и держать, и тащить его за собой, пока не полетит… И в спектакле «Москва-Петушки», благодаря чутью и мастерству режиссёра Ирины Зубжицкой, это есть!

 

Когда я училась во втором классе, у нас был урок «ритмика». Недолго он был, но один танец мы учили — это была «Летка Енка»…

 

Как это получается, что из комедии вырастает трагедия? Что ты смеешься, черепашку выигрываешь (кто пережил, тот не забудет) — а потом БАЦ! и тебе не до смеха, хоть история глубокого алкоголика биографически к тебе отношения не имеет… хотя к кому в нашей стране эта история не имеет отношения?

 

Есть такое дело, что, поиграв роль на протяжении десятка лет, артист как бы переполняется ею и нередко «растекается по поверхности», что ли. То есть все фишки на месте, новая публика в том же восторге, как была старая, когда была новой… старая, правда, отпадает, но кто считает. А бывает — и здесь я про Олега Шапкова, Льва Харламова и «Москва-Петушки» — что количество лет в роли перемножается на что-то… и старой публике тоже, мягко говоря, не скучно, потому что глубины какие-то открываются и в спектакле, и в зрителе (почему часто и не могу видеть это, нужно время обратно выкопаться), и в герое. Так хорошо помню 2006-й, когда спектакль привезли в мытищинский «Фэст». И он равен 2020-му, но по параметрам неочевидным. Он равен тем, что по-прежнему мне нужен. Именно потому, что меняется вместе со мной. Спасибо, земляки (не по городу — по отечеству).

 

Случается, говоришь себе: «Ах, ни над кем в этом городе так не издеваются, как надо мной!!!» — внутренний голос вдруг отзывается простуженным инспектором Грандэном: «Издеваются… ещё как…» – тогда-то и пора идти на «Москва-Петушки» в театр одновременной игры «ZOOпарк». Чтобы девушка-волхвование с большой претензией к Пушкину (Ксения Данилова), а также стопицот вагонных философов, официант и фатум (Лев Харламов) показали тебе — в дцатый раз, но если не доходит, будем повторять — что такое сука-любовь… то есть хромая судьба лирического героя (Олег Шапков) повести грешного Ерофеева.

 

Весь спектакль ты смотришь на развесёлую вакханалию некоего, чужого тебе, по счастью твоему, недотёпы с претензиями — и только пунктирные подходы ангелов лёгким пёрышком потревожат на мгновение его и твою фантазию… а потом, на пике веселья, вы дружно ухаете в чернильную бездну (под «шествие гномов», вне сомнения сожравших осторожную белоснежку) и не то чтобы примеряете всё на себя, а становитесь этим самым ничем.

 

А кто побывал ничем и вернулся — обязан сделаться всем. Мы ему, распятому, задолжали.

 

Елена Трефилова специально для Musecube
Фотографии Марии Курчаткиной

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.