Садко: выплывший

А если нет,

то что же всё это тогда?

Песня Мореславны

Мюзикл Глеба Матвейчука на сцене культурного центра Людмилы Рюминой «Садко в подводном царстве», выпущенный в эту предновогоднюю, неожиданно сложную для искусства пору – это, конечно же, «ёлка». Перед началом представления детишек в фойе развлекают заводилы-лягушата, а потом все вместе зовут вполне сухопутного Деда Мороза, который и пригласит вас с малышами в зал. Если у вас нет детишек «от трёх до пяти» и вы не фанат мюзиклов, автора проекта или отдельных артистов – вам сюда, скорее всего, не нужно. Хотя, поправлюсь, младшим школьникам и подросткам тоже будет интересно: они оценят взрослые, но приличные и актуальные шутки персонажей по достоинству. А яркая картинка сделает из всей семьи художников – если сказке уготована долгая жизнь, возможно, мы доживём не только до настольной игры, которая дополняет бесплатную программку, но и до раскрасок и переводилок на тему акважизни. По крайней мере, будет меньше хотеться утянуть с ёлки в вестибюле ярких коньков и попугайчиков (рыб, разумеется), развешанных вперемешку с традиционными шарами и бантами.

Но перейдём к водным процедурам.

Сюжет прост, понятен даже младенцу, поэтому если вы ни шиша не уразумели – все вопросы к вашему отпрыску. Он не только всё объяснит, но и от себя прибавит соразмерно силе разыгравшейся фантазии. Поэтому пересказывать не буду, твист на твисте в этой сказке сидит и твистом погоняет, но это не про танцы (они разнообразнее). Единственное, чего не стоит ожидать и искать, это событий, знакомых вам по первоисточнику. Начнём с того, что само появление Садко-гусляра на дне морском – это акт экологического жертвоприношения… нет-нет, никаких спойлеров. Автор текстов песен Карен Кавалерян и диалогист Николай Ермохин устроили сюжету знатную болтанку и приготовили вместе с композитором, хореографом и художниками любопытный коктейль, настоянный на фольклорных тропах и вспененный реалиями нашей жизни на планете Земля.

Художников следует отметить отдельно: визуал спектакля без преувеличения шикарен, впрочем, Глеб Матвейчук умеет не только порадовать слух, но и поразить зрение публики (вспомним «Лабиринты сна» по мотивам «Алисы в стране чудес»). Итак, костюмы созданы Ириной Питерковой и Мариной Чернышовой, сценография же придумана Андреем Шутовым. Хореография Надин и Николая Подошва-Захаровых.

Это не единственный семейный дуэт в проекте: роли Садко и царевны Мореславны исполняют в одном из составов Эмиль и Екатерина Салес. Мне достались именно они, и замечу: не всякой паре удаётся органично показать на сцене зарождение и развитие отношений влюблённых. Тут важна мера, и молодые люди сумели с ней сладить: лавстори выглядит очень мило, и в ней достаточно юмора.

Еще один антропоморфный персонаж пьесы – Владыка Вод Морских, грозный царь и отец невесты (Сергей Веселов). Не чуждые рока зрители сразу воскликнут при виде него: Кипелов?! Но будьте осторожны: владыка вспыльчив, утомлён канцелярщиной и мечтает о бранных подвигах. Пока же, на манер Дарта Вейдера, тиранит верного секретаря – рыбу-Попугая (очаровательный Алексей Родионов). Попугай, скрепя плавники/крылья, терпит начальственный гнёт, а также служит жилеткой, нянькой и церемониймейстером при этом цирке, то есть дворе.

Коль скоро мы перешли к рыбам – в спектакле большое разнообразие морепродуктов… простите, морских жителей. Медуза Тессловна, к примеру (Агата Вавилова), заряжается энергией, больно стрекая встречных и поперечных – таких особ и на суше немало, их и тут узнаёшь по разряду. Капитан Краб – подводный пират; у него проблема, обратная царской: надоело в поте (или что там под водой возможно) лица своего добывать богатства своими клешнями. Альтернативу он выбрал не скромничая: займи место владыки, и придонный народец сам попросит тебя их ограбить.

Также на сцене мы видим квартет Русалок, Медуз и Крабов-моряков (артисты балета).

Напоследок – самая яркая водяная парочка, Морской Конёк (Денис Котельников) и Осьминожка Феврония (Владислав Голубев). Условная природа искусства позволяет охарактеризовать их как друзей настолько близких – речь о персонажах – что это уже похоже на ворчливое неразлучное супружество. Степенная, но острая на язык Феврония философски терпит выходки своего спутника, а трусоватый хвастливый Конёк ставит всё новые рекорды в беге во все  стороны от ответственности.

В финале, конечно, у всех всё становится хорошо – даже у загадочных людей где-то далеко на суше, которые, сами того не подозревая,  заварили эту канитель.

Можно лишь пожелать, чтобы театр нашёл возможность сажать маленьких зрителей на ближние ряды, а взрослых – по периферии зала, чтобы артистам было удобнее обращаться к целевой аудитории и никто никому ничего бы не загораживал. Постановщик, он же композитор и продюсер, придумал небольшой интерактив, но с залом вполне можно поиграть и более содержательно – хотя, наверное, уже на утренниках (вечерний спектакль добавили в афишу по заявкам вполне взрослых поклонников жанра).

Я исписала пять страниц блокнота цитатами из спектакля – но, пожалуй, ничего вам здесь не приведу (молчу как рыба, jamais!). Интереснее посмотреть и послушать самим.

А в эпиграфе речь идёт, разумеется, о любви!

Елена Трефилова специально для Musecube

Фотографии Любови Гайворонской можно посмотреть здесь


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.