“Самоубийца” в Театре Вахтангова: нам нужны идеологические покойники

самоубийцаКазалось бы, “Самоубийца” – не самое подходящее название для развесёлой комедии. Но Театр Вахтангова так не считает и дарит новую жизнь многострадальной пьесе Николая Эрдмана, написанной в 1928 году, многократно запрещённой и впервые поставленной в СССР только в 1982-м – на сцене Театра сатиры.

Лично Сталин налагал вето на сочинение Эрдмана (он писал Станиславскому, тоже пытавшемуся работать с этим материалом: “Я не очень высокого мнения о пьесе „Самоубийца“. Ближайшие мои товарищи считают, что она пустовата и вредна…”). А современники сравнивали Николая Робертовича с Гоголем и именовали если не гением, то весьма одарённым литератором. Нам же с вами, пожалуй, он больше напомнит Булгакова (вспомните, например, “Дьяволиаду” – атмосфера этой повести, как по мне, весьма схожа с духом “Самоубийцы”).

Тогда, почти век назад, историю злосчастного Семёна Семёновича Подсекальникова, пробовали воплотить и на сцене Театра Вахтангова (конечно, тоже получив на это запрет). И вот сейчас режиссёр Павел Сафонов, наконец, смог “оживить” персонажей Эрдмана на вахтанговских подмостках.

Трёхчасовой (с учётом антракта) чёрно-белый фарс, заканчивающийся на внезапно пронзительной и горькой ноте (что характерно, отнюдь не только иносказательно), пролетает буквально на одном дыхании. И это не просто избитая фраза, использованная мной красного словца ради: “Самоубийца” – действо динамичное и захватывающее, в нём нет ни одной хоть сколько-нибудь “провисающей” сцены. Режиссёр хулиганит, балансируя на грани гротесковой клоунады и щемящей правды (да-да, готовьтесь, вас ждут и моменты, которые заставят не только хохотать в голос, но и сочувственно сжимать кулачки), а публика просто получает невероятное удовольствие.

А ещё “Самоубийца” – это очень красиво. Сценограф Денис Сазонов, художник по костюмам Евгения Панфилова, художник по свету Руслан Майоров и художник-гримёр Ольга Калявина до тонкостей понимают задумки постановщика, делая театральную клоунаду максимально гипертрофированной, но от этого, почему-то, ещё более естественной и достоверной.

В общем, Эрдман когда-то сочинил одну из первых в мире “чёрных комедий”. А Театр Вахтангова показал, что этот жанр не только жив (ну, тут кто бы спорил), но и вполне актуален и современен. Есть в спектакле и вайбы комиксов, сегодняшних мультиков, старой доброй “Семейки Аддамсов” – и всё это в антураже советских реалий 20-х годов прошлого века.

А как хороша сама пьеса!.. Её уже давно разобрали на цитаты (и по праву), а если вы вдруг прежде не сталкивались с “Самоубийцей”, умоляю, не читайте первоисточник перед походом в театр! Получите невероятное наслаждение, вслушиваясь в диалоги и монологи персонажей, да и сюжет, казалось бы, несложный и где-то предсказуемый, всё же заинтригует. Текст Эрдмана – настоящее сокровище для тех, кто ценит лёгкий, ёмкий и изобретательный язык. Театральный деликатес – вот что это такое (и масса версий, которые в последнее время с завидной регулярностью ставятся в самых разных театрах, тому подтверждение).

Дело в спектакле вот в чём: живёт себе в обычной коммуналке простой человек – Семён Семёнович Подсекальников. Всё бы ничего, да жизнь дала трещину: работы нет (приходится существовать на заработок жены), никто не ценит такое сокровище, тёща ехидничает… Но последней каплей становится ливерная колбаса, которую супруга (вот неуважение-то!..) отказывается посреди ночи подать благоверному в постель. Семён Семёнович решает стреляться.

Ну, как решает… Он, по сути, так просто это ляпнул, чтобы семью напугать и чуток самоутвердиться (да и вообще – изначально Семён Семёнович вообще о подобном финале и не помышлял, они сами всё придумали). Но вот ведь какое дело: слухи о грядущем самоубийстве Подсекальникова расходятся со скоростью света, и куча народу решает использовать гибель нашего героя в своих целях. Надо только, чтобы он в предсмертной записке нужное написал, а они уже подсуетятся. Более того – сосед Семёна Семёновича, хваткий Калабушкин, даже лотерею организовал: кто выиграет, того записка и отправится во все газеты.

В общем, некуда деваться Подсекальникову: хоть что делай, а надо стреляться. Но ведь… не хочется. Да и кто знает, что оно будет – там, после смерти? И как выжить, если все вокруг ждут твоей смерти?..

Эрдман завершает пьесу весьма нетривиально: при кажущемся хеппи-энде финал трагичен. И поразительно, как точно такая тягостная и даже философская концовка подходит этой озорной и, казалось бы, неглубокой истории, разом превращая оную в серьёзное произведение. Но тут я замолкаю, дабы не раскрывать карты, и продолжаю рассуждать о спектакле дальше.

Раз мы говорим о Театре Вахтангова, то снова констатируем: актёрский ансамбль великолепен! Виталий Иванов, Василий Цыганцов (в другом составе – Карен Овеян), Мария Шастина, Ася Домская (или же Анна Антонова), Артём Пархоменко, Дмитрий Соломыкин, Юрий Красков, Евгений Косырев, Олег Макаров, Александра Стрельцина и Василий Симонов умудряются в одно и то же время творить цирк-шапито и погружать публику в суть русского психологического театра. Каждый персонаж прекрасен, и выделить кого-то просто невозможно.

Чуть в стороне стоят Светлана Йозефий (также обещается Ольга Тумайкина) – тёща Подсекальникова и Екатерина Крамзина – жена главного героя. Это единственные люди, которым не наплевать на Семёна Семёновича, и которые дарят временами глоток свежего воздуха во всей этой вакханалии. И это при том, что Серафима Ильинична – стопроцентно комический персонаж, но всё же она не та тёща из анекдотов, к которой мы все привыкли, а женщина, зятю сочувствующая и даже поддерживающая его бредовые начинания (вспомните хотя бы сцену с бейным басом). Светлана Йозефий – это просто праздник жизни, настоятельно рекомендую!

А Мария Лукьяновна – жена любящая, пусть и исстрадавшаяся от закидонов и никчемности мужа. Она в спектакле – единственная, остающаяся на всём протяжении действия человеком (ну, кроме того раза, когда любой бы дал слабину – в момент выбора погребального наряда). Героиня Екатерины Крамзиной бесконечно трогательна и хрупка – при огромной внутренней силе (а как иначе, если твой муж Подсекальников?..). На одной чаше весов все остальные (пожалуй, даже Серафима Ильинична) – а на другой Мария Лукьяновна. И актриса без проблем уравновешивает компанию тех, кто жаждет нажиться на самоубийстве Семёна Семёновича.

Ну, и, конечно же, сам Подсекальников – Юрий Цокуров. Ну, это, я вам скажу, просто нужно смотреть. Эрдман, если внимательно вчитаться, не так уж много сценического времени выделил Семёну Семёновичу (ну, кроме первой трети пьесы). Но кажется, что Цокуров находится пред почтеннейшей публикой львиную долю спектакля – так грамотно простроил свою постановку режиссёр, и столь весом в своей ипостаси актёр. Подсекальникова здесь даже и не думают оправдывать, ибо положительным героем назвать его никак нельзя. И ты признаёшь, сколь жалок и ничтожен этот персонаж, но не влюбиться в него не можешь.

И именно в данном спектакле это правильно – Павел Сафонов не высмеивает и не ставит на вид какие-то там слабости характера. Он рассуждает об обществе, о том, как радостно оно готово сожрать любого человека ради своей прихоти. А коли жертва ещё и не слишком похожа не героического героя, куда проще сей акт каннибализма происходит.

Собственно, для меня вот об этом в спектакле и речь: о перемалывании личности массами, о том, как ради желания толпы гибнет кто-то, похожий на любого из нас. И всё это – в чудесном комедийном обрамлении. Здесь не “грузят”, а веселят. Но при этом дадут поводы для размышлений.

Павел Сафонов создал спектакль, который я совершенно искренне рекомендовала бы каждому вне зависимости от его театральных предпочтений. Нет, я понимаю, что не бывает идеальных постановок, и кто-то в любом случае уедет домой недовольным (да чего далеко ходить – мой сосед по ряду убежал в антракте, куда глаза глядят, как только свет включили). Но если лично меня спросят, что бы я назвала если не шедевром, то постановкой исключительно высокого класса, я бы, не раздумывая, назвала “Самоубийцу”. Моя душенька довольна донельзя. Люблю подобное художественное сумасшествие.

Спектакль идёт на Симоновской сцене (то бишь, зал сравнительно небольшой), потому совсем не удивительно, что все билеты на ближайшие показы раскуплены. Да и на март уже немного мест осталось. И это прекрасно: хорошие спектакли должны быть нарасхват у публики.

Если вы хотите подарить себе поход в театр, который вы запомните надолго (и чтоб было весело, но при этом наполненно) – то вот вам отличный вариант. “Самоубийца” – шикарный способ не самоубиться от наших будней. Проверено!

Ирина Петровская-Мишина специально для MusecubeФотографии автора можно увидеть здесьА фотографии Татьяны Вальяниной – здесь


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.