“СтароМодная комедия”: любви все возрасты покорны в Театре Моссовета

И, вздохнув, отстала Смерть.

А. Твардовский

“Старомодная комедия” Алексея Арбузова сегодня находится на каком-то необъяснимом пике популярности. Уже несколько лет спектакль по этой пьесе идёт в ЦАТРА, осенью состоялась премьера в Ленкоме, можно найти данное название и в афишах нескольких театров иных городов… Удивительное стремление снова и снова подступаться к истории поздней любви двух советских людей – особенно если вспомнить о фильме с Фрейндлих и Владимировым, который был снят ещё в далёком 1978 году и, безусловно, является определённым мерилом качества для всех, кто вспоминает о “Старомодной комедии”.

Но Театр Моссовета не боится трудностей и неизбежных сравнений, потому буквально только что на его сцене “Под крышей” состоялась премьера спектакля, жанровая принадлежность которого определена как “мистическая комедия-притча”, а название и оставлено прежним, и переосмыслено одновременно. “СтароМодная комедия” – вот так красиво, романтично и многообещающе значится на афишах.

Исполнительница главной (и изначально единственной) женской роли Ирина Климова призналась, что идея обратиться к пьесе Арбузова принадлежит именно ей. Климовой удалось убедить художественного руководителя театра Евгения Марчелли, что игра стоит свеч, и работа закипела, сложилась команда, были приглашены режиссёр Скворцов (именно таков псевдоним Владимира Скворцова в тех случаях, когда он выступает в качестве постановщика) и артист Владимир Майзингер из Театра Пушкина… В результате творческих поисков родился невероятно изящный, лёгкий, забавный, но вместе с тем глубокий спектакль, абсолютно современный – с одной стороны, а с другой – бесконечно близкий духу тех, кто чтит “старую школу” в театре. Проще говоря, староМодный.

Сюжет, казалось бы, несложен: 60-е, СССР. Рижское взморье. В санаторий приезжает Лидия Васильевна Жербер – экстравагантная москвичка, служащая в цирке. Она знакомится с главным врачом Родионом Николаевичем и буквально шокирует его своей неординарностью и (вы подумайте!) нежеланием соблюдать правила и режим санатория. Она по ночам вылезает из окна, потому что корпус закрыт, а Лидия Васильевна жаждет прогуляться. Она поёт по утрам, будя соседок по комнате. И она пропустила приём у Родиона Николаевича, потому что в назначенное ей время традиционно кормит чаек – таков её режим, и она его устанавливает себе сама. Никуда не годится!

Лидия Васильевна с лёгкостью отбривает все претензии доктора, и начинает казаться, что, действительно, это полнейшие мелочи. Родион Николаевич поражён. Он, думается, никогда прежде не встречал подобных женщин. Сам врач – существо, на первый взгляд, простое, банальное, такое же, как миллионы людей вокруг. И вдруг в его жизнь врывается эдакая феерия… Что может сложиться у столь разных героев, по сути, уже проживших жизнь (им обоим – в районе шестидесяти, отнюдь не юнцы)? А вот это вы узнаете, когда посмотрите “СтароМодную комедию”.

Скворцов со всей возможной осторожностью и любовью взращивает свой вариант рассказа о попытке убежать от полнейшего одиночества и поиске родственной души. Спектакль “Моссовета” совершенно не похож на те постановки Скворцова, которые я видела в возглавляемом им театре “Человек” – и это говорит о творческой гибкости режиссёра (ну, вот лично я на него совершенно иными глазами посмотрела – и это прекрасный опыт), идеальном понимании им как материала, за который он берётся, так и внутренней сущности доверенных ему артистов.

Картинка минималистична: перед нами деревянный пирс, за которым плещется Балтийское море, и белая стена одного из домов старой Риги (художник-постановщик Мария Рыбасова). И этого достаточно: полная иллюзия того, что и мы, зрители, находимся на том самом берегу, шумят волны, “и кажется вдруг, что вон из той узкой двери возникнет какой-нибудь средневековый алхимик в остроконечной шляпе”. Максимально глубоко окунуться во время и пространство нам помогает световой дизайн Андрея Тарасова – точный и атмосферный.

Традиционно хороши костюмы Виктории Севрюковой – как и вся постановка в целом, сочетающие в себе черты ретро и современности. Дуэт серого и белого, а временами и чёрный цвет дополняются красными акцентами, изучать детали нарядов крайне интересно, а как костюмы идут артистам – это сказка! Отдельно хочется поаплодировать “нарядам-трансформерам” Ирины Климовой – когда буквально за одну минуту артистка предстаёт в абсолютно новом образе, хотя, по факту, всего-то несколькими аксессуарами дополнили “базовое” платье. Обожаю подобные находки!

Скворцов создаёт стопроцентно “актёрский” спектакль: первая скрипка здесь у Климовой и Майзингера, все остальные детали постановки призваны подчеркнуть мастерство артистов и их погружение в своих персонажей. И если Майзингер, в принципе, напоминает своих “коллег” по иным прочтениям пьесы, то Климова – нечто новое и невероятно интересное.

Родион Николаевич – вещь в себе. Он застёгнут на все пуговицы (хотя де-факто одна из них оторвана, а вторая – еле держится), крайне серьёзен и неэмоционален (но как он хорош в ночной танцевальной сцене после ресторана – когда позволил, наконец, себе быть тем, кем является в душе!..). И очень больно в тот момент, когда понимаешь, почему именно доктор таков. Персонаж Владимира Майзингера бесконечно трогателен – его ранимость сокрыта за стеной официоза, но, несмотря на все удары судьбы, он ещё способен разглядеть брезжащее на горизонте счастье и пойти ему навстречу. Редкое свойство!

Лидия Васильевна же здесь – женщина, понимающая и принимающая свой возраст, но отнюдь не согласная с тем, что годы властны над её душой. Гражданка Жербер в любой ситуации при параде, и её наряды таковы, что хоть сейчас на подиум выпускай. Нет, она никому ничего не доказывает и не красуется перед окружающими – ей так комфортно, и она не может иначе. Ещё бы – Лидия Васильевна в прошлом артистка, и её экстраординарность органична и вполне объяснима и уместна.

Поначалу подозреваешь героиню Климовой в некоторой инфантильности – до тех пор, пока не понимаешь, что это тоже защита. От внешнего мира, одиночества, ощущения себя ненужной в этой жизни… Лидия Васильевна мудра, и она-то отлично осознаёт, что курортное знакомство наверняка не приведёт к чему-то давно и в тайне желанному. Как хорошо, что Родион Николаевич нашёл в себе силы сделать необходимый шаг и позволил Лидии Васильевне поверить в то, что чудеса случаются!..

Скворцов исходил из органики Ирины Климовой и её неповторимой сути. А потому героиня спектакля получилась уникальной – по-детски взбалмошной и восторженной, но с несгибаемым стержнем в душе, который и позволил ей остаться человеком-праздником после всего пережитого. Хочется, знаете ли, уметь так же.

Забавно: “СтароМодная комедия” как будто спорит с идущими на Основной сцене “Жестокими играми”, поставленными Евгением Марчелли по пьесе того же Арбузова (и, между прочим, Климова занята и в том спектакле тоже). Вот вам два полюса: на одном – почти традиционное прочтение Скворцова, на другом – творческий поиск Марчелли. Театр Моссовета будто бы показывает нам: Арбузов в наши дни – он разный. И если “Жестокие игры” вам не приглянулись (как, буду честна, мне), то вот вам лекарство для души.

Нововведений в ткани спектакля всего два. Первое – некая безымянная молодёжь (Юлия Бурова, Руслан Исмагилов и Ваня Пищулин), с завидной регулярностью оказывающаяся на пути наших героев. Как водится, молодёжь “стариков” не замечает. Отменный психологически выверенный момент: те, кто ещё наслаждается всеми прелестями юных лет, никакого внимания не обращают на “предыдущее поколение”. Вспомните себя лет в двадцать: вы – есть, мир вертится вокруг вас. Замечали ли вы, что где-то рядом ходят эти скучные и никому не нужные древние люди?

А вот “старики”, напротив, оценивают юнцов, пытаются влиться в их веселье, как-то взаимодействовать… Но… так и остаются невидимками. Молодёжь живёт сегодняшним днём, а главные герои спектакля погрязли в прошлом, говорит нам Скворцов. И он же даёт персонажам возможность вырваться из пут былого.

Вторая же особенность постановки (та, что и делает её мистической комедией-притчей) – неотвратимая смерть в красном балахоне, шагающая по пятам за Родионом Николаевичем и Лидией Васильевной. Герои постоянно слышат её дыхание – и потому, что помнят о собственном паспортном возрасте (и уже не видят ничего светлого впереди), и из-за недавней войны, унёсшей самых близких им людей и сделавшей гибель привычной реальностью. Но, оказывается, когда появляется смысл в жизни, можно прогнать и смерть – или хотя бы мысли о ней.

Удивительно красивый, проникновенный спектакль Театра Моссовета дарит веру в простую истину: жизнь не заканчивается, сколько бы лет тебе ни исполнилось. Счастье доступно каждому – нужно только заметить его, набраться смелости и раскрыть ему свои объятия. Давайте об этом не забывать!

Ирина Петровская-Мишина специально для Musecube

Фотографии автора можно увидеть здесь


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.