Двухсотлетний юбилей великого русского писателя Федора Михайловича Достоевского – это событие поистине мирового уровня, к которому любой уважающий деятель культуры (и в том числе) театрального искусства хочет прикоснуться. Постановка Георгия Долмазяна в московском театре «МОСТ» является вовсе не желанием немного побыть в лучах славы гения русской литературы, но самостоятельное, очень искреннее и даже неожиданно для сложившегося образа писателя, нежное произведение. Мы смотрим на мир Достоевского не глазами учителей литературы, не сквозь страницы хрестоматий, и даже мрачного тут почти нет – Долмазян не заигрывает с пошлыми представлениями об авторе. Тут даже нет казалось бы просящегося на сцену «Петербурга Достоевского», а есть личность писателя, его характер, его ревность, его любовь, его страсть.

Смотрим же мы на этот сложный образ глазами женщины. Так и тянет сказать женщин, но по словам самого Достоевского, он не изменял своей Анне ни минуты, ни даже в мыслях. А вот сама Анна в спектакле – многогранна. Потому что играют ее разные актрисы. Долмазян, как режиссер, убивает сразу двух зайцев – показывает такую разную Анну и пристраивает в большой спектакль сразу шестерых великолепных актрис театра. Еще один любопытный ход – реверсивная хронология событий жизни Достоевского. Начинается она… с его похорон. Мы видим двух Анн: одна – вдова, автор воспоминаний, пожилая женщина в блистательном исполнении Веры Семеновой. Она всегда на сцене – вспоминая себя в разные годы и вехи их жизни, именно она является рассказчиком и проводником зрителя в мир Достоевского.

Другая Анна (Наталья Дедейко) – остро переживающая потерю мужа. Ее Анна – это отчаянье, горе, преданность и сильнейшая любовь. Начинать с такого острого эпизода – это все равно что вонзить нож в сердце впечатлительному зрителю сразу, не рубя хвост собаки по частям, а все остальное время спектакля залечивать рану.

Следующая Анна в 35 лет (Дарья Чудная) – самая решительная, самая смелая, настоящая дерзкая и строгая предпринимательница, начавшая публиковать самостоятельно произведения своего мужа. Она выступает не просто его второй рукой, но самой настоящей бизнес-леди, успешно ведущей свое дело.

Анна в 24 года (Лариса Любимова) – совсем еще девочка, но уже жена и мать. Той Анне придется испытать много счастья, но и много горя – потеря первенца Сони. Здесь, видя такую Анну, мы понимаем силу более поздних образов, созданных другими актрисами – кажется, вот они, те эпизоды, где эта юная девочка превращалась в сильную духом героиню.

Такая пронзительно нежная и светлая (и еще при этом обозначенная в программке Анна Сниткина) в исполнении Александры Кареевой – уже без пяти минут законная жена писателя, невеста, которой, правда, придется столкнуться с бытом, к которому она не привыкла. Она не знает, как вести хозяйство, ее упрекает токсичная Эмилия Федоровна (Екатерина Алексашина), но при этом она совершенное чудо.

Помимо образов Анны на сцене еще одна невероятная актриса – Екатерина Алексашина. Она играет сразу три характерные роли – горничную, любительницу розыгрышей и веселья, строгую Эмилию Федоровну и взбалмошную акушерку-иностранку мадам Барро.

На фоне популярности фем-повестки в современном обществе подобный женский ракурс смотрится крайне свежо и оригинально, но кажется, сам Достоевский (Дмитрий Чуриков) выглядит чуть ли не карикатурно. Он скорее оттеняет своим образом прекрасную Анну всех эпизодов. Неожиданно экспрессивный, ревнивый Отелло, скандалист, но при этом безмерно любящий муж – начинаешь задумываться, а был ли таким писатель? Судя по всему, да, ведь основа спектакля – настоящие воспоминания Анны Достоевской, а мы, говоря о нем, представляем себе бородатый (в спектакле нет!) портрет из учебника или сгорбленный памятник у РГБ. А здесь он настолько живой, что иногда даже кажется неправдой.

Сценография спектакля достаточно простая, но тоже не без оригинальности. Зрительный зал разделен на четыре части, практически крестом (а ведь Толстой назвал Достоевского истинным христианином!) а события разворачиваются в центре на вытянутых подмостках. Из декораций – полосы черной ткани, из реквизита – движущиеся с грохотом повозки – в таком аскетизме не нужно более ничего – все чувства в тексте, все в актерской игре.

В финальном эпизоде с участием самой юной Анны – даже не Анны – Неточки, 20-ти лет (Полина Шашуро) происходит настоящее чудо. И зритель наконец поймет, почему мы идем от реального финала к завязке. Встреча Федора Михайловича и Анны Сниткиной – это действительно чудо. Юная стенографистка, одновременно скромная и пугливая, но жадная до жизни и решительная в своем намерении, буквально спасает Достоевского, меньше чем за месяц записав роман «Игроки» под диктовку автора. Такая сложная работа сблизила двух таких разных, но сильных личностей и закончится спектакль искренним и трепетным признанием в любви. И в этой точке мы понимаем, почему Долмазян хочет закончить на светлой ноте. Потому что на самом деле – Достоевский позитивный писатель, любовь должна победить смерть, а мир – спасти красота.

Юлия Зу специально для Musecube

Фотографии Татьяны Вальяниной можно увидеть здесь

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.