Граница, разделяющая понятия танец и физический театр, достаточно условна, поскольку крайне трудно иногда бывает отличить эти, безусловно, родственные категории. Одной из целей фестиваля современной хореографии OPEN LOOK, проходящего в Петербурге в начале июля, стало как раз расширение знаний и представлений о природе пластики и ее отражение в различных направлениях танца и театра. Именно поэтому появление спектакля “InOutside” 5 июля в рамках русской программы RUSSIAN LOOK выглядело оправданным и долгожданным, так как эта постановка представляла школу основателя физического театра DEREVO Антона Адасинского.

 

 

DEREVO, как пишут в современных справочниках, театр авангардный, избегающий апеллирования к понятию «актер», «театр», «роль», да и сам Антон Адасинский активно протестует, когда его тотальное самовыражение в творчестве сводят к системе или к школе. Тем не менее, вот уже не первый год он дает серии мастер-классов во многих городах России, а самые преданные его последователи перемещаются с ним из страны в страну. Постепенно ученики непроизвольно сформировали некую группу и получили от мастера одобрение называться «Школой Антона Адасинского». Наблюдать опыты и экзерсисы последователей физического театра неизменно интересно, подчас они довольно неожиданные, а сам Адасинский всячески возражает против каких бы то ни было публичных высказываний учеников о его системе театрального образования. Как бы академично не звучало последнее, своя методика у Адасинского явно есть, это видно невооруженным глазом даже не подкованного в вопросах современного театра зрителя, что наглядно продемонстрировала Махина Джураева в своем моноспектакле “InOutside”, где она выступила в качестве режиссера, хореографа и исполнителя.

 

 

По продолжительности “InOutside” едва ли достигает 45 минут, поэтому его невозможно оценивать как большой самостоятельный спектакль, скорее, это наработка, эскиз для последующей масштабной работы. В английском названии танцевального перфоманса, имеющего достаточно жесткую структуру, закодирован оксюморон, посыл к невозможному – дословно говоря, «Внутри-снаружи», т.е. речь идет о том, что затрагивает различные грани человеческого бытия. Непроизвольно, или наоборот произвольно, Махина Джураева отсылает зрителя к фильму «Внутри себя я танцую», как будто рисуя своей хореографией сложный узор внутренней борьбы.

 

 

Главным действующим лицом становится личность, проходящая все возможные состояния, связанные с категориями места, времени, пространства. До начала спектакля, когда зрители еще рассаживались, их встречала Махина в образе грустного кролика, арлекина, словно напоминая о свое принадлежности к театру DEREVO. Но если спектакли Адасинского в глубине своей всегда созидающие, наполненные верой в лучшее, и это просматривается сквозь самую сложную сценическую маску, то “InOutside” Джураевой наполнен невыразимой тяжестью бытия. Ее танец состоит из отрывочных фрагментов, раскрывающих рождение и развитие человека, женщину в любви, женщину, производящую на свет младенца, женщину отверженную. Ей интересен алгоритм борьбы, она буквально раскладывает на составляющие всю последовательность действий человека, имеющего в соперниках самого себя. Тело актрисы целиком подчинено идее, и, кажется, для нее просто не существует невозможного. В своем видении физического театра Махина Джураева, похоже, подобралась к самой сути, когда пластика и нарочитая тектоника плоти работают исключительно для передачи нарратива, привлекая к себе внимание совершенством форм, подобно тому, как привлекает изысканность слова в трагедиях Шекспира.

 

 

Немаловажен и тот факт, что, несмотря на разрозненность составляющих, этот танцевальный спектакль выглядит самостоятельным и вполне цельным опытом, хоть и наполненным различными заимствованиями и аллюзиями, из-за чего создается впечатление, что все это уже было сотни, а, может, даже тысячи лет назад. Но, с другой стороны, Джураева поднимает как раз те вечных вопросы, которые интересовали художников на протяжении всей истории искусства. Она не боится работать с классическим материалом, компонуя сложносочиненные конструкции. Благодаря своей малой длительности, спектакль остается достаточно легким для восприятия, а сцены, рассеивающие внимание зрителей, сводятся к минимуму. “InOutside” является своего рода показательным примером работы Адасинского со своими учениками, демонстрацией того, что важно в физическом театре, и как он выглядит. Махине Джураевой в своем моноспектакле удалось поймать и осмыслить ту почти неуловимую особенность, которая сделала DEREVO театром с уже мировым именем, – умение выживать в состоянии войны с миром.

 

 

Елена Бачманова, специально для MUSECUBE

 

Фотоотчет Екатерины Горчаковой смотрите здесь

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.