Творческая встреча с Семёном Спиваком. Главный герой

Творческая встреча с Семёном Спиваком. Главный герой
Фотография Юлии Кудряшовой

«Ибо мой главный зритель там, на небесах. Я думаю, Он и сейчас занял место в своей ложе и с улыбкой наблюдает за мной… И для Него я буду лицедействовать, петь и плясать, пока хватит сил!»

Григорий Горин «Кин IV»

«Красота спасёт мир» – такое название получил авторский проект актрисы Иланны Некрасовой, цикл бесед со значимыми и харизматичными людьми. И первая кино-беседа проекта, воплотившаяся в фильме-интервью, состоялась в середине апреля в Молодёжном театре на Фонтанке с художественным руководителем, народным артистом России Семёном Яковлевичем Спиваком. В фильме были представлены архивные материалы из репетиций с актёрами, работа со студентами и фрагменты знаковых для театра спектаклей: «Гроза», «Последнее китайское предупреждение», «Кабала святош».

Наверное, в жизни любого человека раньше или позже случается «кризис жанра». И тем паче это состояние наиболее болезненно переживают творческие люди, ведь «талант – это чувствительность, а большой талант – большая чувствительность». Им, как никому другому, в какой-то момент становится тесно и душно в рамках обыденного быта, интуитивно хочется прорваться сквозь его пелену к свету, к осознанию какого-то высшего бытия. О подобных инсайтах и озарениях, о становлении личности на пути к себе и шла речь в фильме.

Иланна Некрасова рассказала о таком моменте при созерцании полотна «Положение во гроб» Рафаэля, когда картина буквально «открылась» ей, и возникшая в сознании фраза «Красота спасёт мир» отправила её сквозь время в эпоху Фёдора Михайловича Достоевского, который также был охвачен трепетом перед другим полотном великого живописца – «Сикстинской Мадонной». Но тут неизменно следует продолжение: «…и вот не знаю, добра ли она? Ах, кабы добра! Всё было бы спасено!»

Именно о доброте, со слов режиссёра, говорит спектакль «Последнее китайское предупреждение» по пьесе Бертольда Брехта «Добрый человек из Сычуани». Три спустившихся на землю бога ищут хотя бы одного человека, способного оказать им гостеприимство. И, изгоняемые отовсюду, вычёркивают для себя один город за другим. Мир за их спинами постепенно погружается во тьму. Таким же лишённым светом городом мог был стать и Сычуань, но в последнюю минуту девушка, зарабатывающая на жизнь древней профессией, даёт странникам приют. И мир обретает надежду: оказывается, не всё ещё потеряно для человечества.

Семён Яковлевич делится со зрителями, среди которых немало давних поклонников его театра, своим путём к осознанию, творческому становлению. Как-то не шли репетиции «Грозы» А. Островского. Месяц не шли, другой… Взяв паузу, он обратился к биографии автора, бывшего глубоко верующим человеком. Три года подряд каждый день читал Библию и почувствовал тот свет, что вдохновлял драматурга на написание пьес. И, как пошёл этот свет, так стали и сами собой складываться диалоги героев. От слова к слову лилась художественная вязь, становясь мелодией, стихами на сцене. «Спектакль без поэзии – это не спектакль».

Наблюдая за собой и миром, Семён Яковлевич заметил, что сильные желания не исполняются. Ибо человек, охваченный мыслями и страстями, теряет связь с Абсолютом и уже не слышит «музыки небес». Ведь для этого нужна определённая беспристрастность… Поэтому он уже полтора десятка лет практикует йогу. Это помогает сосредоточиться и обрести внутреннюю тишину. Ведь, как он говорит, все произведения уже написаны, пьесы поставлены, стихи сложены. Надо только настроиться на определённую волну, поймать её.

О черте, до которой способен дойти Художник, говорится и в премьере прошлого сезона Театра на Фонтанке, спектакле «Кабала святош», жизнеописании Мольера, в прошлом любимца и позднее жертвы королевского произвола. О противостоянии творца и власти, о повелителе умов толпы и жертвы черни. Пройдя сквозь годы, булгаковский сюжет ничуть не утратил актуальность. Спектакль как раз идёт на новой, большой сцене театра, пока на уютной исторической мы общаемся с мастером.

Любопытно было узнать о наиболее сильных впечатлениях художественного руководителя театра, полученных от творчества других авторов, о том, что заставило его получить «творческий ожог». Одно из них – это роль Бланш Дюбуа, исполненная неподражаемой Светланой Немоляевой в спектакле Театра имени Маяковского «Трамвай «Желание» в постановке Андрея Гончарова, 1970г. Бланш в финале погибает, эта тонко чувствующая и трепетная женщина, но её огонёк не меркнет, она духовно побеждает в беспощадном и жестоком мире, её окружающем.

Семён Яковлевич между делом говорит, что многих он не любит, вызывая удивление публики, внимательно следящей за добрым и иронично прищуренным взглядом из-за круглых очков. «Да, так и есть», – говорит худрук театра. Человек не должен вести скотский образ жизни, ощущая себя лишь незначительной песчинкой мирозданья. В нём должен отражаться свет, он обязан нести красоту первообраза.

Зал заполняется публикой, звонят мобильные телефоны, люди обсуждают курсы валют, повседневные дела… И вот уже после спектакля «Три сестры» те же люди идут, смотрят на деревья Измайловского сада, в небо, на лицо Петербургского ангела, некоторые даже адресуют ему письма. Такова она, работа художника. И призвание его высокое: нежно и незаметно, нить за нитью, вплетать в тонкую материю человеческих душ Красоту…

Марина Чистякова специально для Musecube


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.