даарика

«Даарика – независимый музыкальный коллектив, исполняющий альтернативный рок. Коллектив запоминается яркими живыми концертами, богатой музыкальной составляющей, глубокими метафоричными текстами и теплым женским вокалом»

Перед концертом, который состоится 14 июня, мы встретились с основателем группы, вокалисткой и автором песен Дарьей Николаевой и директором коллектива Жаклин Геворгизовой.

Приносим благодарность отелю «Аэростар» за предоставленную возможность проведения интервью и фотосъёмки.

Александр Ковалев: — Давайте сразу расскажем про концерт 14 июня в Москве?

Дарья Николаева: — С одной стороны, это концерт в поддержку сингла, который мы выпустили не так давно. Он называется «Следы». В отличие от предыдущего творчества, эта песня звучит в более электронном виде. Мы хотим немного поменяться. И этой песней мы презентуем новое звучание группы. Несколько «пограничный» концерт. Так что, мы прощаемся с некоторыми песнями и старой подачей и представим новое звучание нашего творчества. Это очень важно для нас. Надеемся, что реклама в интернете сработает и люди придут, летом сложно собирать зрителей. Концерт состоится 14 июня в 20:00 в клубе «Китайский лётчик Джао Да».

А.К. – Старые песни будут исполнены в привычном звучании или вы решили их переосмыслить?

Д.Н. – Нет, старые вещи мы отыграем в том виде, в котором они есть. Потом с некоторыми песнями мы вообще распрощаемся и больше не будем исполнять их на концертах. Мы их, как подросших детей, отпустим в свободное плавание, пусть люди их слушают в интернете.

А те песни, которые на наш взгляд работают, мы будем доводить до ума, под новый формат.

А.К. – Песня «Следы» очень интересная. Клип снимать будете?

Д.Н. – Мы хотим на какое-то время вообще отказаться от съёмок видеоклипов. Мы поняли, что это забирает очень много ресурсов. Но это не работает. Во всяком случае, в нашей практике. Возможно, есть рок-группы, которые на клипах успешно специализируются. А мы подходили неправильно. Мы всегда снимали мини-кино. Но вот я так вижу и ничего не могу с этим сделать! Если снимать простенькое видео, где все колбасятся и смена картинок – неинтересно. А постановочное костюмное видео, как это делали мы, в нашем случае не работает. Вложения не соответствуют полученному результату. Несколько тысяч просмотров и пара комментариев – не то. Лучше пустить деньги на запись новой песни.

А.К. – Ваши клипы брали в ротацию музыкальные каналы?

Жаклин Геворгизова: — Клипы были в эфирах региональных телеканалов, которые не сторонятся рок-музыки. По основным музыкальным каналам мы рассылаем, конечно. В соответствие с их требованиями, техническими характеристиками. Но в ответ получаем тишину.

А.К. – Кто-то из артистов мне сказал, что время видеоклипов в привычном понимании прошло. Вы тоже так считаете?

Д.Н. – Однозначно! Сейчас всё очень сильно поменялось. То, что цепляло людей 5 лет назад, сегодня не работает. Молодняк отлично выстреливает потому, что они живут в ритмах и вибрациях времени. И делают неосознанно то, что хочет это время. А людям моего поколения и старше приходится задумываться: что-же нужно сделать, чтобы понравиться массовой аудитории? А когда ты начинаешь напрягаться – уже не можешь этого сделать. Искусственно не родишь искусство. И если у нас не получается органично снимать клипы, то лучше мы будем просто писать хорошие песни. Лучше выкладывать на YouTube концертные записи.

А.К. — Какая причина отказов от ведущих музыкальных телеканалов?

Ж.Г. – Мы им всё отправляли. В ответ – полное молчание. Банальный игнор. До них очень сложно дозвониться, достучаться. Практически нереально назначить встречу с программным директором группе, которая не набрала большого авторитета. Пока нам приходится ограничиваться рассылкой. Тоже самое происходит с радиостанциями. Мы находим контакт с ними, но через определённое время. Сначала песню берут региональные станции, за что им спасибо. Потом уже есть шанс встретиться с кем-нибудь из программных директоров. На всё нужно время. Надеюсь, со временем мы найдём общий язык и с ТВ. Мы не теряем надежду.

А.К. – Это игнорирование связано с отсутствием огромной аудитории или всё-таки с рок-стилистикой вашей музыки?

Д.Н. – Игнорирование в какой-то мере нормальный процесс. Вот представь: ты программный директор популярной радиостанции. Каждый день появляются группы, которые считают, что они самые клеевые и пишут самые крутые песни. Особенно в первый год существования, пока они ещё не долбанулись о стену. Они ещё не понимают, что они – очередной коллектив, которому, как и всем, нужно пробиваться. И вот тебе каждый день подобные группы пачками шлют песни, тонну материала. А у тебя, как и у всех, в сутках 24 часа. Ты же не можешь посвятить свою жизнь исключительно отслушиванию музыки! И их этого вороха творчества тебе нужно выбрать пару-тройку песен, которую ты, может быть, поставил бы в эфир.

Ж.Г. – Хочу сказать о «Нашем радио». Догадываюсь, что у них такой же поток писем. Но они отвечают всегда. Отрицательно, положительно – неважно, но ответ будет! Для меня это эталон хорошего тона, правильного менеджмента.

Д.Н. – Самый первый этап – это распиарить себя. И этим должна заниматься сама группа. К сожалению или к счастью, сейчас творчество – это не только музыка, но и менджмент. Этим должны заниматься сами музыканты, или нанимать профессионала. А когда ты набираешь себе некоторую историю, тебе проще заходить в нужные кабинеты. Возможно, окажется, что где-то когда-то краем уха они о тебе слышали.

А.К. – То есть, вы это не связываете с тем, что рок сейчас не так востребован у нас в стране, как лет 20 назад?

Д.Н. – Да он вообще не востребован! Хотя, это спорно. Возможно, рок-группам начинать сложно. Но есть LOUNA, к примеру, которая собирает огромные залы. Наверно, сейчас не такая ситуация, как была в конце 80-ых – начале 90-ых. И стало принято говорить, что русский рок — *овнорок. Стало стыдно говорить, что играешь рок-музыку, зашкварили само понятие. Но ведь это не так! Я вылечила себя от стыдливости, сообщая, что я играю русский рок. Это же просто рок на русском языке. А он красив и богат. Так почему же не делать красивые, ёмкие, глубокие тексты? В поп-музыке это не так важно, это музыка мелодий. И чем круче мелодия, тем менее важен текст. И тебе хочется развернуть полотно, а ты ограничен неким мотивом и ритмическим рисунком. Я понимаю этот конфликт. Видимо, рок стали кошмарить потому, что там стало меньше мелодичности не в ущерб поэтическому наполнению.

А.К. – Думаете, рок стал менее популярен потому, что стала пропадать мелодичность?

Д.Н. — Я считаю, из-за многих вещей. Появилось в доступе много западной музыки. Люди стали сравнивать. Началась жёсткая конкуренция. Те, кому важен текст, продолжили слушать российский рок. Но Запад явно подгадил русскому року. И появилась много странных групп, которые писали страшные песни. Но рано или поздно подобный кризис настигнет и в ныне популярную музыку. Придёт огромное количество вторичного шлака. Если уже не пришло. Однажды станет стыдно слушать клонов «Пошлой Молли», а их скоро появится очень много. Это нормальный процесс разложения: расцвет – стагнация – кризис.

А.К. – Как думаете, рок может вернуться к тому уровню, как в «золотые годы»?

Д.Н. – Вряд ли. Появится что-то другое. А зачем? В 15 лет мне было прикольно поколбаситься под группу «Ария», а сейчас это просто приятное прошлое. Не хочется, чтобы прошлое снова стало будущим. Я понимаю, что мне, как музыканту, подобная форма уже не очень интересна. Мне хочется найти нечто новое. Можно любую песню «переодеть» и она зазвучит по-новому.

А.К. – Вы станете звучать более в мейнстриме?

Д.Н. – Я бы не назвала это мейнстримом. Это будет не очень модно. Но чисто по звуку мне не хочется «рваных» гитар, мне хочется заменить это на что-то другое. На нечто более музыкальное. На синты, например.

А.К. – Сейчас очень многие говорят о том, что рэп занял место рока в качестве музыки протеста, социальных призывов, молодёжной культуры. Вы согласны?

Д.Н. – Я немного слушаю рэп, но из того, что впечатляет – это OXXYMYRON. Хотя, все так говорят. Это отличная поэзия, это протест. Это хорошо. Ещё группа «25/17». Они ругают русский рок, но соединяют в себе и то, и другое. Они рокеры, причём, крайне добротные. У них много цитат из «ДДТ», «Сплин» — может и неосознанно. А если взять Face, то в нём нет рокерской составляющей. Это пошло, противно и «против всего».

Я не знаю, вытеснен ли рок рэпом. Я не особенно знаю реперов.

А.К. – Расскажите немного о группе «Даарика».

Д.Н. – Самый первый концерт мы сыграли в 2015 году в клубе «Rock House». Это был сразу сольник, мы быстро сделали программу. У Паоло Коэльо есть определение «шанс дебютанта» — когда ты только начинаешь, многое легко даётся, а дальше начинается проверка на прочность. У нас был этот шанс, когда мы за месяц сделали программу на час с лишним. А получилось спонтанно. Я много лет не прикасалась к гитаре, не хотела заниматься музыкой.

А.К. – Кем вы работали?

Д.Н. – Я проводила детские праздники, была клоуном, преподавала. Снимала ролики, монтировала, фотографировала. Была руководителем детского центра. А потом, видимо, на подсознательном уровне мне это надоело. Возможно, был кризис среднего возраста. У меня было 2-3 песни и быстро написались остальные. Странный момент биографии, который перерос в дело моей жизни. И вот 3 года я этим занимаюсь.

А.К. – За это время состав сильно менялся?

Д.Н. – Да, очень. Из первого состава остался только наш клавишник и аранжировщик Николай Хоменко. Он закончил Гнесинку, делает объёмную, очень красивую музыку.

Ж.Г. – Остальные ребята из первого состава по разным объективным причинам покинули коллектив. И поэтому сейчас весь состав обновлён.

Д.Н. – На самом деле, всё к лучшему. В этом что-то есть. Мы уже почти год играем с новым барабанщиком. Басист играет года 2. Новый гитарист будет. Но это всё нормальный процесс. Конечно, всегда хочется, чтобы сразу всё выстреливало. А когда это рутинная работа по созданию новых песен, торчим на репетиционных базах – люди устают и в группе «плавающий» состав. Период окукливания. Сначала нужно нарастить скелет, а потом уже распускать крылья.

А.К. — В этом году вы участвуете в «Нашествии». Это шанс или строчка в резюме для молодых групп?

Ж.Г. – Те, кто там были, говорят, что это очень хороший шанс. Но нужно себя показать, ярко проявить. И поэтому мы готовимся к «Нашествию» изо всех сил. И у нас этим летом ещё 3 фестиваля.

Д.Н. – Я не уверена, что после фестиваля к нам толпами ломанётся новая публика, но будет отличная строчка в резюме.

А.К. – По вашему мнению, фестивальная тема тоже себя изживает?

Д.Н. – Нет! Мне кажется, людям нравится туда приезжать. На природу. Много коллективов для них играют. Они собираются с друзьями, возможно, раз в году. Кто-то ездит в Тайланд, а кто-то копит целый год, чтобы съездить на «Нашествие». Людям это нравится. Это как Грушинский фестиваль, где в плане быта было ужасно, но были фанаты и им было это нужно. Люди разряжаются от негатива и заряжаются энергетикой на целый год. Поэтому фестивали будут всегда, я думаю. Хотя, не меняется ни публика, ни участники. Но вливается «свежая кровь» и создаются новые фестивали.

А.К. – Ввиду смены звучания, вы станете более форматными, с расчётом на топовые радиостанции?

Д.Н. – Я поняла, что при написании песен я не буду никак ориентироваться на «формат». Многие молодые коллективы перестают быть интересными потому, что пытаются причесать под «формат» своё творчество. Для музыки есть более честная и объективная площадка – интернет. Слава богу, он у нас в стране ещё есть и он очень широк. Лучше себя не упрощать, чтобы попасть на радио – это может и не сработать.

А.К. – Но радио даёт гастроли.

Д.Н. – «Аффинаж» — прекрасный пример того, что можно не быть на радио и собирать полные залы. Сумасшедшая, крутая группа! Так что можно не идти на ненужные компромиссы. А интернет сейчас есть в самых дремучих деревнях. Прогресс настигает. А мы играем не ту музыку, с которой могут пригласить в «Субботний вечер» на канале «Россия». Ну, только если «Вечерний Ургант», это более продвинутая передача. Но всё это не должно быть самоцелью. Но я не могу писать песню специально, чтобы меня пригласил Иван Ургант или взяла какая нибудь модная радиостанция. Это тупиковый посыл и ненужный прогиб без гарантии успеха. Только разочаруешь своих слушателей.

Александр Ковалев, специально для Musecube

Фоторепортаж Марианны Астафуровой смотрите здесь.

Ссылки:

https://vk.com/daarika
https://vk.com/daarika_let4ik
https://www.youtube.com/c/Daarika
https://www.instagram.com/daarika.music/

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.