На интервью присутствовала половина группы – Женя Мильковский и Рома Булахов. В момент разговора выяснилось, что мы встречаемся в день рождения коллектива, «Нервам» исполнилось 9 лет. Что добавило и без того увлекательной атмосфере ещё немного веселья. С парнями вообще вести диалог крайне не скучно — они честны, не рисуются, такие как есть. Настоящие. Это подкупает. Я рад, что мне удалось побеседовать одной из самых популярных рок-групп нашего времени. Мы были немного ограничены по времени, но парни обещали продолжения, как только появится информационный повод. Хотя, с Женей и Ромой итак всегда есть о чём поговорить.

Выражаем благодарность за организацию встречи директору коллектива Дарье Мишиной и «Chayka Loft» за предоставленную возможность проведения интервью и фотосъёмки.

 

— Я достаточно давно наблюдаю за вашей группой. Иногда у меня складывается ощущение, что вам скучно давать интервью.

 

Женя Мильковский: — Я очень люблю давать интервью! Но только когда они интересные.

 

Рома Булахов: — Неинтересно, когда неинтересные вопросы.

 

Ж.М. – Когда начинается с вопроса журналиста: «Ребята, а вы часто нервничаете?». Мы сразу понимаем, в каком русле будет идти весь разговор и сразу становится скучно. А так – я очень люблю поговорить, меня не остановишь!

 

 

— У вас очень плотный гастрольный график. Но я бы не сказал, что вас много на ТВ и радио. Они вам вообще нужны или сейчас время интернета?

 

Ж.М. – Я считаю, что телеканалы – это круто. Когда крутят наши клипы – хорошо и спасибо им за это. Но и интернет – круто! Ничего плохого в том, что музыка транслируется из разных источников. Некоторые люди до сих пор включают телевизор фоном и занимаются своими делами. А там играют наши песни. Например, многие наши поклонники. Если они видят наши клипы на ТВ, то их это радует. Поэтому мы не будем говорить, что телевидение – это ерунда. Это была бы не гибкая и необъективная точка зрения.

 

 

— Несмотря на вашу популярность в сети, не могу, вопреки общим трендам, уличить вас в хайпожорстве. Вы ни с кем не дрались, не занимались взаимными оскорблениями.

 

Р.Б. – Так мы – обычные пацаны. Если это и происходит, то об этом никто не знает.

 

Ж.М. – Я опасаюсь таких информационных поводов, даже избегаю их. Я не хочу, чтобы популярность группы была за счёт тем, не связанных с музыкой. Это не круто – хайп ради хайпа. Сейчас в тренде, например, делать видео, в которых 70% хайпа и только 30% музыки. Или даже меньше. Какой-то движняк, много рекламы и какая-то невнятная мерзотная песня. Но зато у всех мозги кипят. Ты музыкант? Ну, показал ты в клипе задницу или как-то интересно прорекламировал чай. Ну и что? Мы этим не занимаемся. Я хорошо себя чувствую оттого, что люди приходят на концерты потому, что они слушают нашу музыку.

 

Р.Б. – Музыка ради музыки. Наши зрители любят нас за наши песни, а не за то, что мы снимаем какие-то конченные клипы или придумываем непонятные новости, чтобы о нас кто-то узнал. Это о любом артисте: круто, когда о нём говорят заслуженно. Если его ценят за то, что он музыкант. А не за тупые вещи, которые не заставят тебя слушать его творчество или смотреть клипы, хотя это и будет навязываться. С точки зрения бизнесменов и продюсеров, на этом можно заработать. Но мы музыканты.

 

Ж.М. – Когда наша группа запустилась, мы были молодые и симпатичные в каких-то местах. Я понял, что некоторые девочки приходят только из-за внешности. Я начал избегать таких вещей. Я стал снимать клипы с меньшим количеством синхронов, стал меньше в них появляться. Вместо того, чтобы подчёркивать внешность, я постарался максимально «утопить» внешний вид. Я максимально постарался, чтобы аудитория смотрящих на лицо – отпадала. Это не круто ни фига! Ты выходишь на сцену, хочешь спеть новые песни, стараешься что-то вещать, а публике плевать. Они хотят только посмотреть. Вроде, ты их кумир, а не держишь их внимания, твои слова ничего не значат. Я стараюсь избегать хайповых, рекламных ходов, привлекать внимание картинкой. Я надеюсь, что у нас получается. Мы музыканты и для нас очень важна музыка. Мы одеваемся в то, что нам нравится, всё идёт естественным путём. Хотя может показаться, что мы выстраиваем себе визуальный образ, но это не так. У нас нет дизайнеров, стилистов. Мы просто живём. Наша рекламная кампания – это наша жизнь, наша музыка, наш lifestyle. Всё, что мы не делаем вне камеры, мы не делаем и на камеру.

 

— За хорошие деньги согласитесь что-то прорекламировать? В клипах, например, как это делают многие артисты?

 

Ж. М. – Всё должно быть в меру и правильно сбалансировано. Если у меня есть возможность снять клип за свои деньги, то я лучше больше потрачу, но сниму чистое видео, без брендинга и продукт-плейсмент. Но если у меня некая сверх-идея или вообще нет денег и предложат какой-то вариант, то отказываться было бы странно. Фишка в том, что, если ты занимаешься чисто музыкой, не всегда исключительно ей можно всё разрулить. Мы зарабатываем на жизнь только музыкой. В неё нужно вкладываться. На записи, клипы уходит очень много денег. И бывает полная жопа. Было такое, что мы собирали деньги на альбом на краудфайдинге. Можно остаться принципиальным, но тогда не выйдут песни или клипы. Но лучше идти на компромиссы. Главное, чтобы эти компромиссы абсолютно не переваливали через твою личность. Важно не потерять лицо.

 

Р.Б. – Но было бы странно снимать серьёзный дорогой клип, как «Самый дорогой человек» и быть в нём в футболке «ставки на спорт». Это же тупо будет.

 

Ж.М. – Когда я такое вижу – для меня это просто кошмар, ужас какой-то. Страшный сон, что я в такой футболке снимаюсь! Если человек занимается творчеством, зачем ему это? Падение культуры, планки. А самое главное, мы смотрим на это – и нормально!

 

 

— Но мы давно живём в интернете…

 

Ж.М. – Это так. Но! Интересно, зарубежные артисты настолько же бессердечны? Они делают такие вещи? За культовыми музыкантами я такого не замечал.

 

Р.Б. – Опять же, кто как себя позиционирует. Если тебе нужны только деньги, музыка для тебя просто бизнес и средство заработка, то можно и футболку надеть, и жопу показать – что угодно. Соответственно, культурный уровень людей, потребляющих это, падает.

 

Ж.М. – Я не говорю, что это плохо, это их род занятий: люди хайпуют и зарабатывают бабки. Им всё равно, как это происходит. Они веселятся, люди это смотрят, обсуждают. Значит, людям тоже интересна вся эта движуха. По сути, все счастливы. Я это не осуждаю, это прикольно для них. Хотя, такой уровень культуры очень странно выглядит в глазах тех, кто за культурой следит. Для таких как я. Я бы такого не сделал. Но я другую музыку делаю. В последнем клипе было бы очень тупо рекламу включать. Хотя была проблема — у нас очень долго просто не было денег на этот клип. Были варианты с продукт-плейсмент и мы даже думали пойти на это. Очень хотелось снять, но мы дождались. Хотя ушло на ожидание 2 года. Но мы его сняли так, как хотели, безо всякого «левака». Клип останется навсегда , я всегда буду им доволен. Время пройдёт, бабки заработаются. Деньги найдутся, если пахать. А «ставки на спорт» тоже остались бы навечно. Тебя в живых не будет, твои дети будут смотреть, а там – «ставки на спорт». Деньги пришли и ушли.

 

 

— Реально ли подтянуть новую публику под определённый культурный уровень или с тобой остаётся та, которой это априори близко? Влияют ли артисты на массовые вкусы?

 

Ж.М. – Очень сильно влияют!

 

Р.Б. – Артист влияет, это 100%! Понимаешь, какая штука: есть много разных музык. Есть плохая музыка, есть хорошая. Есть потребитель, слушатель. От своего принятия культуры он выбирает себе музыку. От культуры речи, от культуры звука. Сначала выбор слушателя. А потом выбранный артист начинает его вести из года в год. Поэтому – влияет. Изначально никто не слушает плохую музыку. Тебе ставят трек и ты понимаешь, что это абстрактно – «говно». Твой вкус тебе не позволит это слушать. А есть дети, которые особо не понимают.

 

Ж.М. – Но чем больше они слушают группу «Нервы», тем больше начинают понимать!

 

Р.Б. – Про «Нервы» согласен, но я — в общем про музыку. То, что слушает его окружение, например.

 

Ж. М. – Я подробнее хочу поговорить про культурный уровень и что такое «хорошая» и «плохая» музыка. Все понимают, что есть музыка, созданная мало того, что от души, но ещё и профессионально, круто, с подходом и пониманием. Происходит что-то новое, интересное. Вот фирмачи выпускают и ясно, что зашло, что сок лютый! И тут выпускают наши с клипом со «ставками на спорт». Даже хрен с этими ставками, это попса но почему аранжировки такие скучные?! Почему аранжировки как 20 лет назад и некруто звучит? Почему рифмы неинтересные, панчи скучные? Почему реально не качает? Какие-то хайповые фразочки, заедающий припевчик не потому, что он классный, а потому, что он такой тупой! Я заметил, что много песен в стиле шансон, сделанном под поп. Со звучками, устаревшими лет 40 назад. А люди слушают, им заходит! Ок, я всё понимаю. Мы все смотрим на Запад. Но когда выходит новый трек Рианны или Тимберлейка – это просто невероятно! Музыкально, круто, шикарные текст и музыка! Я слушаю Бруно Марса и моя реакция: «Блин, да как это сочиняется?!». Мне так интересно! Это удивительно круто. Вся западная попса нереально крутая, всё сделано так, что тебе отрывает башку. Кэтти Перри, Тейлор Свифт, Джастин Бибер – они просто крутейшие. А как они поют! А у нас никто не поёт. У нас вообще есть поющие исполнители?

 

 

— Николай Басков?

 

Ж.М. – Басков – да, но он оперный певец. Вот Киркоров поёт. Меладзе. Алексеев круто поёт.

 

Р.Б. – Александр Панайотов. Крутая мелизматика.

 

Ж.М. – Согласен, но он на сцене давно и не сильно популярен. А я имею ввиду такую популярность, когда клип артиста крутится по телеку каждые 5 минут. Мы все знаем этих артистов. Те артисты вообще не владеют вокалом! Я не говорю, что я пою. У меня другая музыка. Но не сумеют наши артисты спеть так, как поют западные. Просто не умеют. Где наши артисты, которые поют как Бибер или Тимберлейк? Я бы очень хотел лицезреть!

 

Р.Б. – Но это не русская культура, у нас другое мировоззрение.

 

Ж. М. – (поёт на неопределённый мотив) «Добрый вечер, друзья, выпьем за нас!» — и понеслось!

 

— Может, российские артисты боятся потерять аудиторию и заработки?

 

Ж.М. – Конечно. Все идут по протоптанной дорожке, зная, как заработать. Всё чисто на лаве. Очень мало артистов, которые делают что-то действительно крутое. Они есть, но их так мало – просто жесть!

 

 

— А что делать?

 

-Ж.М. – А я не знаю! Повторюсь: я не осуждаю, а рассуждаю. Моё видение хорошей и плохой музыки, наличие или отсутствие вкуса. Я дико уважаю фирмачей с крутыми песнями. А есть вариант – просто хайп. Который несёт в себе непонятно что и это просто не классно. Пусть даже в майках «со ставками», но это бы круто звучало – был бы низкий поклон от меня. Но то, что сейчас происходит – это не моя история.

 

Р.Б. – Как пожелание: я бы хотел, чтобы все люди без исключения научились понимать, где настоящая музыка, а где подделка, фальшивка и расчёт на деньги. 90% публики этого не понимает.

 

Ж.М. – Смешно, что эти артисты ещё и посты пилят в инсту: «Эту песню — от всей души, я столько в неё вложил…» . Про песню, которую он даже не писал, ему продюсер сделал или команда авторов-аранжировщиков. Я же знаю, как это работает. Сидит команда человек 5-6 и делает «модный саунд». 6 человек пишет одной певице! И продюсеры, сдирающие до хрена денег за одну песню. Потом от неё эти посты. А она просто, зашла потереться на студию. И выходит это дерьмо. Эти продукты из продюсерских центров – продукты питания людей, зарабатывающих бабки и ничего больше. А зрители ведутся.

 

Р.Б. – А люди, которые это производят, начинают верить в то, что это реально. Что это творчество. Эти певицы думают: «Да, это моё творчество!». А вся команда втирает артисту: «Чувак, это бомба, ты сейчас всех порвёшь!».

 

Ж.М. – Чувак, у меня аж слеза потекла!

 

 

— Давайте про ваш новый альбом. Почему синглом выбрали песню «Зажигалки»?

 

Ж.М. – Потому, что она такая зажигательная!

 

Р.Б. – Первым синглом была песня «Так как надо». Ещё до альбома.

 

Ж.М. – Трек первый на альбоме, как intro. По нему сразу понятно, что происходит. Для меня это очень интересная работа. Она действительно отличается от всех предыдущих. Я решил использовать речитатив, в куплетах нам захотелось покричать всей толпой. Рома придумал на куплеты крутую партию, она очень прогрессивная и тоже не похожа на наши прежние движухи. И самое главное, что по смыслу песня «Зажигалки» очень наполненная, насыщенная, в ней целая история. Она мне доставляет дико. Я ей горжусь, впрочем, как и остальными. Но есть песни более «классические», есть как всегда для 2% аудитории, которые никто не поймёт (и как раз такие я люблю).

 

 

— Ты о чём?

 

Ж.М. – На каждом альбоме есть песни, которые я люблю иногда написать и они почти никому не нравятся.

 

 

— Роме нравятся?

 

Р.Б. – Конечно! Мы и есть эти 2%!

 

Ж.М. – Это некая дань гранджу, рифы и гармонии какие-то погонять. То, что я очень сильно люблю, но знаю, что не зайдёт. Это не значит, что только вот это для меня, а остальное пытаюсь упростить. Я тоже люблю простые аранжировки! Но люблю и помудрить. Но и перемудрить в альбоме не хочется, иначе его потом тяжело самому слушать. А «Зажигалки» — она супер-говорящая обо всём. В ней есть и панк, и читка, и рифы, и энергия, и слово, которое хочется сказать.

 

 

— Клип будет?

 

Ж.М. – Да, будет. Я уже придумал очень клевую идею. Постараюсь снять весной. Идея, как и на «Самый дорогой», пришла мгновенно и она офигенная. Но должна выйти дешевле (смеётся). Поэтому надеюсь, что проблем не будет. Сделаем премьеру, презентацию. Приходи!

 

 

— Конечно, приду. Хочу спросить про концерты. Не раздражает, когда вы пытаетесь вещать что-то важное, стираетесь зажечь, а все стоят столбами с поднятыми вверх телефонами и снимают?

 

Ж.М. – Бесит, конечно. А чего снимать то? Пришли ведь глазами посмотреть. Не понимаю, зачем снимать. Мы иногда снимаем профессиональное видео и это лучше. Я как-то пришёл на «The Kooks». Люблю многие их песни и решил все любимые снять на телефон. Надо ж задокументировать, что я здесь бы! А когда снял самую любимую, телефон опустил и думаю: «Сука, я ж песню пропустил!». Вот я идиот. Запись можно было и дома в интернете посмотреть. Я так пожалел об этом. Теперь я могу на концерте снять маленький кусочек. Чтоб отметиться, чтоб как все.

 

Р.Б. — Не выложил – значит, не был!

 

— Что ещё можете сказать об альбоме?

 

Ж.М. – Могу сказать, что я им очень доволен! Это радостное событие, что нравится себе. Предыдущими я не всегда был доволен. Первый был хороший. Второй по звучанию очень спорный, я сам с пацанами его сводил. Я ничего не понимал в сведение, чисто крутили ручки на пульте. Третий получился очень сырой. Какое-то маленькое звучание.

Р.Б. – Согласен, спорный был альбом.

 

Ж.М. – Следующий альбом был акустический. Он так и звучит: сами записали, сами свели. Студию собрали кое-как, что было – на том и писали. Очень обычно звучит. Первую часть пятого альбома мы записали быстро. Он звучит прикольно, но есть треки, которые нужно сжечь! Например «Срываюсь с уст» невозможно слушать, я считаю. Я этот альбом делал с очень хорошим человеком, но хороший человек был очень занят. Мы долго всё пересылали другу другу, долго ждал ответа, это гиблое дело и немного альбом «протекает» по звуку. На вторую часть у нас было нормально времени, альбом мы записали в Киеве, там и сводили. Новый альбом мы писали в Москве, сводили в Киеве. Но нам удалось найти коннект. Конечно, всегда хочется лучше. Но альбом и звучит круто, и песни получились нормальные. Хоть и странно говорить, что твой альбом крут, но я пытаюсь оценивать объективно, как будто работали над ним не мы. Мы весь год в турах, в концертах. Параллельно я пишу песни. Потом вдруг понимаем, что время альбома. Я начинаю рыться в диктофоне и на репетициях с парнями разбираем, начинаем пробовать. И за неделю набираем альбом.

 

Р.Б. – В это раз реально очень быстро набрали!

 

Ж.М. – Всё собиралось буквально на ходу. Пишу вокал, сам дописываю какие-то бриджи, куплеты. Поэтому и оцениваю, что получилось круто. Я не просчитывал какой-то концепт. Какие песни написались – такие и записали. На репетициях в аранжировку я не сильно вникаю – там каша, всё шумит. Я не всегда знаю, что там Рома играет. А потом в студии слушаю – опа, классно! Я Роме доверяю. На репетиции мы разогреваем комбики и наваливаем, реально непонятно, что там такое. Иногда мне кажется, что просто какой-то полнейший беспредел несётся. А потом, когда всё начинает записываться, приходит понимание, как это всё звучит. Только в конце всё понятно. Мы тут одну песню записывали, вступление дурацкое, напридумывали какой-то ерунды. Я попросил вместо вступления вставить последний припев. И песня сразу начинается с разрыва, очень круто. Мне присылают и это – песня, которую я ещё не слышал. В конце слушаешь и понимаешь, что альбом получился. Я рад.

 

 

— Мы движемся в сторону Европы – вы зарабатываете на цифровых продажах альбома?

 

Ж.М. – Конечно. Мы нормально зарабатываем на продажах. Хотя, конечно, мы тоже привыкли ни за что не платить и слушать музыку в интернете бесплатно. Но я покупал музыку всегда. Когда были деньги (хотя их никогда не было), я шёл в магазин и покупал диск. Конечно, я его не послушаю, диск уже даже некуда втыкать. Но я всегда знал, что я его куплю. Я считаю, что это моя благодарность артисту. Сейчас я подписан на Apple music, но всегда покупаю альбом на ITunes.

 

Р.Б. — Apple music тоже очень прикольная тема. Ты покупаешь подписку и слушаешь официально. Ты платишь, артистам идёт монетизация.

 

Ж.М. – Это круто. Мы, конечно, зарабатываем, но наша деятельность требует больших вложений. То, что за музыку в интернете идёт монетизация – спасибо большое, это очень хорошо! На эти деньги нам дальше всё делать. Теми более, для таких групп, как мы, которые зарабатывают только музыкой, без хайпа. Нам надо быть на плаву, снимать клипы, записывать треки. Это большие деньги и нам сложнее, чем тем, кто бабки зарабатывает на рекламе.

 

 

— В одном из интервью вы говорили о желаемых «свечных заводиках». Женя – о своём баре, Рома – о тату-салоне. Шаги в те стороны уже сделали?

 

Ж.М. – Я хотел бар? Так я до сих пор его хочу! Но пока не знаю. Но у меня постоянно машина ломается, все деньги туда уходят (смеётся).

 

Р.Б. – Как только машины прекратят ломаться, мы тут же откроем 2 клуба!

 

Ж.М. – Один над другим. Или проще открыть автосервис.

 

Р.Б. – При таком раскладе нам автосервиса без клубов будет достаточно.

 

— Расскажите про грядущий концерт в Москве.

 

Ж.М. – 25 апреля у нас будет концерт в Adrenalin Stadium и на данный момент это будет самый большой наш концерт. Мы очень надеемся, что он пройдёт успешно. Будет очень крутая программа.

 

Р.Б. – Программа – новый альбом. Мы сейчас съездим в тур, крепко отрепитируем. В Adrenalin Stadium будет, по сути, презентация альбома «Слэм и депрессия».

 

Ж.М. – Я хотел сделать опрос, чтобы люди голосовали за песни, которые они хотят услышать на этом концерте. Чтобы сыграть самые желанные народом песни. И новый альбом, конечно. Кстати, звучит прикольно: «Желанные песни. Евгений Мильковский. 10 лет на сцене».

 

Р. Б. – Бенефис Евгения Мильковского!

 

Ж.М. – 4 апреля – Питер, клуб «А2». Тоже клевая площадка. А ещё у нас новый басист, его мы тоже презентуем для всех.

 

Р.Б. – В подарочной коробке.

 

Ж.М. – Мы не пытаемся чем-то удивить, специально что-то не придумываем. Есть альбом, есть песни. Всё по-честному. Мы надеемся, что не видеоподклад, не балеты, а этот альбом и наша музыка соберут эту большую площадку. Мы просто делаем свою музыку.

 

Александр Ковалев, специально для Musecube

 

Фоторепортаж Марианны Астафуровой смотрите здесь.

Ссылки:

https://vk.com/nervyofficial

https://www.instagram.com/nervy_official/

https://www.facebook.com/nervygroup/

https://www.youtube.com/channel/UC1bb2kw4IZwbUNHC1LeG4Zg

1 КОММЕНТАРИЙ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.