минГруппа Разные Люди выпустила новый альбом под названием «Чернец». Его презентация состоится 1 июня в малом зале питерского клуба Аврора. В преддверии концерта-презентации участники группы — Александр Чернецкий и Вадим Курылёв рассказали о том, как придумывался и записывался альбом, как появлялись новые песни и их аранжировки.

Слово Александру Чернецкому:

— Мы начали писать новый альбом в ноябре на студии «Аннастасия». Это та же студия, на которой мы писали альбом «Дороги» пять лет назад, звукорежиссеры Александр Карнишов и Валерий Кочегуро. В альбом вошли десять новых песен. Одну из них – «Страна» — мы играли в течение последних пяти лет. Остальные – совершенно новые, которые написаны – я даже помню дату – с 1 марта по 1 сентября 2012 года. Они еще практически неизвестны. Некоторые из них мы играли на электрических концертах в Питере, Москве, Харькове и Белгороде, а также на акустических концертах для того, чтобы проверить, как люди их воспринимают – своеобразная «разведка боем». Я хотел проверить, нужны ли людям мои песни.
Когда появляется новая песня, ее хочется сразу спеть всем, друзьям, знакомым…то есть использовать все возможности. У меня всегда так было всю жизнь и я не жалею об этом, наверное, это правильно.

IMG_070 да— На записи предыдущего альбома вам помогали приглашенные музыканты (скрипка – Лена Тэ, труба – Иван Васильев). Был ли сейчас повторен этот опыт?

— Мы спешили с записью альбома, поскольку хотели успеть записать его до отъезда Андрея (Васильева) в Израиль. Мы записали все его гитары, и гитары Вадима (Курылёва). Иван Васильев и Антон Вишняков (музыканты группы ДДТ) сыграли на духовых инструментах. Чуть позже мы записали с Чижом его гитары и клавишные. Я его всегда приглашаю, поскольку он очень хорошо чувствует мои песни, даже не зная их. Когда он пришел на студию – он не слышал ни одной песни, а некоторые были даже без вокала. Тем не менее, он мужественно попытался сыграть там соло. Их много – есть из чего выбрать! А можно из нескольких сделать одно. После записи дяди Миши (саксофон), будем делать сведение. Нам было не обойтись без помощи друзей, которые помогли деньгами на запись альбома. Сейчас на концерте мы играем лишь пару песен, поскольку хотелось бы, чтобы к моменту выхода альбома к нему оставался интерес. Когда будет готова пластинка – тогда сделаем ее презентацию с исполнением всех песен.(беседа проходила в феврале — прим. корр.)

— Как возникла идея придумать «народное» название альбому?

IMG_048 да— Объявление конкурса в интернете произошло спонтанно…Я лежал в больнице, мне было нечего делать…Хотя это немного странно – просить об этом людей, которые не знают новых песен – их слышали только единицы на концерте. Я выписал все предложенные названия, но мы пока не будем раскрывать секрета (альбом получил название «Чернец» — прим. корр.). Дать название пластинке – это все равно, что назвать ребенка. А в случае с песней об ее имени особо не думаешь – только ее поешь, и либо сразу сам для себя ее называешь, либо со временем люди дают ей имя, и ты уже привыкаешь к нему.
К некоторым альбомам названия придумывались месяцами, и все же оставались самые нелепые. Допустим альбом «1992» — сколько названий не было, а в итоге оставили название года, в котором он был записан. Я не помню ни одного оригинального имени альбома. Чаще песня дает имя альбому. Например, «Superбизоны» или «Дороги». Но в последнем я не видел другого названия. Мы записали его в мае 2008 года, а издали – в октябре, и все это время он носил рабочее название, которое в итоге и осталось. Вроде бы оно не несет никакой конкретики, но в то же время значит очень многое. Поэтому история с названием альбома — это беда, но беда в хорошем смысле.

— Есть ли какая-то песня в будущем альбоме, которая стоит особняком?

— В альбом вошли песни, темы которых занимают достаточно большой исторический объем времени нашей страны и нас в этой стране и в мире, но все они — разные. Для меня они все как дети, в каждой есть какое-то личное переживание, ассоциации с тем или иным событием, которое меня тревожило, или с тем чувством, которое бы хотелось, чтобы оно не пропадало. Особенная песня – мы, наверное, поставим ее в альбоме последней – это «Хочется жить». Она высказывает общее пожелание, просьбу к Господу Богу, ко всему, что может оборвать эту жизнь. Может быть, какое-то время она будет работать как заклинание.
IMG_023 даЯ очень давно не писал песен, лет пять, а сейчас, буквально за четыре-пять месяцев написал большое количество песен. Я не пытался писать, потому что знал, что это либо произойдет само собой, либо нет. Считаю, что специально писать песни – это, по крайней мере, нечестно. Но это может быть просто – выразить, запечатлеть свои мысли в песне, если ты умеешь это делать. Ты просто знаешь, что нужно постараться удержать это мгновение как Жар-птицу за хвост, чтобы выплеснуть на бумагу эти строчки. Когда у меня появлялись какие-то мысли, я просто их записывал. Некоторые песни, допустим «Святые 90-е», «Хочется жить», «Мне нужна твоя помощь» — я записывал на бумагу, таким образом, как бы оставляя «скрипт» — основное ключевое слово — который мне помогал после создать «программу» песни. Есть много вещей в жизни, которые определяются одной фразой. Допустим в песне «Становись!» есть строка «становись, тем, кто есть». Это фраза художника Пикассо. Я смотрел какой-то фильм, в котором человек произнес эту фразу. «Хорошо ты сказал» — ему возразили — «Это не я сказал, а Пикассо». Этот момент натолкнул меня на написание песни «Становись!». Следуя такому решению, я фиксировал строчки, и через какое-то время возвращался к ним и брал гитару. Но есть и песни, которые появлялись сразу. Например, «Последнее лето» или «Мне нужна твоя помощь» были написаны за несколько часов.


— А «Тревожная»?

IMG_021— Вот с ней самое «тревожное» было. Я ее написал как-то в гостях, в Москве. И когда написал – понял, что это лишь какие-то эмоции. Я работал над ней очень долго. Я написал ее, по-моему, в 2010 году, оставил листочек на кухне, и его никто не трогал. Даже не прикасаясь, не заглядывая в него. Он пролежал года два, я понимал, что их этого набора фраз невозможно ничего сделать – там ничего не складывалось. В ней присутствовали очень разные ритмически размеры; набор фраз, которые между собой не очень соединялись, и было не очень понятно, что человек хотел сказать всем этим. Но в результате, когда я вернулся к ней, она всё же получилась. Так произошло и с «Чернецом»
При работе над ним я нашел все черновики, которые у меня были, собрал их в кучу и начал конкретно вспоминать и дорабатывать то, что там было. Надо сказать, что очень сильно помогли ребята. Вадим Курылёв предложил аранжировку не такую, как я играл – дворовую, а джазовую – и она невероятно изменилась. Можно сказать, что я взглянул на нее другими глазами, настолько она здорово получилась.

Также на вопросы о записи нового альбома ответил Вадим Курылёв:

IMG_029 да— Много ли времени заняли репетиции новых песен?

— Это сложно измерить непосредственно часами или днями, некоторые новые песни мы играли сразу на концертах вообще без репетиций – в Разных Людях это в порядке вещей, это одно из проявлений уникальности этой группы! Часть песен мы уже играли около полугода на концертах, а некоторые услышали только накануне записи). Например, песню «Страна» мы играем уже несколько лет, она немного «не успела» на предыдущий альбом, а «Становись!» мы вообще услышали за два дня до начала работы в студии.

— Появлялись ли в процессе записи новые варианты исполнения песен?

— В процессе записи, конечно, выясняются некоторые подробности, которые только на записи и можно разобрать. Они в разной степени влияют на общее звучание песни. Иногда почти незаметно, а иногда довольно ощутимо. Например «Святые 90-е» вообще довольно сильно пришлось «подчищать», поскольку так, как мы думали, что песня звучит — в действительности она не звучала, и с ней пришлось повозиться, чтобы она зазвучала как должна. В некоторые песни добавилась духовая секция, что для Разных Людей не очень характерно, и, конечно, это довольно сильно меняет общее звучание.

IMG_009 да— Возникали ли разногласия по поводу аранжировок?

— Да нет, явных разногласий не происходит, бывают спорные моменты, но это не разногласия. В любом случае наша задача чтобы песня зазвучала так, как она достойна звучать. Варианты могут быть разные. Если одну и ту же песню записать через полгода она уже будет звучать по-другому, но тоже так, как надо. Но никакой песне не нужно, чтобы ее мариновали годами, записывали-переписывали и т.д. Тогда можно потерять главное – свежесть настроения. Поэтому обычно выбираем тот вариант аранжировки, который верно передает настроение песни, но не требует стократных перезаписей.
Пока песня играется на концертах, она притирается к живому звуку, к большой громкости, иногда меняется сильно, а иногда сразу получается так удачно, что ничего менять не требуется. Но все равно что-то изменяется, если песню играть долго и по многу раз. Песня – живая форма, она не может не меняться.

— Были ли у группы сложности в записи? Или все уже столько раз сыграно на концертах, что нет необходимости что-либо уточнять?

— Уточнять в студии необходимо, и это не сложности, а нормальные рабочие моменты. Сколько бы раз не сыграть на концертах песню, но что-то в ней все равно нужно будет уточнить на студийной записи. Ведь это можно назвать даже разным жанром. Когда группа играет песню на концерте – это одно дело. Это настроение живого исполнения, это драйв публики, это громкость, в конце концов! На студийной же записи нужно добиться эффекта передачи настроения песни другими средствами и технически по-другому — для прослушивания на бытовой аппаратуре. Этот эффект в студии достигается более точным подбором тембров, точностью аранжировочных партий, где-то искусственными объемами, где-то многократными наложениями и так далее
IMG_037 да— Как долго вы работали над записью каждой песни?

— Это бывает по-разному, непредсказуемо. Если пишется сразу целый альбом, то трудно вычленить время, потраченное на конкретную песню. Работа идет этапами: сначала записываются партии барабанов для всех песен, потом бас-гитара, потом ритм-гитара, потом голос и т. д. Когда все уже записано, начинается этап сведения (микширование). Из уже готового записанного материала песни собираются в среднем примерно одна или две песни в день. Каждый альбом занимает непредсказуемое количество времени. Хотя что-то, конечно, планировать приходится, просто потому, что мы не имеем возможность как Битлз или ДДТ сидеть сколько угодно бесплатного времени на собственных студиях))

— Как именно происходила запись? Каждый играет свою партию по отдельности?

— Да, каждый по-отдельности. Но надо сыграть и спеть так, чтобы было ощущение, что группа играет сразу вся живьем. В этом-то и есть главная сложность студийной работы.

IMG_071 да-В этом составе вы записываете второй альбом. С какими чувствами вы ждете его выхода?

— О! Пока мы ждем окончания записи, мне важнее как именно мы это сделаем. Издание – это уже следующий этап, к которому непосредственно музыканты группы мало имеют отношения. Это лучше спросить у Саши Чернецкого – вот он, безусловно, волнуется в равной степени обо всех этапах. Поскольку эти песни – его дети, он их написал, он их спел, он их дарит людям. Мы лишь помогаем им «встать на ноги»)

— Теперь вы соло-гитарист в Разных людях. Вам больше нравится играть на басу или соло?

— Мне важно, чтобы группа звучала хорошо – я могу играть хоть на бубне, если от этого звучание группы улучшится.)

ЧЕРНЕЦ - MIX копия для работы
Беседовала Валентина Казакова, специально для MUSECUBE

Фоторепортаж Юлии Левченковой смотрите здесь

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.