Юлиан Милкис: «Я чувствую свободу не только на сцене, но и в жизни»Всех любителей классической музыки и ценителей ее хорошего исполнения совсем скоро ждет приятный сюрприз. 10 марта в Большом зале Филармонии зрителям будет представлена программа «Письма друзьям». Мировая премьера сочинения выдающегося грузинского композитора Гии Канчели пройдет при участии Николоза Рачвели (дирижер), Нино Катамадзе (вокал) и Юлиана Милкиса (кларнет). В преддверии выступления Юлиан Милкис дал небольшое интервью порталу Musecube и рассказал о сотрудничестве с грузинскими коллегами, отношении к джазу и классике, а также о мечтах и суевериях. Подробнее – в материале Марины Константиновой.

 

– 10 марта в Большом зале Филармонии состоится музыкальная программа «Письма друзьям». Это совместный российско-грузинский проект, и вашей партнершей в нем станет неподражаемая Нино Катамадзе. Расскажите подробнее о грядущем концерте. Как поступило предложение принять участие в этом мероприятии? Работали ли Вы до этого с грузинскими коллегами? Чего Вы ожидаете от концерта?

 

– С Нино Катамадзе мы выступаем первый раз в одном концерте, но, конечно, я знал о ней и слышал записи её выступлений. Она прекрасна! С Нико Рачвели я играл «Ночные Молитвы» Гии Канчели почти два года назад в Тбилиси, и это было здóрово! Он прекрасно знает и много исполняет музыку Канчели. «Письма друзьям» – всё же не название проекта, а произведение, которое мы представим петербургской публике. Это первое исполнение в кларнетовой версии, хотя я уже заранее знаю, какова будет реакция, которую вызовет музыка этого гениального композитора — шок, радость, слёзы грусти и счастья. Только что на фестивале в Текате (Мексика) состоялась премьера произведения Гии Канчели “Ninna Nanna per Anna”, где я играл со струнным квартетом. Программа состояла из одних шедевров: прозвучали сочинения Моцарта, Вебера, Шумана, Брамса, Гершвина, Прокофьева. И самое сильное впечатление из пяти концертов произвела музыка Канчели. Я каждый день получаю восхищённые и благодарственные письма от слушателей и счастлив, что «Письма друзьям» прозвучат первый раз в Большом зале филармонии. Для меня это Alma Mater, я вырос в этом великом зале!

 

– Известно, что Вам посчастливилось быть учеником самого Бенни Гудмана, одного из величайших джазменов мира. Что дал вам этот опыт? Можете ли вы назвать себя последователем Гудмана в музыке?

 

– Мне повезло заниматься с Бенни почти три года. Кстати, скоро выйдет документальный фильм о нём «Троянский джаз», в котором я снимался и был, можно сказать, его «вдохновителем». Первый показ состоится в Петербурге 8 июня в зале Капеллы. Не уверен, что меня можно назвать его последователем, но, безусловно, его влияние на мою творческую личность велико. В частности, это проявляется в использовании гудмановского «вибрато», и, наверное, в свободе исполнения. Эту свободу я чувствую не только на сцене, но и в жизни.

 

– Хочется узнать о Вашем отношении к джазу в целом. Как Вы оцениваете этот музыкальный стиль, как определяете его место в музыкальном мире? Есть ли у Вас любимые джазмены, быть может, кумиры?

 

– Я очень люблю джаз с детства. Но кумиров у меня нет. Есть любимые музыканты, конечно, сам Бенни Гудман, Стэн Гетц, Луи Армстронг, Элла Фицджеральд, Билли Холидэй, Майлз Дэвис, Каунт Бэйси, Дюк Эллингтон, Дик Хайман — список очень длинный. Джаз всегда занимал и занимает огромное место в моей жизни.

 

– Согласны ли Вы, что джаз давно стал такой же классикой, как, собственно, сама классическая музыка? Что Вы думаете на этот счет?

 

– Джаз не стал классикой и никогда не станет, это точно. Настоящий джаз — это полная свобода, которой мне часто не хватает в классической музыке. Это совершенно другой жанр, не более и не менее важный, просто другой.

 

– Многим людям классическая музыка кажется сложной, скучной, неактуальной. Как, на Ваш взгляд, можно привить любовь к ней?

 

– Привить любовь к музыке и, вообще, к искусству можно только с самого детства и через образование в школе. Тут очень многое зависит от родителей и учителей с самых ранних классов.

Юлиан Милкис: «Я чувствую свободу не только на сцене, но и в жизни»

– Слушаете ли Вы музыку вне работы? Какие стили и направления предпочитаете? Или отказываетесь от нее, позволяя себе отдохнуть?

 

– Да, я слушаю музыку очень часто и много, стараюсь ходить на концерты, хотя на это остаётся очень мало времени. В машине, в основном, слушаю джаз.

 

– Жизнь концертирующего музыканта напрямую связана с гастрольными поездками. Где Вы больше всего любите выступать? Остается ли время на гастролях на отдых, осмотр достопримечательностей?

 

– Сложно сказать. Люблю выступать в Европе, в последнее время полюбил Южную Америку, Уругвай и Аргентину, там очень эмоциональная публика и потрясающие залы. Конечно, особое место занимает Петербург — город детства, с великолепными концертными залами. К сожалению, времени на «туризм» на гастролях почти нет, а если получается пойти в музей или хотя бы просто погулять по городу, считаю это большой радостью.

 

– Известно, что Вы всегда играете на кларнете определенной марки. С чем это связано?

 

– Последние 12 лет я играю на инструментах фирмы Yamaha, до этого 18 лет был предан фирме “Buffet”. Просто так сложилось, и в данный момент мне это нравится!

 

– Суеверный ли Вы человек? Есть ли у Вас какие-то свои личные приметы?

 

– Да, я суеверный человек и об этом предпочитаю не говорить.

 

– Не хотелось ли Вам попробовать себя на композиторском поприще? Если да, то какую музыку бы Вы писали?

 

– Пока у меня такой потребности не было. Писать музыку ради рекламы я не хочу.

 

– Есть ли у Вас какие-либо профессиональные мечты?

 

– Конечно, мечты есть всегда, и профессиональные, и не очень. Но о них нельзя говорить, пока они не сбудутся.

 

– Можете ли Вы представить себя в какой-либо иной профессии? Если да, то в какой?

 

– Сейчас это уже из области вымыслов и догадок, но я себя точно вижу в литературе. Может, ещё не пришло время…

 

– Что Вы пожелаете слушателям, которые придут на концерт в Большой театр филармонии 10 марта?

 

– Я завидую слушателям, которые придут на концерт. Музыка Канчели, особенно первое исполнение, останется с ними на всю жизнь. Я постараюсь соответствовать и «передам» эту гениальную музыку от всего сердца!

 

С Юлианом Милкисом беседовала Марина Константинова, специально для Musecube.

В публикации использованы фотографии Станислава Левшина.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.