ui7EDWYkb3MМы встретились с Настей Полевой перед ее концертом и поговорили о том, как Интернет убил шоу-бизнес, чем современный рок отличается от старого, и о том, как стать вторым БГ в 2015 году. Для разговора мы нашли укромное место на темной лестнице около гримерки. Пролетом ниже кто-то таскал туда-сюда барабанную установку, а в нескольких ступеньках от нас — курили и вели громкие беседы. Атмосфера отнесла куда-то к рок-н-роллу 80-х, так что и разговор начался, конечно же, с рок-н-ролла.

— Настя, расскажите про вашу работу с группой «Би-2». Все началось с совместного исполнения песни «Мой рок-н-ролл». Получился у вас с ребятами общий рок-н-ролл?

— Сначала я думала, что это будет разовая акция, но уже после первого исполнения этой песни на концерте БИ-2 с оркестром мне позвонил Шура и предложил посотрудничать. В итоге мы записали песню для альбома Spirit, а потом были гастроли с оркестром, где я выступала в качестве приглашенной солистки. Мы сошлись с «Би-2» как люди, как друзья, и это было очень неожиданно, ведь взрослые люди всегда тяжело притираются, приглядываются. Ладно те, кого мы знаем уже десятилетиями. А кто-то новый (хоть издалека все друг друга, конечно, и знают) при личном плотном общении в рабочем режиме – это всегда кот в мешке. Так, в основном, сотрудничество случается через старые связи, но всегда именно в качестве приглашенного гостя. Кстати, я, на всякий случай, еще раз подчеркиваю, что я никогда не была участником группы «Наутилус»!

— Вы как-то говорили, что рок – всегда для молодежи. Вы на сцене, действительно, уже десятилетия, и молодежь меняется, исповедует что-то другое. Приходится как-то подстраиваться, меняться?

— Заметьте, что меняется всегда социальный подтекст. В рок музыке, кроме внутреннего духовного бунта, бывает протест против всего вообще. И это ощущение у каждого вновь проходящего этот возраст поколения повторяется, не меняется. Все хотят принести что-то новое, вливается новая кровь, и получается новый этап развития в любом виде искусства. Но все это зиждется на том, что уже было сделано. И то, что было ценного сделано в русском роке, также молодо и современно. Выросли сами источники, те, кто это создал. Но то, что они сделали, осталось вечным. Просто привлекается новое поколение аудитории. Яркий пример – «Король и Шут». Эта музыка всегда молодая, из нее вырастали взрослые. И если музыка хорошо сделана, то меняются только приметы времени. Если в восьмидесятых использовался в тексте талон на масло, то сейчас – usb. Только новые слова и понятия как приметы времени и отличают эпохи.

— Вы не раз говорили, что свердловский рок отличался от тяготением к западу.

— Не то что бы тяготением. Просто у нас не было опыта своей рок-музыки. И, естественно, мы базировались на той культуре, где все это началось. С сегодняшними молодыми рок-музыкантами происходит то же самое: они тоже тяготеют к западу, пишут англоязычные тексты.

— А это сегодняшнее тяготение отличается от того, вашего?poleva1

— По сути дела нет. Очень много же было групп в 80-90х, которые просто копировали и брали за эталон западные группы. И сейчас также: сегодня моден Franz Ferdinand – будем работать, как они, вчера была в моде Nirvana – работали в таком ключе. Это происходит, когда нет царя в голове и своего стержня. Все эти появления новых стилей и вообще малейшие новые веяния влияют на развитие и сознание музыкантов. Но, как правило, если есть талант, под любым влиянием свое «я» видно всегда.

— Да, вы как-то говорили, что новых БГ уже не появится. Как думаете, почему?

— Большинство молодых людей сидят в Интернете, а много там интеллектуального можно почерпнуть? БГ читал много книжек и перелопатил много музыки, он этим жил, и это дало ему внутреннюю свободу, которой тогда не то что внутренне, а даже внешне не было. Все были рабами идей, уставов, определенного стиля и образа жизни, советского. А БГ уже тогда выглядел, как белая ворона.

— Но сложно же сказать, что Интернет – это однозначно плохо.

— Это, конечно, великолепный инструмент для продвижения себя, рекламы и получения возможности проснуться завтра звездой. А еще это инструмент для получения массы информации и знаний. Но только пытливые этим пользуются. В основном все пользуются Фейсбуком и Контактом. Стараются «вывешивать» себя в лучшем свете и представлять себя лучше, чем есть. Но это не дает самосовершенствования, работы над собой и погружения во что-то настоящее и подлинное. Вечные ценности остаются всегда, меняется форма подачи. И если люди забывают про выставление своего я напоказ и внедряются в этот поиск, то из них получается БГ.

— Вот и рецепт! Хоть тема и не нова, но давайте поговорим о женщинах в рок-музыке. Вы были одной из первых женщин в русском роке и стереотип об отсутствии женственности в рок-н-ролле всячески сломали.

— В мировой рок-музыке женщины представлены богато. А вот самодостаточных авторов мало. Я бы не сказала, что я склонна только к какой-то женственной оболочке, рок – это же еще страсть, сама ритмическая основа уже придает некую жесткость, грубость и нахальность. Взять, например, брутальность Дженис Джоплин и утонченность Кейт Буш. Совершенно разные ипостаси представительства женского вливания в этот жанр. Помимо дерзких, бронебойных, страстных певиц, как Жанна Агузарова и Земфира, как ни странно, есть и «Колибри», и Инна Желанная, такой женственный, мягкий вариант. Происходят, конечно, и новые вливания. Хотя сейчас сложно провести грань: иногда под рок-н-ролльной формой оказывается содержание поп-музыки. Но самое главное, чтоб это был не сделанный продукт, а что-то одухотворенное и держащее за душу людей. Может быть, кто-то и хотел бы сейчас заниматься настоящей рок-музыкой, но пробиться сложно. Может, поэтому сейчас приток талантливой женской части в роке маленький. Это большой риск, выбор: либо жизнь с традиционным укладом, либо ты ставишь себя в рамки чего-то ненормального и странного. В результате у тебя нет базы – поддержки близких и родных. Но бывают и исключения. Могу уверенно сказать, что рок певицы – смелые представительницы женского пола, не робкого десятка, хотя могут быть в жизни очень скромными.

— Как думаете, почему сейчас стало так сложно пробиться?poleva

— По моим наблюдениям, история русской рок-музыки за тридцать лет показывает, что в чем-то раньше было легко, а сейчас трудно, и наоборот. Но в целом, и я это говорю почти в каждом интервью, наш шоу-бизнес в общепринятом, мировом масштабе так и не успел сформироваться, как уже обрушился под влиянием Интернета. С одной стороны, хорошо, что возможно мгновенное общение, а с другой – не поднялась на должный уровень пластиночная промышленность. Слава Богу, люди все равно хотят покупать пластинки, это сувенир, его можно подержать, открыть, пощупать. Сейчас опять популярен винил. Это как боялись, что телевидение уничтожит кинопроизводство. Но этого не случилось, и кино только развивается пышным цветом. Также с винилом.

— А вы сейчас выпускаете альбомы на виниле?

— Мы планируем выпустить весь архив на виниле и начали с конца, с крайнего диска. Все наши альбомы мы выкладываем в Интернет, чтобы ознакомилась более широкая аудитория. Но оказалось, что этого не хватает. Люди хотят живой носитель. Все, как раньше: не хотели переписывать музыку с винила у соседа, и хотели иметь свою пластинку. А сейчас хотят не только скачивать из Интернета, хотят, купить пластинку и унести домой. Тем более, что сейчас это доступно. Цены на билет на концерт гораздо дороже, чем на пластинку. Если есть потребитель, должна быть и виниловая пластинка.

— А вы какую музыку храните дома? Что вообще слушает Настя Полева?

— Я всеядна. В последнее время возник интерес к русской музыке двадцатых годов, романсовая тема. Мне интересно, как были сделаны классические советские песни с точки зрения музыкального материала. Из актуального и модного, хоть я и не люблю слово «модный», интересна Лана Дель Рэй. При видимой, казалось бы, «поп оболочке», мне кажется, у нее всё-таки крен в рок-музыку. А вообще, у меня есть друзья, которые совсем не являются музыкантами, но понимают гораздо больше, что происходит в музыкальном мире. Могут понять по аранжировкам, по стилю записи, что сейчас слушает автор или группа.

Точно понять, из чего рождается магия в музыке Насти Полевой, не удастся, наверное, даже самым заядлым знатокам. Остается только вдыхать эту магию на концертах. И, конечно же, на виниле.

Даша Мишина, специально для MUSECUBE

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.