Ленинградский рок-н-ролл, московский бит – рождение самых прогрессивных музыкальных стилей всегда приписывают столицам. Однако среди талантливых профессиональных музыкантов немало провинциалов.

Герой этой полосы – лидер самарской команды «Фея Драже», вокалист и ударник проекта «Ракеты из России», а с недавнего времени и гитарист группы «Тараканы!». О городах, музыке и счастье поведал нам Николай Стравинский.

 

О переезде

Вообще, я из Ульяновска. В определенный момент я понял, что хочу куда-то переехать. Мне было 18 лет. Выбор пал на Самару, потому что у меня там брат учился. Я перевёлся из ульяновского муз. училища в самарское, думал, закончу его и поеду в Москву или в Петербург. Но в итоге засел там на семь лет.

А в прошлом году понял, что всё-таки надо двигать в Москву. Собственно, приехал сюда на пару месяцев. Благодаря знакомым, попал к певице из «Фабрики звёзд», у неё поиграл. Тогда же один мой знакомый сообщил, что Дима Спирин из «Тараканов» собирает проект, и что он меня порекомендовал. Спирин попросил выслать какое-нибудь видео – он не знал, кто я, и мог взять кого угодно. Он посмотрел и сказал: «Да, мне нравится», мы собрались вместе – всё было нормально. Так я пару месяцев потусил и понял, что один концерт в месяц – это даже на квартиру не хватит. Я начал просто мотаться: у меня концерт – приезжаю, два раза собрались, отыграли, и я уехал. Так продолжалось год, а сейчас надо по-любому находиться здесь. К тому же, теперь я играю с «Тараканами!».

Я сейчас даже уже сомневаюсь, есть ли у меня дом родной. Потому что, пока я во всех этих метаниях находился, родители продали квартиру, где я вырос, учился – переехали в другую. Там у меня ощущение, что я так же к кому-то в гости приехал. Нет ощущения дома, поскольку я в месяц неделю в Ульяновске, неделю в Самаре, неделю в Москве и остальные дни ещё где-то. Но мне это нравится, я не могу долго сидеть на одном месте. Если будут деньги, то в Москве, конечно, круто, иначе тут делать нечего. Поскольку я ненавижу любую работу, мне друзья посоветовали «по профессии» давать частные уроки(http://vk.com/stravinskyclub), что я терпеть не могу не меньше, чем работу. Это адский труд, объяснить человеку, который чего-то не понимает. Но пока это единственный вариант. Плюс я в выигрышной ситуации в том плане, что могу гитару преподавать, бас, барабаны – что угодно. И благодаря «Ракетам», многие из этой тусовки меня теперь знают, и они хотели бы поучиться только потому, что это я.

Я и сам учусь до сих пор – вечный студент. Мне 26, а всё никак не закончу с этим. Я 6 лет в училище проучился, сейчас ещё 6 лет – в академии.

 

О группе «Фея Драже» (http://vk.com/club1324370)

Когда я переехал в Самару, то решил где-нибудь поиграть. Увидел объявление: ребятам требуется вокалист. До этого я то играл на барабанах, то на гитаре, быть вокалистом мне никогда особо не нравилось. Ну, вроде бы ладно, всё равно нечего делать. И как-то это всё закрутилось. Поначалу был материал, но в итоге я перетянул одеяло на себя: стали играть мои песни, весь состав поменялся. Началось это в 2005 году, название «Фея Драже» появилось где-то в 2006-м. Со многими людьми мы переиграли. Со всеми расставались болезненно, меня ненавидели все. Но как ни странно, со всеми ними сейчас я общаюсь очень хорошо.

Но особого будущего я в этом проекте не вижу.  Мы выпустили 2 альбома, круто записанных, сведённых – делали лучшие люди в России, – но отдачи никакой. Видимо, дело не в качестве записи, что, естественно, не может не расстраивать. Если «Ракеты из России» будут приносить приличные деньги, это может возобновиться. По крайней мере, я смогу вкладывать в это средства и играть в своё удовольствие. Хотя конечно, что такое коммерческий успех никто не знает. А уж тем более в нашей стране, тут всё очень странно: добивается успеха не тот, кто хорошо играет, а как раз наоборот. Это Россия. Тут всё немного по-другому.

 

О «Ракетах из России» (http://vk.com/djspirindmitry)

Сама затея очень крутая. Фактически, я зарабатываю тем, чем я занимался в детстве, когда колотил по креслу, слушая записи своих любимых групп. Теперь я эти песни играю, мне платят за это деньги, что, по-моему, здорово! И приятно. Недавно играли «Enter Sandman» Metallic`и, которую я в детстве на раздолбанных барабанах фигачил. В общем, круто!

Первый состав моей самой первой группы играл кавера и только Metallic`и. Зачем играть свою фигню, когда есть хорошие песни? Есть коллективы, которые сочиняют гениальную музыку. Если когда-нибудь у меня получится сделать действительно убедительную музыку, это будет здорово. Когда ты играешь классику мирового рока, ты получаешь от этого большее удовольствие, чем когда играешь свою программу, а все стоят в зале и не понимают, что происходит.

 

Об Ульяновске и Самаре

Ульяновск – это очень жесткое место. С горечью вспоминаю школьные годы, было очень плохо. Помню, я в 6-м классе пришёл на уроки в майке «Iron Maiden», и у всех был шок: что это такое? что за мужик с топором? Мне было плевать. Но не всем было плевать: были случаи, когда школьники какого-нибудь чувака в подобном виде просто убивали в туалете. В общем, так было. И до сих пор… Я приезжаю, там ничего не меняется. Открыли Макдоналдс (это самое главное!), wi-fi у людей, Интернет – всё равно, я иду по улице, и мне сзади кто-то кричит: «Пидр» или что-то в этом роде. То есть цивилизация приходит вроде бы в город, а людям она ничего не дает. Как были в каменном веке, так там и находятся – их всё устраивает.

От Самары – совсем другое впечатление. Там всё было намного лучше. Когда приехал, я охренел, что могу ходить с огромным ирокезом по улицам. Работал с ирокезом, черными ногтями и черными глазами. В общем, детство – весь перепроколотый нафиг. В Ульяновске я себе такого позволить точно не мог. Жизнь отличалась кардинально, сразу было видно, что этот город намного больше. Там к тебе просто по-другому относятся.

В Ульяновске те, кто уезжали – они в основном возвращались. Я считаю, если ты хочешь не прозябать, то ты должен уезжать из таких мест. Смотрю на своих сверстников, одноклассников, у всех жены, дети; с понедельника по пятницу работа, в субботу ты напиваешься, в воскресенье похмелье; измены женам – весь набор дерьма, который только есть во взрослой жизни. Я думаю, слава Богу, что у меня этого нет. Зачем жениться, зачем дети, если всё так происходит: жене говоришь, что ты на работе, а сам бухаешь где-нибудь? Это неправильно.

 

О Москве

В детстве я адски хотел побывать в Москве. В 2001 или в 2002 году мы приехали сюда на автобусе с ульяновским хором, в котором я пел. Мы отпели концерт и в ту же ночь должны были уезжать обратно, у нас был всего час или два, чтобы погулять. Я посмотрел на это всё, и реально стоял у автобуса и говорил: «Я здесь остаюсь». Москва на меня произвела какое-то невероятное впечатление. Всё, что показывали по телевизору, я увидел живьём. Как будто ты смотришь художественный фильм, и вымышленные персонажи оказываются настоящими. Вот он, Кремль, я о нём читал в книжках по истории, он на самом деле есть, я его вижу своими глазами.

Сейчас моё любимое место в Москве – это, наверное, бар «16 тонн», в который однажды волей случая я попал и начал попадать туда очень часто. Там постоянно много знакомых, вся тусовка рок-н-ролльная.

О москвичах у меня не самое лучшее впечатление. Я, например, не понимаю таких вещей, как не брать трубку или не перезвонить. А здесь, если человек понимает, что от него что-то нужно, он просто может не ответить на сообщение. Это дико вымораживает. Мне даже, если какая-нибудь маленькая девочка пишет: «Привет, как дела?», пусть я сроду её не видел, я всё равно напишу «Привет». Если есть какой-то вопрос, я всегда на него отвечу. Иначе мне неудобно и неловко. Если кто-то звонит с неизвестного номера, я обязательно возьму трубку и перезвоню, если не видел звонка. А это любимая тема москвичей, особенно, когда ты договорился, а человек просто не приходит. Как так можно? Мои знакомые москвичи, в основном, адекватные люди. Но, если бы я им был не пойми кто, думаю, такие же проблемы были. Бывают, конечно, исключения, например, тот же Дима Спирин. Он всегда звонит, всегда отвечает на любое сообщение. Ему по-другому нельзя, иначе с ним никто бы не работал. Он постоянно что-то придумывает, какие-то новые идеи.

 

О мечте

Я хочу жить там, где тепло круглый год. Ненавижу зиму, слякоть, снег. Я бы хотел жить в Калифорнии, но не отказался бы и от Барселоны. Испания, Италия – вполне бы мне подошли. И в Лондоне я бы с удовольствием пожил, только дорого. Там, конечно, не так тепло, но европейская зима – это нормально. Но в идеале, это был бы Лос-Анджелес.

Вообще я думаю, когда-нибудь, если хватит у меня сил, плюну и уеду. Но… не уверен я, что их хватит. Уж слишком это тяжко. Из города в город тяжко, а уж в другую страну… Когда ты никому там не нужен, да ещё и не местный – отношение соответственное. Но мечты такие есть.

 

О счастье

Счастлив ли я? Смотря, что такое счастье. У меня очень странное об этом понятие. С одной стороны, счастье – это семья, дети. С другой стороны, я этого дико не хочу. Точнее в душе я этого хочу, но зная, что через 3 года тебя будет тошнить от жены?.. Счастлив ли тип, у которого много денег, который всё может себе позволить? Не знаю…

Перестаешь что-то ценить. Я помню, как со своим первым коллективом в Ульяновске было счастьем выступить в клубе. После года игры в этом клубе, нам просто звонили: «Ну что? Хотите поиграть?», мы: «Ну, поедем». И всё, счастья уже нет. Счастье — это, наверное, какой-то определённый момент, который ты должен поймать, потому что потом это же тебе счастья уже не принесёт. Надо что-то делать, чтобы оно происходило. Я купил себе мак-бук, о котором всегда мечтал: когда возможность появилась, я купил – но где оно, счастье, черт его знает.

Мне кажется, если бы я встретился с Ларсом Ульрихом, то был бы счастлив! Но увидел бы его ещё пару раз, и я бы просто издалека ему помахал – всё, счастье пропадает. А ведь оно должно быть. Это же Ларс Ульрих! 🙂

Это мимолётная какая-то вещь, к которой надо стремиться и суметь её пережить. Потому что, если ты её не переживёшь, и мимо себя пропустишь, потом это уже не ощутишь. По-любому, это нужно, и это очень клёво. Но что такое всегда быть счастливым? Я счастлив, что живу. Но я этого не ощущаю до тех пор, пока не буду на смертном одре, где-нибудь лежать и понимать: почему я не был счастлив, когда был молод и радовался жизни?

Да, наверное, я счастлив. Наверное.

 

Подготовила Людмила Бирулина, специально для MUSECUBE

1 КОММЕНТАРИЙ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.