22 августа в прокат выходит лента бразильского режиссера Габриэля Маскаро «Божественная любовь»

 

Что станет с обликом религии, если бог познает технологический прогресс, а бюрократия станет оружием веры? Готово ли современное общество, сменившее способ восприятия веры, к явлению того, кого жаждет увидеть столь давно. Или необходимость встречи – лишь отголосок когда-то существовавшей потребности, в которой разуверовался современный человек? И так ли долготерпима и абсолютна любовь?

 

2027 год, Бразилия. Современное общество модернизировало атрибуты веры: теперь к всевышнему можно обратиться при помощи кабинок автомолитв, а в честь бога устраивают рейв-вечеринки, что стало главным праздником. Нынешняя система веры вдохновляет главную героиню – Джоан. Она консультирует супружеские пары в центре регистрации документов, всячески пытаясь спасти брак тех, кто обращается по вопросам его расторжения. Джоан состоит в религиозной общине, в которую и направляет пары на «исцеление» весьма экстравагантными методами.

 

Габриэль Маскаро создает утопию, в которой дал право к существованию симбиоза максимально далеких друг от друга понятий. При это Бразилия, сочетающая высокий уровень духовности и в равной степени раскрепощённости, кажется наиболее подходящим местом для ведения повествования.

 

К самим аспектам религии режиссер подошел с позиции вольнодумца, который зачинает собственный мир на архаичных понятиях. Тихим молитвам предпочитают светомузыку и колонки кабинок автомолитв, где путник может в порядке очереди раскаяться под громкие раскаты песен. А рассуждениями о вспепокрывающей любви прикрывают откровенные свингер-встречи, раскованность близости, подчиненной всего одному закону – посадить семя надлежит на родную землю. Религия сталкивается с бюрократией, приобретая зависимость с законодательным устройством, который становится оружием веры в борьбе за лучший мир будущего.

 

Будущего, где религия превращается в фанатизм, на фоне которого истинные пути, определенные историей, воспринимаются с недоверием, грозя обернуться обвинениями в богохульстве. Праздность нивелировала устои, почему героиня и остается за рамками обожаемой ею системы, когда снисхождение ожидаемого миром божественного явления идет вразрез с прогрессирующим мышлением, ознаменованным утопией.

 

Неоновый мир, воплощенный рябящими красным, фиолетовым, желтым и синим, теперь есть образ передачи божественной сути — свечение веры. И не важно, дом ли это, архив или помещение религиозной общины – все подчинено цветовой гамме как напоминание того, что вера покрывает все.  Маскаро играет с цветом, картинкой, ракурсами и телами, обнажая моменты столь неловкие для лицезрения, что хочется отвернуться, но вера прозрачна, а потому смело экранизируется эта мысль.

 

Смело, но размашисто. Серьезные проблемы, поднятые режиссером, своей многочисленностью не дают возможности глубже погрузиться в материал. Толкование некоторых тем походит на краткий пересказ, всю суть которого необходимо познать уже личным изучением материала. Сокрытие же недосказанности откровенными и престранными сценами создает иллюзию просмотра артхаусного кино. «Божественная» любовь» играет со зрителем, гипнотизируя красотой и отторгая дерзостью демонстрации. Но просмотр подобного кино должен происходить на основании осознанного выбора и с готовностью, что ответ на поставленный вопрос не будет дан в той мере, какой было бы достаточно, чтобы не закопаться еще сильнее или отторгнуть материал вовсе из-за специфики его подачи.

 

Валерия Стойкова специально для Musecube

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.