They call me Cuban Pete,

I’am the king of the rumba beat,

When I play the maracas I go,

Chick-chicky-boom, chick-chicky-boom.

 

Чувствуете, как уже потянуло в пляс от пропетых в голове голосом Джима Керри слов? Даже среди тех, кто (как и автор данной статьи) является ровесником фильма о зеленолицем супергерое, сложно найти человека, какой не узнал бы эту заводную мелодию с первых же секунд. Потому что она и есть олицетворение фильма, который к 25-летию вернул на большие экраны проект #ARTPOKAZ. Бенефис Джима Керри, дебют Кэмерон Диаз, номинация на премию «Оскар» -шикарные составляющие фильма Чака Рассела «Маска», уже ставшего классикой.

 

Минуло четверть века, а число поклонников фильма неумолимо растет. Да и среди тех, кто засмотрел картину до заученных наизусть диалогов, нашлось внушительное количество ностальгирующих, стремящихся создать себе тот самый просмотр, который приблизил бы нынешнего зрителя к тем, кто смотрел «Маску» на большом экране в далеком 94-ом.

 

И можно с уверенностью подтвердить, что с тех пор ничего не изменилось в восприятии. Ощущения, возникшие при первом просмотре по ту сторону технологий, не ослабли под давлением нарастающего прогресса в отношении графики. Потому что яркость и гипертрофированность сделаны настолько разумеющейся деталью в механизме фильма, что и по сей день огромные выбеленные зубы, безумный грим лица и ярко-желтый костюм (кстати, жест уважения в сторону матери, что сшила когда-то для Керри такой же костюм для проб в кино) не являются чем-то неестественным, что заставляет в современных визуальных реалиях «кровоточить» глаза. Во многом это заслуга положенного в основу «Маски» первоисточника —  одноимённой серии комиксов издательства Dark Horse. Чак Рассел отошел от идеи создания картины в духе хоррор-истории, на которую все же сделал намек пугающим образом самого предмета-катализатора и сопутствующей волнующей мелодией, какую даже в «Твин Пикс» уместно было бы поместить.

 

Но лента стала комедией, которая многогранно раскрылась путем смешения многих факторов. Стенли Ипкисс любит смотреть мультфильмы, что наложило отпечаток на поведение героя. Но прелесть даже не в том, что фильм использует жанр, а в непрямой интеграции. Оказывается, что не нужно помещать в сюжет анимированных персонажей, — достаточно позволить герою срастись душой с мультипликационным образом, позволить обычному парню Стенли Ипкиссу перевоплотиться в Багза Банни или, скажем, Пепе Ле Пью.

 

Но не всякий актер добился бы такой органичности в многообразности, как это сделал Джим Керри. Он – воплощение полярных личностей, которые соседствуют в одном человеке, проявляя себя одинаково натуралистично. Закомплексованный неудачник или развязный супергерой в маске – Керри своей харизмой дает право на существование любой сущности, но предпочтение все же отдает второй. Это заметно по деталям, которые дополняют выпуклость образа безбашенного супергероя. Забавный звук при шевелении зубами-переростками, с которыми Керри ловко управляется, импровизированные шуточки или тот же цвет костюма, который имел для актера глубокий смысл. Даже взаимодействие героя с персонажем Диаз категорически отличны, но одновременно едины.

 

Так и фильм, построенный на симбиозе комедии и драмы человека, театральности и мюзикла, гипертрофированности графики, сексуальности и нелепости, выдерживает идеальный баланс между баловством и смысловой нагрузкой. Если в одном кармане прячется чудесный умный песик и маракасы, то в другом затаились бандиты с оружием и клюшкой для гольфа. И здесь не будет ситуации, при которой вылетит фраза «Упс, не тот карман», потому что в фильме нет лишнего или непродуманного. Наверное, поэтому «Маска» — это любовь зрителей и по сей день.

 

Валерия Стойкова специально для Musecube

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.