Последний вторник февраля в Музее музыкальной культуры им. Глинки прошел под знаком Пекинской оперы, которую привезли в Москву актеры Хубэйского театра. Помимо самого выступления зрители могли полюбоваться выставленными в фойе традиционными костюмами Пекинской оперы. Из подписей можно было узнать, что символизируют детали и цвета костюмов, какие персонажи их обычно носят и в каких обстоятельствах. Молодая китаянка из числа актеров, разложив на столе палитру и кисточки, наносила аутентичный грим всем желающим.

Генеральный директор Музея музыкальной культуры им. Глинки М. А. Брызгалов.

В Пекинской опере существует целый альбом масок, использующихся в строго определенных обстоятельствах. Традиционный грим, как и сама Пекинская опера, имеет тысячелетнюю историю, и происходит от масок, которые использовались в древних религиозных культах и для ритуальных танцев. Каждый из цветов маски символичен. Цветом обозначают характер и судьбу персонажа, а также другие особенности его роли. Красный цвет в маске сообщает о положительных качествах персонажа, символизирует верность и доблесть; черный цвет может обозначать свирепость и мудрость; синий и зеленый представляют скрытного, невежественного героя; желтые и белые маски говорят об отрицательных качествах (лукавство и коварство); золотой и серебряный указывают на волшебные свойства и магическую природу персонажа.

Перед началом мероприятия ведущий хорошо поставленным голосом воодушевленно провел краткий экскурс в мир Пекинской оперы. Переводчица едва успевала за полетом его мысли.

— А вот здесь вы видите совместную фотографию доктора Мэй Ланьфана и Станиславского!.. Обратите внимание: на этом фото – четыре типичных образа Пекинской оперы: «Шэн», «Дань», «Цзин», «Чоу». Каждый из них символичен и требует определенного набора техник при игре…

Директор Хубэйского театра Пекинской оперы Чжу Шихуэй (朱世慧)。

«Шэн» — мужская роль. Делится на категории «лаошэн» (положительный исторический герой: министр, чиновник, учёный), «сяошэн» (помощник шэна, второстепенный персонаж) и «ушэн» (военный, молодой герой или мальчик).
«Дань» — женская роль, та самая, в которой был непревзойденным мастером доктор Мэй Ланьфан. Женские роли разделяются на «чжэндань» (главная героиня, женщина серьезного характера — средних лет или молодая, обычно положительный персонаж), «хуадань» (молодая кокетка, наложница, гетера), «гуймэньдань» (девушка-подросток), «удань» (женщина-воительница, амазонка, участница военных действий), «лаодань» (старуха, пожилая женщина), «цайдань» (молодая женщина, обычно отрицательный персонаж) и «даомадань» (женщина-воин). В произведениях Пекинской оперы много примеров сильных, интересных женских персонажей.
«Цзин» — главным образом, мужская роль с узнаваемым индивидуальным характером или внешним обликом. Также делится на категории по различным техникам пения и актерской игры.
«Чоу» — комедийный персонаж, место на переносице которого присыпано белым мелом, за что его обычно называют «сяо хуалянь» (раскрашенная рожица).

Для разных ролей актеры используют строго определенный набор интонаций. Символичны каждое сценическое движение, положение при ходьбе, сидении и остановке. Например, взмах веером вверх означает любование полетом птиц, взмах веером вниз – любование скольжением рыб в реке.

— А почему же не повесили фото Джеки Чана? – под конец речи не выдержал кто-то в зале. — Ведь Пекинская опера оказала большое влияние на его жизнь и карьеру!

Музыканты играют на традиционных китайских инструментах. Слева направо: щипковый инструмент юэцинь, скрипка эрху

Ведущий, несколько смутившись, пояснил, что Джеки Чан все же больше принадлежит миру кино, чем оперы. Но, действительно, своеобразие Пекинской оперы повлияло не только на карьеру Джеки Чана, но и на китайский, и даже американский кинематограф вообще. Акробатика и разные боевые приемы, которые плавно перешли из китайских фильмов в американские, — родом с подмостков китайского театра.

Пекинская опера — синтетическое искусство, в нем собраны воедино поэзия, музыка, пение, речитатив, танцы, цирковое искусство и кунфу. Она ведет свою историю от цирковых представлений эпохи династий Цинь и Хань, развиваясь и дополняясь новыми элементами во времена династий Тан и Сунь. Говоря коротко, первые ростки Пекинской оперы появились еще до нашей эры. В 2010 году она внесена ООН в перечень всемирного нематериального культурного наследия. Обычно опера длится около десяти часов, поэтому представление либо делят на несколько дней, либо играют только самые известные отрывки. Для Москвы был выбран второй вариант. В представление вошли шесть отрывков из наиболее известных и почитаемых произведений Пекинской оперы. Кстати говоря, большинство из них вышли из древнего фольклора и не имеют конкретного автора. Только в опере «Деревня Чисан» за основу взяты несколько эпизодов из знаменитого романа «Трое храбрых, пятеро справедливых» писателя Ши Юй-Куня (1810 — 1871). Между прочим, роман, чем-то напоминающий «Трех мушкетеров» Дюма, переведен на русский язык и представлен в рунете.

Вань Сяохуэй, Юань Тин (万晓慧, 袁婷) в постановке «Прогулка по озеру»

И вот, наконец, началась первая постановка – романтическая история «Прогулка по озеру» (游湖), отрывок из древней китайской легенды «Сказание о белой змее». Легенда гласит, что однажды белая и зеленая змеи с горы Эмэйшань превратились в двух прекрасных девушек и спустились к людям. На переправе через озеро им встретился учтивый молодой врач, во время сильного дождя предложивший красавицам свой зонтик. Вскоре между одной из девушек и молодым человеком зарождаются романтические чувства. Наблюдать за тем, как сдержанные китайцы представляют себе этот волнительный процесс, невероятно интересно.

Причудливые головные уборы в цветах и бусинах, яркие костюмы, поразительной длины рукава (наверное, чтобы изящно достать руку из такого, тоже надо поучиться!) – все это удивительно для русского зрителя. Но самыми непростыми для восприятия, пожалуй, оказались своеобразная музыка и пение актеров. Оперные партии в Китае отличаются от европейских кардинально. Их в чем-то даже пугающую необычность сглаживало наличие субтитров, из которых становилось понятно, что странные звуки и интонации, на самом деле, складываются во вполне доступный для понимания сюжет.

За «Прогулкой по озеру», последовали «Деревня Чисан», «Сюй планирует побег из крепости», «Гадание укажет на убийцу», «Яшмовый браслет» и «Опьяневшая Ян Гуйфей».

Цзян Фэн, И Янь (江峰, 易艳) в постановке «Деревня Чисан»

В отрывке «Деревня Чисан» (赤桑镇) была представлена поучительная сценка из древних времен. Бао Чжэнь, приемный сын военного судьи, приговаривает к смерти своего сводного брата-чиновника, попавшегося на взятках. За это Бао Чжэню приходится оправдываться перед своей пожилой приемной матерью. Он объясняет женщине, что нет ничего выше закона, после чего между ними происходит примирение. Такая развязка очень типична для законопослушного Китая. Одна известная китайская мудрость о неумолимости правосудия гласит: «Будь на месте судьи твой отец, и тот не смог бы оправдать тебя».

«Сюй планирует побег из крепости» (徐策跑城) — интерпретация классического сюжета в оперной постановке. В пьесе описан один из драматических эпизодов становления династии Тан. Эта пьеса известна особенно сложной техникой пения, по которой определяют мастерство актера и то, насколько он справился с амплуа «лаошен».

Комедийная сценка «Гадание укажет на убийцу» (访鼠測字) — отрывок из сборника «Пятнадцать старинных монет» — вызвала у зрителей неподдельный интерес. Следователь, прикинувшийся гадальщиком, и преступник-неудачник очаровали зал своей харизмой. Манера исполнения тоже оказалась более близкой к стандартной европейской, из-за чего более легкой для восприятия. В конце концов, благодаря мастерству следователя, ничего не подозревающий преступник был изобличен и передан в руки правосудия. Зрители разразились дружными аплодисментами.

«Яшмовый браслет» (拾玉镯) – пьеса, по которой принято судить о мастерстве актрисы, исполняющей главную роль. Насколько хорошо выступила звезда Хубэйского театра Юань Тин, может сказать, наверное, только знаток Пекинской оперы. Но даже неподготовленному зрителю было заметно, что она очень старалась. В «Яшмовом браслете» рассказывается трогательная история о том, как простой яшмовый браслет может соединить два сердца и стать началом настоящей любви.

Пань Синь (潘欣) в постановке «Опьяневшая Ян Гуйфей»

«Опьяневшая Ян Гуйфэй» (贵妃醉酒) — классическая постановка Пекинской оперы, древняя история в переложении знаменитого мастера Мэй Ланьфана. В отрывке идет речь о том, как во времена династии Тан прекрасная наложница отправилась в беседку у воды, чтобы провести часы в обществе императора, любуясь цветами и наслаждаясь вином. Но император не пришел, и огорченная девушка, чтобы развеять тоску, одна выпила все вино.

Мэй Ланьфан был первым, кто открыл мир Пекинской оперы для России – в то время еще СССР. В 1932 году, во время первого визита Мэй Ланьфана в СССР, его талант был высоко оценен такими прославленными деятелями искусства, как Станиславский, Мейерхольд и Эйзенштейн. Бывший тогда же в СССР Бертольд Брехт был вдохновлен некоторыми идеями Мэй Ланьфана, что отразилось в дальнейшем на его творчестве.

Когда представление закончилось, генеральный директор музея М. А. Брызгалов лично поблагодарил директора Хубэйского театра Пекинской оперы г-на Чжу Шихуэя, сказав несколько слов на китайском. Актеры вышли поклониться зрителям, и переводчица объявила, что все желающие могут подняться на сцену и сфотографироваться с зарубежными звездами. Несколько минут зрители преодолевали традиционную русскую стеснительность, ну а потом желающих набралась целая очередь.

Будем надеяться, что Пекинская опера – этот колоритный, красочный и совершенно уникальный вид оперного искусства, — приедет в Москву еще не раз!

Анна Петрович, специально для MUSECUBE

Фоторепортаж Лейлы Матар смотрите здесь.

Выражаем Музею музыкальной культуры им. Глинки благодарность за предоставленные материалы о Хубэйском театре Пекинской оперы.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.