2 февраля группа «Ундервуд» побывала на петербургской сцене и подарила очередной заряд энергии. Известные в первую очередь благодаря «Гагарин, я вас любила», музыканты имеют в запасе еще кучу остроумных песен. На концерте от них не оторвать глаз. 2 февраля «Зал ожидания» был заполнен до отказа – давно там такого аншлага не наблюдала.

унднрвудНельзя сказать, что «Ундервуд» — это какое-то новое и уникальное явление для российской сцены (а группа-то из Украины). Их «Левая рука», «Кровавая Мэри» и прочее, и прочее порой напоминают шуточные песни группы «Секрет», например. Но в России все, что не плохо, ценно. Полный «Зал ожидания» — это уже слава, потому что СКК и «Юбилейный» пока под силу только звездам, вышедшим из 80-х (забудем на время о так называемой российской эстраде).

Но вернемся на концерт. Предлагаю посетить его в печатно-прямом эфире.

Оказывается, ребята из «Ундервуда» удивительно не пунктуальны – опаздывают на 40 минут. Зал ропщет, но не так громко, как положено залу, где аншлаг.

Позвольте представить участников.

Начнем с врачей. Максим Кучеренко, психиатр. Вокалист. Истинный любимец публики, с вечным ироническим прищуром. Сегодня он в красной рубашке, под которой видны черные многослойные бусы. Его роль – шут, балагур, абсолютно обезбашенный человек.

Владимир Ткаченко, реаниматолог. Автор песен. Клавишник и вокалист. Сегодня он в черном. Его роль – угрюмый наблюдатель, который давно вырос из детского возраста и снисходительно наблюдает за тем, как Кучеренко в этом возрасте пребывает.

Владимир Корниенко, или Корней. Гитарист, которого когда-то нашла и привела на сцену Земфира. Он не только виртуозно владеет гитарой, но и поет – высоким, 55почти детским голоском. Ему прекрасно удаются шутки и перевоплощения.

Владимир Бусель (ударение на первый слог), третий Владимир. Ответственный за ритм. Барабанит, даже когда его лишают ударных.

Андрей Гагауз, бесстрастный басист в черных очках. Настолько бесстрастный, что сказать больше нечего.

Все вместе они интеллигенты, которым дозволено шутить на любую тему (даже политику они не обходят стороной).

Во время концерта все происходит в соответствии с распределенными ролями. Это можно описать как в двух словах, так и детально, с цитатами. 

Итак, в двух словах: пока Максим Кучеренко крутился как волчок, сопровождаемый шутками Корнея, Владимир Ткаченко совершал шалости, прикрываясь серьезной гримасой. Барабанные и басовые ритмы два часа держали публику в состоянии пляски и веселья.

А вот в деталях.

«Тыыыы мне веришь, яааа тебе верю, нас несет река Кровавая Мэри»

— звучит первая песня. Я уже говорила о частичном сходстве музыки «Ундервуда» с «Секретом». А тут даже тексты перекликаются: у «Секрета» была песня «От Питера до Москвы»:

«От Питера до Москвы бутылка да стук колес…»

ундервудА песня «Левая рука» про тысячу детей от журавлей – это почти «Сара Барабу». Мы из зала видим, как на сцене то, что называют роком, на деле превращается в некое подобие кабаре – в хорошем смысле слова. Танцевальный ритм, ироничные тексты, нелепые движения и бесконечный диалог с залом – таков рецепт развлекательной, но умной музыки.

Движения и диалоги – на совести Максима Кучеренко.

«Вообще-то мужчинам живется тяжелее, — заявляет он,- Да… Поэтому они играют в бойс-бэндах и ездят по стране. Особенно до сорока».

Это прелюдия к песне «Слабонервный»:

«Нервы, нервы, нервы, нервы,
Скажут снова: начал первый.
Не верь
Ва-па-ба-па-ба-пай»

Если вам кажется, что эти тексты полная ерунда – послушайте. Это действительно ерунда, но звучит здорово! Это и есть секрет «Ундервуда» — музыканты смешно обыгрывают самые банальные темы. Самое обыденное – в центре внимания. Ничего возвышенного:

«Дорогая, я купил тебе хуйню,
Мне кажется, она подойдет к нашей спальне…»

Или:

«90/60/90, так скучно и просто
Скучно и просто
Продиктовано стандартами ГОСТа»

Вообще-то слушатель привык, что поют о высоком. Однако в жизни львиная доля забот не столь уж возвышенного характера. И «Ундервуд» нам напоминает об этом.44 Какие глупые, кажется, все ценности в основе этих хитов: 90/60/90, бесполезные вещицы китайского производства и шалящие нервы. Но без них немыслимо общество сегодня.

Максим Кучеренко ни минуты не дает покоя зрителям, за его ужимками следит весь зал. Вот он танцует с микрофонной стойкой, через минуту – уже стоит на краю сцены, пристально вглядываясь в лица, а потом вдруг вытаскивает из-за кулис вентилятор и обдувает им коллег. Владимиру Ткаченко остается лишь повторять: «И я знаком с этим человеком!».

А Кучеренко продолжает диалог.

— Мы все пишем новые песни. Надо бы остановиться?..
— Неееет, — кричат из зала.
— Это все вы виноваты, — сокрушается он, — Что там по трек-листу следующее?
— «Слабонервный», — отвечает Корней.
Кучеренко пожимает плечами – ведь песня уже звучала: «Я решительно ничего не понимаю, как говорят в приличных петербургских домах». 

Конечно, звучит совсем другая песня – «Татьянин день». Единственная, кажется, серьезная песня в этот вечер.

— А какая следующая песня, Корней? – не успокаивается Кучеренко снова.
— Следующая песня про тумбу!
— Неожиданное решение…

— Нет, — вмешивается Владимир Ткаченко, — следующая песня — новая. «Колыбельная для тех, кто украл».
— Ха, я знаю эту песню! – радуется Кучеренко.

«Колыбельная для тех, кто украл,
Не спросил и взял цветной металл,
Собирал плоды в чужом саду.
Спите, дети, папа ваш в аду!»

11Неприятная история, но ритм все такой же легкий и все так же ирония в голосе Кучеренко. А после – сюрприз, «Самая красивая девушка в мире» в новой аранжировке. И еще несколько хитов, в том числе знаменитая «тумба» — так зовется песня «Товары и услуги» за ее ритм: «тумба-ту-тум-ба…».

Правом диалога пользуется и Владимир Ткаченко:

«С вами время летит незаметно, — обращается он к залу, — А вот недавно мы играли для министра МВД Украины. Это был долгий концерт… при свечах. Зал на 8 человек был заполнен больше чем наполовину! – тут он сделал паузу, — Но зритель везде хороший, там тоже было играть приятно. Но для вас особенно!»

После песни «Судьба» Корней представляет участников группы, распевая каждое слово – звучит это как оригинальное завершение концерта: «Владииимир Ткаченкооо. Тонкий лириик и прекрасный музыкааант. Прекрасный лирик и тонкий музыкааант». Когда очередь подходит к Кучеренко, тот кричит: «Представь меня доктором!». «Мой доктор Кучеренкооо», — поет Корней.

Но концерт не заканчивается – осталась песня «Гудбай, Китай!»:

«Ай-я-я-яй, что делает Китай!
Ой-ёй, он обувает полмира.
И даже запчасти к сортиру
В отечестве не раздобыть!»

Музыканты уходят, но зал быстро возвращает их на бис.

«Не все ангелы в зимнем саду услышали наши песни, не все скульптуры Эрмитажа шевельнулись. Поэтому мы еще здесь» — объяснил свое возвращение Кучеренко. 

Пока музыканты ходили за кулисы, все перемешалось. Корней теперь на барабанах. Барабанщик гитары побаивается и выбивает ритм чем попало. Кучеренко лежит 22на мониторах. Только басист не участвует в рокировке.

«За что люблю группу «Ундервуд» – никогда не знаешь, чего ждать» — смеется Владимир Ткаченко. Первая песня – «Платье в горошек». А потом…

«Город над вольной Невой
Город нашей славы трудовой!
Слушай, Ленинград, я тебе спою
Задушевную песню свою»

— вдруг запевает Максим Кучеренко. Так он решил начать песню «Очень хочется в Советский Союз» — настолько душевную, что даже родившимся в 90-е захотелось в СССР, страну, где в коробке из-под конфет «жили молочные зубы» и «под водку гремела нетленка».

А закончил он ее странным образом – цитируя группу Doors:

«Реoрle are strange
When you’re a stranger
Faces look
ugly…»

 

ундервудВ завершение – конечно, «Гагарин, я вас любила», после чего музыканты заводят ритм из «Seven Nation Army» White Stripes (ведь Максим Кучеренко как-то пел ее на концерте). Но тут Владимир Ткаченко перебивает всех, играя мелодию из «Маэстро Ростропович». Музыканты удивлены – но продолжают настаивать на своем. Однако Ткаченко упрям – и побеждает.

«Всех, кого ты так сильно любил,
Обязательно встретишь снова».

На этом и конец. Зрители направляются к выходу, образуя огромную очередь. Пять минут спустя треть очереди сдвигается обратно к сцене – это вышел Максим Кучеренко раздавать автографы. Точнее, выполз на карачках. Чуть позже присоединился Владимир Ткаченко, а за ним – Владимир Бусель. Как только толпа у выхода рассосалась – музыканты ушли со сцены.

 

Анастасия Дмитриева, специально для MUSECUBE.

В отчете использованы фотографии с концерта Ундервуд в Зале ожидания, 14.09.2012

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.