Primal Scream на открытии клуба "Морзе"«Ох уж и хитрецы!» — именно так подумалось про организаторов нового клуба «Морзе», поскольку найти более подходящую группу для того, чтобы окончательно протестировать новый зал, его акустику, свет на сцене, возможность справиться с большим потоком публики и прочими визуально-организационными нюансами, трудно даже в нашем перенасыщенном разной музыкой мире. Концепция создателей клуба, с которой они и познакомили зрителей прямо перед началом концерта, такова — «все жанры и форматы, кроме откровенно скучных и стыдных», а если подробнее, то площадка будет принимать самую современную культуру, известных исполнителей, но для «продвинутой» аудитории. По предстоящей афише уже можно сделать выводы, а идеальный микс «Primal Scream» с психоделическим ритм-энд-блюзом и индустриальным синти-попом идеально лёг первым камнем в фундамент концертной жизни клуба.

 

А вот сам-то клуб представлял собой зрелище не столь оптимистичное. Бетонная коробка с металлическими конструкциями, неприкрытыми змеями коммуникационных кабелей, размытыми следами вчерашнего ремонта, мягко говоря, отпугивала. Никакой отделки и интерьера, эдакий урбанизированный минимализм. Ну пускай, но какой же будет звук в этой «консервной банке»?

 

«Primal Scream» часто называют культовой группой, при этом совершенно непонятно о каком таком «культе» идёт речь. Если совершенно стилистически разная группа собрала в новом клубе более полутора тысяч зрителей, которые поют её песни и с первых аккордов узнают главные хиты, согласен, что это культ. Когда тысячи глаз смотрят на Бобби Гиллеспи как на главного шамана и повинуются всем правилам его обряда, тем более культ. Но когда весь зал в едином порыве ревёт от удовольствия и аплодисменты тонут в звуках новой песни, это уже любовь. Причём надо честно признать, что Бобби Гиллеспи не самый яркий и подвижный фронтмен, его меланхолия очаровательна, но довольно уныла. Образ снисходительного панка держался до «Miss Lucifer», накрывшей зал плотным шквалом резкой электроники. Публика даже как то присела от такого заряда. Не всегда просто перестроится с заводного блюз-рока на эйсид-хаус или… а впрочем, называйте стили как вам угодно.

 

Главный художник музыкального полотна гитарист Эндрю Иннес, без всякого преувеличения, самый главный музыкант группы, тащил на себе весь концерт. Нет, всё в группе было сыграно безукоризненно, и барабанщик, и клавишник, совершенно не просматриваемые из зала, в этом безумном хороводе стилей играли гармонично, всё было на своих местах. Надо признать, человек в шляпе, похожий на соратника Дона Корлеоне, наколдовал на гитаре, которую сменил дважды, диапазон звуков, которых хватит на десятка два групп.

 

В этот вечер Бобби Гиллеспи был в образе некоего «яппи» в голубом костюме. Это явно шло в диссонанс с тем, что происходило на сцене. На «(I’m Gonna) Cry Myself Blind» пиджак улетел в сторону, и стало как-то привычней. Да что там говорить, многие песни «Primal Scream» лучше слушать живьём, с насыщенным гитарным звуком и электронной эквилибристкой. Лучший пример тому — исполнение незабвенной «Swastika Eyes». На «Country Girl», где вся Европа превращается в танцующее ранчо, наши «хлопцы» отреагировали как-то сдержанно, зато на «Rocks» зал Морзе, возможно, впервые почувствовал вибрацию от прыгающей толпы. С почином!

 

Красота и профессионализм, мощная харизма и напор. Жаль, что она не дочка того самого Батлера, но на басу играет более, чем достойно. Это самое немногое, что можно сказать про Симону Мари Батлер. Длинноногая суровая брюнетка, аккуратная и невозмутимая как сама «готика», главная «тяжесть» группы, возможно, и есть самый главный мотор. Дело в том, что «Primal Scream» воспринимались публикой всегда как группа. Запланированный бис и чрезмерно добрая, вытянутая минут на десять «Come Together», унесла куда-то в далёкие 70-е. Так перемешать эпохи никому ещё не удавалось, но и это не самое главное достижение этих музыкантов.

 

Как ни странно, небольшой, всего-то полуторачасовой концерт, вполне удовлетворил искушённую питерскую публику. А что же клуб? Удивительно, но факты налицо: звук не уехал и не дребезжал арматурой, свет был в меру мягкий, выразительный и не резал глаз. Загадка, каким образом в заводском цехе получается добиваться таких приемлемых эффектов. Главная работа над залом ещё впереди. Есть уверенность, что всё получится, учитывая какую «открывашку» в лице «Primal Scream» они нашли для первого концерта. То ли ещё будет…

 

Алексей Романенко специально для Musecube

Фотоотчет Александра Карпова можно посмотреть здесь

2 КОММЕНТАРИЯ

  1. автор употреблял: коньяк «Старейшина» 5 лет. — 150 гр, пиво (местный бар) — 0.5 л,
    Алексей Романенко

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.