99930 апреля на сцене музея Эрарта Billy’s Band представили концерт-спектакль «Игры в Тома Уэйтса».

Почему Billy’s Band взялись за переосмысление классики Тома Уэйтса? На заре своей карьеры музыканты исполняли кавер-версии песен Тома Уэйтса и даже записали целый альбом — «Being Tom Waits», в котором переложили оригинальные композиции на свой лад, добавив новые аранжировки. Именно творчество Уэйтса оказало наибольшее влияние на музыкальный стиль Billy’s Band, а Билли Новик в одном интервью назвал его своим духовным отцом.

Музыкальный спектакль «Игры в Тома Уэйтса» Billy’s Band ставят уже не один год, тем не менее, интерес у публики к данному событию стабильно высокий. Вот и в этот раз по обыкновению случился полный sold-out, а нерасторопные поклонники группы безуспешно пытались приобрести лишний билетик на данное мероприятие.

«Однажды ночью я спустился в бар гостиницы, купил бутылку виски в коричневой картонной упаковке, сидя на корточках, прислонившись к барной стойке, влил в себя очередную порцию отравляющей радости. Подумал, что это было в последний раз. Поднялся наверх, покричал в унитаз. Написал новый блюз. Он назывался «Завтрак в тюрьме». Но я не об этом. Ведь все люди, все те, кто сидели там внизу в баре, все мужчины — все они там из-за женщины…», — такими словами Билли открыл вечер, и зрители мгновенно перенеслись в темный прокуренный бар с липким от разлитого виски полом в последний час перед закрытием, где стали слушателями удивительных историй.

555Билли Новик был в образе — в потрепанном плаще с наспех пришитым рукавом и старой шляпе он походил на бродягу и поэта упадка в одном лице. Именно такими персонажами наводнены дешевые бары на окраине, пожалуй, любого города в мире. В этот вечер компанию Новику на сцене составил Андрей «Рыжик» Резников, который сменил за вечер несколько гитар, показав виртуозную игру, как всегда сопровождающуюся экспрессией и подвижной мимикой, а Михаил Жидких наполнил зал теплыми звуками саксофона. Сам Билли, помимо игры на контрабасе, периодически садился за пианино, во время игры на котором его снимала фронтальная видеокамера с последующей трансляцией на видеоэкран.

Билли играл в Тома Уйэтса: искусно подражая американскому блюзмену, он исполнял его песни, а между ними, как и Уэйтс, читал монологи. Затейливые образы Уэйтса органично переплелись и дополнились фантазией Новика. Не последнюю роль в формировании особой атмосферы сыграло оформление сцены: барная стойка, мелькание фонарей, дождь, снег, падающие листья. Художественный оформитель Гала Филатова лепила пластилиновых человечков и рисовала образы на листе бумаге, а художник-визуализатор Николай Тигай отображал их на экране. Так истории Билли причудливо оживали, получая продолжение за пределами слов и песен.

«Мы пили чай на кухне. Говорили о том и о сем. А потом под утро она сказала: «Только не расстраивайся, это все неважно. Это все мелочи. Есть вещи и поважнее. Самое главное, что ты… Ты настоящий… Понимаешь? Настоящий такой, ортодоксальный… Ортодоксальный лузер!».

777Отыграв около часа, музыканты объявили антракт, дав возможность публике на время переместиться в барную зону. После антракта декорации изменились, и гости перенеслись на темную улицу, где в свете одинокого фонаря рассказчик продолжил свои истории. Вместе с «псами дождя» появилось больше трагизма в монологах, а в звучании — больше надрывных риффов и жесткости. Слушатели вместе с группой будто прошли по сырым улицам и самым мрачным паркам, прочувствовав переживания героя повествований.

«Каждую ночь в один и тот же час этот человек выходит на прогулку со своей болонкой. Они идут туда, где собачка любит гулять. Мимо пожарных кранов, мусорных баков, фонарных столбов и дежурной аптеки. Но как-то случилось так, что пошел страшный дождь, который смыл все запахи, всю цель собачей жизни. И собака потеряла след, а человек все шел и шел по улице, но так и не смог найти дорогу домой, потому что ее знала только болонка. С тех пор они все ходят по улицам… Наверное, они превратились в псов дождя…».

888В этот вечер на сцене было много песен и разговоров — «о собачке, о девчонках с Оружейной улицы, об Иисусе, сделанном из шоколада, о больной печени и разбитом сердце, о теплом пиве и холодных женщинах». В финале Билли Новик рассказал притчу о плохих воспоминаниях, которые не надо хранить: «У меня было несколько плохих дней, и я хранил их в маленьком спичечном коробочке. И как-то в сердцах выбросил его за окошко. Не знаю, что там было посажено у нас на газоне, по-моему, кто-то хотел вырастить кофейное дерево или апельсины. Тут, конечно, как всегда пошел страшный дождь, и вместо кофейного дерева взошли плохие дни. Послушайте моего совета, не храните плохие дни. Рвите их на части, давите их, как клопов. Давайте вы будете давить мои плохие дни, а я ваши!». После этого в зал полетели листки отрывного календаря, которые моментально разошлись на сувениры в память о прошедшем концерте. Ведь подобные воспоминания, определенно, стоят того, чтобы хранить их в своей памяти!

Игорь Фоломеев, специально для MUSECUBE
В репортаже использованы фотографии Василия Глухова

comments powered by HyperComments