В следующем году исполнится 145 лет со дня рождения великого русского композитора Сергея Васильевича Рахманинова. Но уже сейчас проходят концерты, посвящённые этому событию. Исключительным своеобразием отмечен поздний (зарубежный) этап творчества Рахманинова. В музыке этого периода раскрывается душевная драма композитора, неприятие им окружающей действительности и тягостное сознание безысходности.  Рахманинова всегда угнетало сознание одиночества в чужой обстановке Запада, чувство оторванности от Родины (после революции 1917 года он был вынужден уехать из России). Во многих сочинениях тех лет звучит средневековая секвенция — символ смерти Dies Irae («день гнева»), придающая музыке трагический характер, но при этом встречаются и прекрасные светлые, лирические образы, величавые картины России. В музыкальном стиле позднего творчества С.В. Рахманинова происходит сплав различных, иногда даже противоположных элементов: национальных традиций русской музыки и джаза, древнерусского знаменного распева и авангарда. Всё это мы услышали 23 декабря в Государственной Академической Капелле на большом Рахманиновском вечере, где прозвучали произведения, ярко представляющие зрелый стиль композитора, — Рапсодия на тему Паганини, ор.43 и оркестровая сюита «Симфонические танцы» ор. 45.

Солистом первого отделения концерта стал выдающийся пианист, лауреат международных конкурсов  Андрей Коробейников. Рапсодия на тему Паганини для фортепиано  оркестром, написанная в 1934 году, – одно из самых значимых произведений Сергея Рахманинова. Это цикл из 24-х вариаций на тему известного Каприса №24 Николо Паганини, присущая концертность и виртуозность исполнения которого позволяет назвать его Пятым концертом Рахманинова. Рапсодия часто рассматривается критиками, как соединение «старого» стиля, унаследованного композитором от XIX века и обогащенного в его творчестве, и «нового» (элементов джаза и эстрадных жанров). Уже в первых вариациях к знаменитой мелодии Паганини примыкает другая тема из средневекового католического песнопения Dies Irae, и их взаимодействие мы наблюдаем до самого конца сочинения. Великолепная интерпретация этого произведения Андреем Коробейниковым и Симфоническим оркестром капеллы Санкт-Петербурга под управлением Александра Чернушенко с её мощностью и плотностью звучания, блестящими пассажами и аккордами, позволила ещё больше проникнуться в глубину замысла Рахманинова и прочувствовать драматизм Рапсодии.

Зрители долго не хотели отпускать молодого пианиста, и вскоре он сыграл Прелюдию ор.23 №4 Рахманинова. Это лирическая пейзажная зарисовка широкого, песенного русского склада, напоминающая жанр ноктюрна. Медленное, непрерывное развитие темы  постепенно становится энергичным и оживлённым, достигая страстной и восторженной кульминации во второй части. Затем музыка разливается ещё более широким потоком: мелодия излагается аккордами, а в верхнем голосе звучит подголосок – упрощённый вариант темы. Прелюдия завершается спокойным, созерцательным, мечтательным настроением. После небольшой прелюдии наступил перерыв, а через несколько минут перед нами снова появился оркестр во главе со своим дирижёром Александром Чернушенко. Во второй части концерта прозвучало последнее произведение С.В. Рахманинова – «Симфонические танцы» (1940). Большое трёхчастное сочинение, подобно другим композициям последних лет автора, заключает в себе глубоко трагические страницы. Первоначально Рахманинов хотел дать частям названия: I — «День», II — «Сумерки», III —«Полночь», имея в виду не время суток, а стадии человеческой жизни. Однако впоследствии он решил отказаться от программных пояснений. Первая часть — предчувствие основных образов, которые развернутся далее. Основной её образ — марш с чертами танцевальности, с драматически экспрессивной мелодией, выросшей из начального мотива. Он сменяется другим, лирическим, напоминающим русские народные протяжные песни. Интересно, что среди солирующих инструментов появляется саксофон, в подтверждение того, что композитор объединяет классическую школу с эстрадными элементами. Вторая часть контрастна первой, она драматична и постепенно становится ещё более эмоциональной, трепетной и беспокойной. Томительные скрипичные интонации, проникающие из первой части, сменяются вальсовым движением с соло английского рожка. Финал оркестровой сюиты становится драматургическим центром всего произведения. После медленного вступления слышится стремительный вихрь всего оркестра. Этот мрачный и зловещий раздел символизирует страшное видение смерти. И не случайно в третьей части появляется тема  Dies Irae. Заупокойный мотив приобретает черты лихой, удалой пляски, и в борьбе разных сил и эпизодов происходит победа неустрашимого начала.

В творчестве Сергея Васильевича Рахманинова слились композиторские принципы петербургской и московской школ, а также традиции западноевропейской музыки, что, безусловно, определило его индивидуальный авторский стиль. На первом месте для Рахманинова всегда был лиризм в сочетании с драматизмом, включающий в себя элементы мужественности, волевые и героические интонации. Особенно это проявилось в поздних произведениях композитора, которые прозвучали минувшим вечером в Капелле в великолепном исполнении оркестра. И даже спустя более полувека эта музыка пробуждает огромную эмоциональную отзывчивость у современных слушателей!

Анастасия Видмайер, специально для MUSECUBE

comments powered by HyperComments