Бадерхан 220-го октября 2018 года в ДКиТ МАИ состоялся концертсимфонического оркестра BAD ORCHESTRA под управлением Арсена Бадерхана, представившего на суд меломанов (и киноманов, естественно) свою интерпретацию саундтреков культовых фильмов современного мирового кинематографа. Ребята, это было круто!

Когда я шёл на концерт, озаглавленный «КОНЦЕРТ САУНДТРЕКОВ МИРОВОГО КИНО», подсознательно ждал современных интерпретаций классических композиций Эннио Морриконе, Нино Рота, Дмитрия Тёмкина и (а почему бы и нет?) Сергея Прокофьева, Микаэла Таривердиева и Александра Зацепина.

В части этих моих ожиданий концерт удивил, что было одновременно и неприятно, и приятно. Неприятно потому, что музыку всех перечисленных композиторов я бы с удовольствием послушал в современной симфонической интерпретации в живом исполнении. Приятно потому, что новоехорошее всегда лучше хорошо забытого старого. Представленные композиции были посвящены исключительно современному кино (пусть и не российскому), чья музыка ещё не успела стать классикой, но уже стала предметом осмысления серьёзных музыкантов, хореографов и композиторов.

Музыка – это вообще один из важнейших компонентов звукового кино. Свойство музыки волновать нас сложно объяснить вербально. Можно говорить про язык музыки, про настроения, «мажор», «минор», но почему эта не чётко сформулированная информация так важна для нас? Настолько важна, что порой она кажется выразительней и более цепляющей за душу, чем самое веское, самое правильное слово? Как правило, мы об этом не задумываемся и просто пользуемся дверцей в мир чистых эмоций, которые музыка в нас вызывает.

Небольшой экскурс в историю:

Музыкальное сопровождение киносеансов началось сразу, как кинематограф из интересного эксперимента стал успешным коммерческим предприятием. Все вы хоть краем уха слышали про профессию «тапер». Первоначально это были музыканты, которые выступали на танцах и вечеринках (кто-то вроде наших «лабухов»).
Помните «Жёлтого дьявола» Вертинского?

…А я больной и пьяный
Сижу за фортепьяно
И сыплю им в шампанское цветы.

Сейчас этим словом называют профессию, невостребованную уже почти столетие, с тех пор, как звук научились записывать синхронно с изображением. Но что удивительно – слово это не исчезло, и когда мы его слышим, в нашем сознании возникает старинный кинотеатр, немой фильм и музыкант за стареньким дешёвым пианино, озвучивающий мельтешащие на экране образы.

Когда я знакомился с историей анимации, то узнал удивительную вещь. Ещё до появления звукового кинематографа в Америке уже был прообраз современного «караоке». В кинозалах проводили специальные сеансы, когда под киноизображение со словами песен заводили, как бы сейчас сказали, «минус». И зрители пели хором. Это развлечение было весьма популярным, но почему-то тоже сошло на «нет» с появлением звукового кинематографа.

И вот он пришёл – звуковой кинематограф! И первым звуковым фильмом был мюзикл – «Певец джаза». Это было знаковое событие – музыка вошла в кино, опередив диалоги и звуковые эффекты. И с тех пор по сегодняшний день она удерживает свои позиции. Художественные фильмы, которые были сняты вообще без музыки (а есть и такие), можно сосчитать по пальцам.

Надо ли удивляться тому, что музыка, которая в мире кино стала слугой визуальных образов, начала возвращаться в невизуализированный мир, маскируясь в иностранное слово «саундтрэк»?

Этот процесс тоже начался практически сразу (в исторической перспективе) после того, как звуковое кино вытеснило немое. К примеру, композитор Прокофьев – фигура в культурном мире не менее значимая, чем режиссёр Эйзенштейн, и его участие в создании «Александра Невского» не могло быть проходным. Музыка из «Серенады солнечной долины» тоже стала классикой, а Гленн Миллер – культовым музыкантом, хотя сам фильм уже основательно забыт. С наступлением бунтарских 60-х граница между популярной музыкой и музыкой кино стёрлась окончательно. Это было время появления фильмов, построенных на эстрадных хитах (например, целая серия фильмов с «битлами» в главных ролях), кинематографических рок-опер («Иисус Христос – суперзвезда»), использование музыкальной классики в «арт-хаусном» кинематографе («2001:Космическая одиссея»). Авторы «саундтреков» фильмов становились известнейшими композиторами, а их произведения отрывались от «кинематографической» родины и начинали жить самостоятельной жизнью.

Представителями «классического кино» в исполненной программе концерта стали «Звёздные войны» (хотя называть их классикой в полной мере нельзя – их до сих пор снимают). В музыкальной пьесе по «Звёздным войнам» музыканты в полной мере проявили свой нонконформизм. Вместо сверхпопулярных «Имперского марша» и музыки из вступительных титров звучала менее пафосная (но не менее узнаваемая) фоновая композиция фильма.

Это правило справедливо и для других исполненных на концерте композиций: «Шерлок Холмс» Гая Ричи, «Властелин колец» Питера Джексона, «Гарри Поттер» Дэвида Йейтса, целая плеяда фильмов Кристофера Нолана и, наконец, не менее известные телесериалы – всё эти фильмы медленно, но верно входят в наши представления о кино, и одним из маркеров, по которым мы их узнаём, становится музыка.

Автором самых длинных и сложных композиций (настоящих музыкальных пьес) из исполненных на концерте, является Ханс Циммер. Сейчас, когда эпоха великих кинокомпозиторов уходит в прошлое, Циммер продолжает их традиции. Его фамилия стоит в титрах многих и многих кинохитов, про которые уже известно, что они переживут своё время. Главная тема «Пиратов Карибского моря», фильмы Гая Ричи, Ридли Скотта и Кристофера Нолана, незабываемая «Скала», анимационные шедевры – вот далеко не полный список работ этого выдающегося композитора. В рамках одного концерта его творчество охватить было невозможно, да и другим, не менее талантливым людям надо было дать слово.

Например, Говард Шор, известный в первую очередь как автор музыки «Властелина колец», также писал музыку для жутковатых фантазий Дэвида Кроненберга и фильмов Мартина Скорсезе. Саундтрэк кинотрилогии Питера Джексона до сих удерживает рекорд по количеству и разнообразию музыкальных тем.

Или вот Джон Та́унер Уи́льямс, автор музыки упомянутых выше «Звёздных войн», писал музыку ещё к фильмам Стивена Спилберга и Оливера Стоуна.

У каждого из представленных композиторов солидный послужной список.

BAD ORCHESTRA и сами имеют непосредственное отношение к кино. В их послужном списке в частности запись музыкальной дорожки к фильму «Рай» Андрея Кончаловского. Напомню, что это последний из завершённых на сегодняшний день фильмов режиссёра.

В целом впечатление от концерта сугубо положительное. Аранжировка музыки была выше всяких похвал. Музыканты играли слаженно и уверенно. Было видно, что люди занимаются любимым делом и стараются делать его максимально хорошо. Самое главное – после концерта я стал духовно богаче, чем был до него, а это, я считаю, самая высокая оценка, которую может дать зритель.

 

 

Сергей Моторков специально для Musecube

Фотографии Наталии Белик можно увидеть здесь

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.