"Трагедия маленькой девочки": история Мэрилин и ФрэнкаФрэнк Синатра и Мэрилин Монро — что объединяет эти великие имена и таких разных, казалось бы, людей? Многие ли знают, что Синатра любил Мэрилин и даже сделал ей предложение? Пронзительную историю двух выдающихся персон эпохи впервые покажут на большой сцене. 2 марта в Санкт-Петербурге и 20 марта в Москве состоится спектакль «Трагедия маленькой девочки». Наш корреспондент Анна Неверова побеседовала о постановке со сценаристом, автором идеи, режиссером спектакля и исполнительницей роли Мэрилин Яниной Мелеховой и композитором, исполнителем песен Фрэнка Синатры Дмитрием Носковым.

 

MC: Мэрилин Монро и Фрэнк Синатра — наверняка далеко не все знают о том, что легендарный джазовый певец был влюблен в блистательную Мэрилин. Как родилась идея спектакля, откуда пришло вдохновение?

Янина: «Трагедия маленькой девочки» — это мой авторский проект, где я и автор идеи, и продюсер, и режиссёр. С самой историей любви я познакомилась еще 6 лет назад, когда участвовала в другом театральном проекте. Но, к сожалению, он не состоялся, хоть мы и репетировали. Там тоже в основе лежала история гибели Монро. Я долго готовилась, изучала биографии Мэрилин и Фрэнка. Мне очень хотелось сыграть эту историю, и я взялась за её создание сама. И в итоге получился сценарий сначала камерного музыкального спектакля, который уже дорос до большой театральной сцены.

 

MC: Янина, вы как режиссёр постановки наверняка перебрали несколько вариантов воплощения этой истории на сцене. Как сформировался такой музыкальный формат спектакля, пришла именно такая идея «оформления»?

Янина: Первый вариант моего проекта можно назвать не спектаклем, а музыкально-литературной композицией, которую мы играли в джаз-клубах. И уже с подачи Димы Носкова, который, на мой взгляд, является лучшим исполнителем песен Синатры, с его азарта, его смелости, в чём-то наглости, творческой, актёрской, композиторской, мы начали потихонечку выбираться из клубов и выходить на большие площадки. Первая случилась в марте 2019 года. Готовясь к ней, я поняла, что нужно многое менять: по сценографии, костюмам и сценарию. Мы внесли коррективы. Впрочем, вносим их и до сих пор. Я отсматриваю видеозаписи спектакля, у меня постоянно фонтанируют какие-то идеи, мне хочется что-то менять. Друзья, которые видели наши выступления и в джаз-клубах, и в театре говорят, что это две большие разницы. Спектакль стал совершенно другой. Причём он хорош и в камерной обстановке, и на сцене. Это всё секреты режиссуры, сценографии, даже актерской игры. Дима, будучи музыкантом, а не драматическим актёром, поначалу даже спорил, например, что Фрэнк Синатра не может сделать то или иное движение. Да, Фрэнк Синатра во время сольного выступления так себя не ведёт. Но в театре есть свои правила. А наша задача – донести до зрителя всю суть.
Что касается музыкального наполнения спектакля, это на Диминых плечах. Тут я сдаю свои позиции. Он музыкант. Он фанат Синатры. И я не могу претендовать на какие-то свои замечания. Высказываю предложения в плане звукового оформления, но не более. Меня не всё устраивает. Не потому что что-то плохо, а потому что хочу расти и развиваться вместе с нашим проектом.

"Трагедия маленькой девочки": история Мэрилин и Фрэнка

MC: Главные герои этой истории — Синатра и Мэрилин. Но как в ней появился камердинер? Какую роль играет этот персонаж в жизни этих людей?

Янина: Тяжело выделить главных героев, ведь по драматургии именно Джейкобс очень важен. От его лица идёт повествование и весь рассказ. Он знает всё об этих людях. В спектакле есть фраза: «Вас удивит моё присутствие среди столь известных особ. Но я камердинер и знаю многое»….
Когда я стала подробно изучать жизнь наших героев, наткнулась на такого персонажа, как Джордж Джейкобс, помощника Синатры. В определенный период жизни Фрэнк приставил его к Мэрилин, чтобы тот помогал актрисе и присматривал за ней. Уже тогда у неё были пагубные страсти. И не только к спиртному. Поэтому Джордж – неотъемлемая часть спектакля. Пожалуй, даже можно сыграть без Монро, просто о ней рассказывая. А вот без Джейкобса не обойтись.

 

MC: Дмитрий, приходилось ли раньше принимать участие в театральных постановках? Как ощущаете себя в качестве театрального актера?

Дмитрий: Пожалуй, последний раз я участвовал в постановках в школьном театре. А это было уже очень давно! Но тогда это было одним из самых любимых занятий. Мне нравилось примерять другие характеры, манеры, реплики. Так что я ощущаю себя вполне комфортно, особенно в роли Фрэнка — это моё!

 

MC: Дмитрий, вы опытный и успешный автор музыки к кинофильмам, у вас в багаже собраны, кажется, все знаковые картины нашего времени [Дмитрий Носков написал музыку для фильмов «Притяжение», «Текст, «Салют-7», «Холоп», «Т-34» — прим.]. А приходилось ли писать музыку для спектаклей? 

Дмитрий: Да, как-то так получилось, что почти все знаковые картины последнего десятилетия не обошлись без моего участия. Но, как ни странно, музыку для спектаклей я ни разу не писал. Не пересекались мои пути с театром.

 

MC: Как случилась коллаборация ваша в этом спектакле? Работали ли вы прежде в каких-то других проектах вместе?

Янина: Мы познакомились три года назад на «Кинотавре».
Дмитрий: Когда я рассказал, что исполняю песни Синатры, Янина ответила, что у неё есть спектакль о его отношениях с Мэрилин Монро. Я заинтересовался проектом, сходил туда как зритель. И в какой-то момент, когда партнер Яны по спектаклю не смог играть в назначенную дату, она предложила мне попробовать ввестись в постановку. Сначала я испугался, но меня это никогда не останавливало, и долгих уговоров не понадобилось.
Янина: До премьеры было всего две репетиции.
Дмитрий: Жутко переживал, но все получилось как нельзя лучше. Образ Фрэнка, как и его личность в целом, мне близки. Я хорошо чувствую и понимаю этого человека. К тому же, по сути, уже 10 лет «живу» с ним бок о бок, каждый день слышу его голос. Одним словом, он мне как родной.

"Трагедия маленькой девочки": история Мэрилин и Фрэнка

MC: Дмитрий, у вас есть программа «Я буду петь тебе, как Фрэнк». Вы использовали в спектакле весь так называемый «сетлист» или приходилось заново пересматривать программу, отбирать для постановки композиции?

Дмитрий: Когда постановка была без меня, что уже сложно представить, песни Синатры, использованные в спектакле, были другими. После того, как я почитал сценарий, у меня сразу появилось четкое понимание, какие песни должны быть в нашем спектакле. Практически все эти песни я использую в своей программе. За исключением, пожалуй, одной – “Tender Trap” из одноимённого фильма, в котором Фрэнк играл главную роль. Музыкальный багаж Синатры настолько велик, что при всем желании, использовать все песни нет никакой возможности. Так что, жду вас на своих концертах, где сетлист значительно шире. Все-таки в спектакле, в первую очередь, мы рассказываем историю. Музыка — лишь приятное дополнение.

 

MC: Премьера состоялась в 2018 году. Как часто вы играете спектакль?

Янина: Сейчас стабильно мы раз в месяц обязательно играем. Летом планируем поехать на гастроли. В том году были во Владивостоке, Хабаровске. Планируем и туда вернуться, и новые города освоить. У нас наконец-то появился продюсер, который этим занимается. И мы сами стараемся максимально продвигать свой проект, своё детище.

 

MC: Меняются ли ваши ощущения как артистов с каждым новым показом? Может, с течением времени эта история воспринимается по-другому? Возникают ли мысли что-то изменить в постановке?

Дмитрий: Несомненно, с каждым спектаклем что-то меняется. Театр — это живой организм. Никогда не бывает одинаково. Мы с Яниной постоянно придумываем что-то новое. Добавляются какие-то детали, жесты, реакции, оценки. Так что сколько бы раз вы ни ходили на наше представление, вы никогда не увидите одно и то же!

Янина: Изменить в постановке хочется многое. Особенно с тех пор, как по желанию продюсера мы разделили спектакль на два акта. А это сразу изменило и темп, и режиссуру, и структуру. Одноактная постановка — яркий выстрел. Двухактная — два выстрела (смеется). Так что мы снова меняемся. Открою секрет — меняем финал, но сам сюжет останется тем же. Возможно, кто-то из зрителей даже не заметит разницы, но театралы, коллеги, критики — всё почувствуют.
Мэрилин Монро — роль мечты. Она — женщина загадка, прожившая жизнь, полную трагедий, несмотря на всю кажущуюся лёгкость и беззаботность. Там такая многослойность, в которой и нам самим, буду откровенна, нелегко. Мэрилин в детстве заикалась. И даже во взрослом возрасте боялась говорить на публике, зная, что от волнения эти проблемы возвращаются. Во время главного монолога в спектакле Монро как раз вспоминает своё детство. Я придумала, что туда обязательно нужно добавить заикание, но сама об этом забываю. Просто из-за того, что не справляюсь со всеми пластами, которые заложены в монологе. Корю себя, ругаю. Но мы чаще будем играть, и я думаю, что всегда есть, куда расти.
Знаю одно, наш зритель уходит со спектакля, задумавшись. Самая частая фраза, которую я слышу, – это: «Да не может быть! Неужели на самом деле вот так?» Они открывают для себя новых Монро и Синатру. В постановке перемешаны биографические факты, политика, мафия, любовь, страсть. Тяга к славе. И обстоятельства, которые вместе с этой славой пришли и от которых невозможно отказаться.
Как режиссёр я ставила спектакль о том, как нелегко артистам. О том, как со стороны кажется лёгкой, пышной, светящейся их жизнь. Они должны, несмотря на обстоятельства, надеть маску, улыбнуться и выйти к зрителю: на сцену, в кадр, на мероприятие. Вокруг никого не интересует, что у него на душе. Если и узнают, то та же желтая пресса с удовольствием вцепится в этот факт и раздует его до скандала. На следующий день его место займёт другая новость, а об артисте забудут… Вот в этом беда. Это хочется показать.

 

 

 

Анна Неверова специально для Musecube

Фотографии предоставлены пиар-менеджером проекта «Трагедия маленькой девочки»

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.