Железная дорога в вишневом саду
В репортаже использована фотография Полины Назаровой

Спектакль, название которого является цитатой из «Вишневого сада», был создан и показан в рамках IV театрального фестиваля «Точка доступа». Пока у театров Петербурга летний «мертвый сезон», «Точка доступа» показывает постановки разных театральных коллективов и небольших проектов на самых неожиданных городских площадках. В этот раз спектакли «Точки доступа» можно было увидеть на Пароходе, в артиллерийском форте и даже в женском туалете отеля Hilton.
«Железную дорогу построили, и стало удобно» поставили специально для «Точки доступа» Андрей Слепухин и Рамона Шах. Впервые фестиваль принял международный проект. Идея постановки принадлежит иранской актрисе Рамоне Шах, она же исполняет главную роль. Спектакль призван объединить две театральные традиции – русскую и иранскую. Площадкой для постановки стал мультимедийный центр русского музея, расположенный в Западном павильоне Михайловского (Инженерного) замка.
Название отсылает зрителей к «Вишневому саду», но отрывки из пьесы являются лишь небольшой частью спектакля: в нем также задействованы тексты на русском, фарси и английском языках.
Действие начинается в подвале, стихотворное вступление рассказывает гостям о бренности земной жизни и радости вина. Каждый зритель выпивает пиалу чая, а затем начинается театральная экскурсия по особняку, где в каждом следующем помещении происходит новое действие. На лестнице декламируют стихи на фарси. В круглом мультимедиа-зале стены превращены в большой экран, показаны люди и улицы восточного города, в следующем зале Рамона Шах танцует восточный танец в черном платье и темной повязке, закрывающей лицо. В последнем зале, где встречаются актеры, происходит развязка. Рамона Шах в образе героини «Ран» Резы Шахбодаги рассказывает историю о потере близких и надежды на будущее. Парадная поэтическая декламация заканчивается не пиром, а похоронами. Похороны обезличены, и на безымянного покойника вываливается поток стандартных фраз. Сад срублен, железная дорога построена, а между людьми по-прежнему непонимание, преодолевшее языковой и культурный барьер.
Необычное впечатление возникает от смешения стилей повествования. В традициях русской драматургии, в рассказе о саде Сергея Шоколова в роли Гаева из «Вишневого сада», чувствуется отстраненность, погружение в себя, лицо актера как будто транслируется на несколько мониторов, но звуки и видеоряд не совпадают. Рамона Шах произносит свой монолог на незнакомом языке, в то же время дистанция между зрителями и актрисой сокращается, она смотрит нам прямо в глаза, будто бы пытаясь заглянуть в душу.
Специально созданная для этого проекта пьеса – театральный коллаж, состоящий из сложного мультикультурного текста. Она позволяет совершить увлекательное путешествие по текстам на разных языках и вполне может выйти за пределы фестиваля, продолжив свое существование самостоятельно.
Спектакль помогает зрителю погрузиться в совершенно иную реальность, выходящую за пределы Инженерного замка, города, времени. Вишневый сад здесь становится не просто символом уходящей эпохи, а олицетворяет весь старый мир, наполненный живыми чувствами и обычаями, который теряется нами изо дня в день ради удобства жизни.

Галина Супрунович, специально для Musecube.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.