Утро следующего дня в Хельсинки выдалось солнечное, хоть и холодное. Заказанное с вечера такси прибыло минута в минуту.  Мы, погрузились в маленький автобус, точно такой же, как тот, который ночью увез от нас Wednesday 13 и сотоварищей, и покатились в аэропорт.

Полтора часа в небе пролетели быстро, и мы вывалились на чистый и сухой асфальт Гётеборга.
По доброй традиции наша гостиница находилась в пяти минутах ходьбы от злачного места под названием Lisebergsallen, в котором нам обещали концерт. Однако, когда мы прибыли в заведение, приветливая юная барышня сообщила, что выступление перенесли в Tradgarn. Уточнив в клубе будут ли действительны наши билеты, она распечатала нам схему проезда и отпустила с миром. Квест продолжался. История напоминала старинную детскую забаву казаки-разбойники, в которой одна команда умело прячется, а другая старается отыскать своих соперников. Мы находились в совершенно незнакомом городе, в который прилетели всего 3 часа назад, и нам предстояло найти секретное место где притаились Hardcore Superstar. Порой даже в родном городе возникают проблемы с поиском заведений, не удивительно, что похожие сложности возникли в заграничной поездке. Пройдя около полукилометра, мы застыли на трамвайной остановке, и словно совы стали крутить головами: «Куда ехать?». Сердобольная тётушка, видя наше замешательство, любезно указала нам ложный маршрут, и в итоге мы поехали из города, вместо того, чтобы двигаться в центр. Плутая по незнакомым гётебургским дворам, неожиданно набрели на пожилую семейную пару, возившуюся в гараже со своими велосипедами. Они то нам и рассказали куда надо ехать. Снова забравшись в трамвай, мы продолжили прохождение квеста.
В Европе билеты на наземный транспорт продаются где угодно, кроме самого этого транспорта. Вернее в трамваях они продаются, но не у водителя, а в специальном электронном терминале, который питается исключительно кронами, которых у нас естественно не было. На наше счастье кредитка электронному монстру тоже пришлась по вкусу, и нас не превратили в белых европейских кроликов. Добравшись до нужной остановки, сели на хвост толпе шумных шведов, вид и подогретое состояние которых  красноречиво говорили о том, что нам по пути.
В клубе было шумно и людно, но основное скопление было в маленьком баре и в раздевалке. Думая, что уже бесконечно опоздали, спокойно приобрели футболки и побрели в зал. Каково же было наше удивление, когда мы обнаружили, что несмотря на время «Ч», у сцены практически никого не было. Это напомнило нам московский «Звёздный» концерт, на котором народа было мало, но его резвость и агрессивность поражала, а временами даже ужасала.  Теперь, после опыта приобретённого на адском выступлении Среды в Хельсинки, нас уже не смущала такая мелочь.
Первой на сцену вышла местная группа Bonafide. Зал мгновенно наполнился шумными скачущими людьми. Прямо за моей спиной пристроился один из тех ребят за которыми шли в поисках заведения, и тут же стал пытаться занять моё место. Известно с древних времён, что у русских со шведами разговор короткий, поэтому его жалкие попытки так и не увенчались успехом. Когда сила не подействовала, он решил пойти на подкуп:
— Девушка, пустите меня вперёд, я дам 20 крон.
— Дорогой, проезд в трамвае стоит 24 кроны, стой где стоишь.
И мы остались при своих. Поняв, что со мной его дешёвые во всех смыслах трюки не проходят, он двинулся дальше в поисках товарищей посговорчивее. Пока я отбивалась от назойливого шведа, выступление продолжалось. Энергичные и экспрессивные аборигены Bonafide завели публику, а их вокалист, видимо для надёжности, даже сбегал в зал, чтобы убедиться, что все достаточно распалены. После его пробежки группа попрощалась и удалилась восвояси. Перед сценой, как и в Хельсинки, повисла глухая непрозрачная тряпка, и за ней зашуршали техники.
Минут через 20, когда все приготовления были закончены, из-за занавеса вылез лысый очкастый дяденька, который оказался каким-то деятелем местного значения, и стал на шведском что-то оживлённо вещать, размахивая афишей с изображением Hardcore Superstar. Интриги добавляла бурная реакция публики. Как мне позже стало известно, этот обделённый растительностью на голове человек – ведущий музыкальной программы на местном ТВ. Телепередача повествует о детстве и юности различных музыкантов, преимущественно обитающих в Гётеборге или родившихся там. Во время эфира периодически всплывают интересные, а порой весьма скандальные факты из прошлой (или настоящей) жизни, но в целом всё освещается в позитивном ключе. В ближайшем будущем такая «стирка нижнего белья» предстояла и Хардкорам. Когда ведущий закончил своё повествование, занавес за его спиной распахнулся, оставив за собой лишь полу-прозрачную тюль, которая под музыку медленно и эффектно спала, обнажая ревущих Звёзд.
Выступление Берга и Со, как обычно было шумным, дерзким, но очень родным и чувственным. Во время исполнения Last call for alcohol лысый вынес столик на котором стояли пластиковые стаканчики с напитком, цвет и консистенция которого выдавали известный немецкий ликёр. По традиции под эту песню из зала обычно выбирают парочку поклонниц посимпатичнее, но на этот раз жертвой стала какая-то знакомая группы. Она радостно схватила ёмкость с алкоголем, отпила и тут же отобрала вторую, прямо у вокалиста. Трофей она пыталась передать кому-то в зале, но общий ажиотаж и любовь шведов к спиртному помешал её изначально глупой затее. Ошарашенный наглостью Берг пил чай большими глотками и не участвовал в общем бурном веселье с беготнёй по сцене и обливанием друг друга и поклонников пивом.
Концерт продолжился We Don’t Celebrate Sundays, Liberation и ещё четыре хита на бис.
Толпа так плотно прижимала нас к решётке фото-пита, что буквально выжала из нас всю влагу и сразу после того, как публика расступилась мы поспешили к бару.  Каково было наше удивление, когда бармен протянул нам два стакана с чистой холодной водой, произнося заветный «for free». Утолив жажду мы поспешили к выходу. За те три часа, которые мы провели в тёмном душном помещении, погода кардинально изменилась. В замен сухой приветливой весенней она стала весьма скандинавской. С неба огромными хлопьями валил пушистый снег. Вокруг уже успели образоваться сугробы, а подвыпивший народ спешил спрятаться в жёлтых такси, в большом количестве припаркованных тут же у клуба. Обсуждая превратности погоды мы стояли под навесом, окружённые гомонящими пьяными шведами, как вдруг, услышав русскую речь, нам подошла девушка, которая оказалась русской, живущей в Гётеборге. Она любезно пригласила нас прогуляться до другого клуба, в котором будет афтапати концерта. Мы решили не спешить в гостиницу, тем более, что представилась возможность хотя бы немного прогуляться по городу – завтра мы улетали в Берлин.
Клуб 2112 оказался узким и весьма тесным заведением в котором к нашему приходу набилось народу, как сельдей в бочке. Запускали туда неохотно, и только после того, как оттуда кто-то выходил. Но не прошло и пяти минут, как мы, предварительно доказав, что нам уже больше 21 года, проникли внутрь. Заведение было набито под завязку. Люди сидели и стояли везде, где это было возможно. Передвижение по клубу напоминало проезд в московском метро в час пик. Громкая шведская речь смешивалась с грохотом музыки и представляла собой неимоверную выносящую мозг какофонию. Ситуацию спасали общий позитивный настрой всей компании и запрет курения в общественных местах. Спустя минут 40 в заведение ввалились Bonafide, ещё через какое – то время прибыли Хардкоры, и сразу расползлись по клубу. То тут то там были видны расписанные под хохлому руки Берга, которые он радостно вскидывал, чтобы обняться с очередным приятелем.
Русские практически в любой стране мира вызывают у окружающих эффект новогоднего подарка. Восторг и умиление окружающих обычно не знает границ.  Узнав от нашей новой шведско-русской подруги, что мы из Москвы, басист  раскидывает здоровенные ручищи:
— Вы из России? Это так мило! Давайте обнимемся!
И накинулся на нас, словно он не участник шведской рок-группы, а большая бабушка Карлсона и по совместительству чемпион мира по обниманию.
Вообще здесь принято обниматься. Не зависимо от пола и статуса, все накидываются друг на друга и довольно эмоционально приветствуют. Наобнимавшись  со всеми вдоволь, окончательно оглохнув и проголодавшись, мы заспешили в гостиницу.
Так как кафе и большинство магазинов здесь по ночам не работают, пришлось брести до ближайшего Seven Eleven. В нём же очень удачно оказалась бутербродная и удобные столики. Расположившись на одном из них, изучили карту, жадно проглотили сэндвичи и побрели дальше.
Пурга не прекращалась. Снег лепил в глаза, а под ногами образовалась скользкая каша. Пешая прогулка перестала доставлять удовольствие, и мы поймали такси.
Быстро добравшись на место нашей временной дислокации мы тут же повалились спать. С утра нам предстоял перелёт в другой европейский город – нас ждал Берлин.

Специально для MUSECUBE Елена Чурикова

Фото с концерта 16 марта Tradgarn  Dino Soldin (SHOCK)

Фото с московского концерта Hardcore Superstar 9 / 12 /12 Шурик Печкин

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.