annodomini

10 апреля на сцене столичного клуба Rock House московская группа Annodomini представила публике свой третий полноформатный (и первый русскоязычный) альбом “Небо надо мной” Незадолго до концерта мы встретились с музыкантами группы Романом Калашниковым (гитара), Андреем Державиным (вокал), Леонидом Максимовым (бас-гитара) и Сергеем Бунаковым (ударные). Это первая часть интервью, в которой они рассказали о процессе создания очередной пластинки, своих источниках вдохновения, сотрудничестве с итальянскими промоутерами, а также о том, какие песни с нового альбома им наиболее близки.

– Ребята, в первую очередь, хочу от лица нашего портала и от себя лично поздравить вас с выходом нового альбома. «Небо надо мной» уже был презентован в Санкт-Петербурге и Краснодаре. Как публика восприняла новый материал?

Роман: Очень позитивно приняла. Собственно, еще до выхода альбома прошлой осенью мы выступали в Краснодаре, и народ уже тогда знал наизусть половину песен, а в этот раз хором подпевали уже все. С Петербургом была похожая история. Мы даже слегка удивились, что так всем нравится. (смеется)

Леонид: Самое радостное чувство, это видеть, как люди поют твои песни вместе с тобой.

Андрей: На удивление хорошо приняли. У меня нет слов. (смеется)

– При работе над первыми двумя пластинками вам помогали ребята из группы Melancholy. Продолжилось ли это сотрудничество при создании «Неба надо мной?

Роман: Да, с ребятами из Melancholy мы работали на первых двух альбомах, и это был бесценный опыт. Но сейчас у нас в составе два гитариста; сменились вокалист, стиль, язык исполнения. Поэтому решили попробовать новое звучание и обратились к Коле Венгржановичу. Записав с ним три песни для EP «Когда погаснет свет», мы поняли, что это наш человек. Взаимопонимание было просто на уровне флюидов. Парой слов обмолвились, парой шуток матерных и увидели, что находимся друг с другом на одной волне (смеется). Собственно, с ним и велась вся работа по записи и сведению. Он даже принимал участие в некоторых аранжировках.

– Из ваших прошлых интервью узнал, что песни для «Неба надо мной» были написаны по мотивам различных жизненных ситуаций. А черпаете ли вдохновение в кинематографе, в книгах?

Роман: Да все песни – это прожитые истории, абсолютно реальные, ни слова не выдумано. А что касается вдохновения… Понимаешь, идеи ведь приходят к нам не случайно, либо в жизни что-то случилось, либо книгу какую-то прочел, либо мысль пришла, которая в тебе самом может быть давно спала, ждала своего часа, либо опять же в кино что-то увидел… И когда эти идеи из вне пропускаешь через себя, то из этого что-то получается.

– А музыкальные источники вдохновения? Знаю, например, про любовь Романа к группам The 69 eyes и Lacrimas Profundere. Творчество ранних Annodomini уходило корнями в скандинавский (и не только) готик-рок и лав-метал. А какие музыкальные веяния привнесли новые участники коллектива?

Роман: Я рос на Iron Maiden. Но в тоже время с самого детства слушал много финского меланхоличного рока вроде The 69 eyes и H.I.M. И сегодня мне кажется, мы от этих грустных ноток в нашей музыке никогда не избавимся. Что касается новых веяний – Леня вот, например, принес рок-н-ролл.

Леонид: Чем громче, тем оно и лучше!

Роман: У нас были долгие споры, включать или нет в альбом песню «Плохие девочки», и Леонид говорил, что пристрелит нас, если она не окажется в итоговом трек-листе. (смеется)

– Я слышал, что Андрей, например, пел раньше в стоунер-командах?

Роман: Андрей у нас очень музыкально разносторонний человек. Он вообще появился в Annodomini, когда я набрел в Интернете на его видеозапись, где он романс исполняет. Я представил, как бы это звучало у нас в группе, и решил – надо ехать к пацану договариваться!

– Ну вы же темные романтики, а Андрей пел романсы. Так что все совпало.

Роман: Кстати я могу порекомендовать нашим слушателям поискать это видео в Сети. Я не помню, как оно называется, но при желании можно найти.

– Сам Андрей то помнит?

Андрей: Я прекрасно помню…

Роман: Но мы не будем нарушать интригу.

Леонид: Ведь там раскрывается темная душа Андрея!

– Длинное латинское название как нельзя лучше подходило к музыке, которую вы делали на раннем этапе. Когда произошла смена стиля и языка, не возникала ли мысль о смене названия?

Роман: У нас, конечно, были какие-то разговоры, но это все так и осталось на уровне идей. Я не увидел смысла менять название, поскольку с самого раннего периода наша музыка подчиняется определенной концепции. Это не изменилось и не изменится, пока мы играем вместе.

Леонид: Мы не заметили, чтобы люди, которым нравится наш старый материал, перестали слушать нас после смены состава и языка исполнения. Они все остались. Соответственно, было бы несправедливо по отношению к ним убить ту группу. Смена название означала бы закрытие проекта Annodomini, фактически его смерть. Так что мы решили этого не делать.

Роман: Это просто развитие, коллектив идет дальше, что-то меняется..

Андрей: Это как ребенок. Вы же не будете давать ребенку новое имя, если он, например, расхотел кататься на велосипеде или изменил каким-то другим своим привычкам. Так что все нормально. (улыбается)

– Несколько лет назад вы заключали контракт с итальянскими промоутерами, которые работали, в частности, с Cristian Death и Dope Stars Inc. К чему привело это сотрудничество?

Роман: Если честно, наш ранний англоязычный период мало походил на какое-то серьезное занятие музыкой.

– Ну вы же выпускали альбомы на лейблах.

Роман: Выпускали, конечно, но по сравнению с тем, что происходит сейчас, это были какие-то мизерные действия. Тогда мы на самом деле делали все только ради удовольствия, был ряд причин, который не позволял нам серьезно работать, гастролировать. Мы, в принципе, и музицировали только тогда, когда садились писать альбом. А все остальное время занимались делами, далекими от творчества. А насчет итальянцев – они в свое время вышли на нас, послушали, мы заключили договор о распространении нашей музыки, но дальше этого ничего не пошло. Мы выслали им свои диски, они их распространили по своим каналам, даже был какой-то фидбэк, и потом все как-то само собой закончилось. Чтобы хоть как-то продвигаться за рубежом, надо либо часто ездить туда, либо жить там, но возможности такой не было, а делать что-то наполовину не хотелось.

Леонид: На данном этапе есть предложения по поводу Германии, мы в любое время можем поехать и сыграть там несколько концертов, но по некоторым причинам этого не делаем. Сейчас мы больше ориентированы на российского слушателя

Роман: Да, российские слушатели, которые появились после выхода первого русскоязычного EP, дали нам понять, что здесь то поле непаханое еще. Но мне кажется, что если мы вдруг снова начнем продвигать свой материал на Запад, то в этом не будет ничего удивительного.

– Но то сотрудничество все равно можно назвать положительным опытом?

Роман: Да, безусловно. Любые действия – это дополнительный опыт.

– Во всех ресурсах вы фигурируете под своими настоящими именами и фамилиями. Никаких псевдонимов, творческих альтер-эго и т.д.?

Роман: На раннем этапе было что-то такое, латинские прозвища забавы ради. Но потом подумали: А зачем?

– То есть, вы хотите, чтобы слушатели знали вас настоящих?

Роман: Конечно.

Леонид: Все, что мы делаем, мы делаем по-настоящему, от души. И песни в новом альбоме – это отражения нас самих, поэтому нет смысла прятаться за какими-то красивыми словечками. Да может быть мы уже и выросли из этого, старые уже все (смеется) А если серьезно, сейчас хочется концентрироваться на действительно важных вещах, а не на всякой ерунде.

– Вернемся к “Небу надо мной” – есть ли у вас у каждого любимые песни на альбоме, те, которые по-настоящему близки?

Роман: У меня – “Черное солнце”.

Андрей: Очень сложно определиться на самом деле, потому что в каждой из этих песен заложена частица нас самих. Например, мы все любим композицию «Слишком рано». Очень нравятся “Черное солнце”, “Не надо слов ”…

Леонид: “Километры”.

Андрей: Если бы я почувствовал, что в какой-то из песен я не вижу себя, своего отражения, наверно, как минимум, не стал бы ее петь.

Леонид: Да, Андрюха у нас капризный, он не хочет делать то, что не нравится.

Андрей: Если я чувствую песню, если могу ее через себя пропустить и искренне выразить свои эмоции от нее на сцене или в студии, то такая песня всегда будет близкой. Поэтому выбрать какую-то одну сложно. Все композиции на альбоме логически связаны. Мы, кстати, очень переживали насчет «Черного солнца», потому что это совершенно не типичная для рок-команды композиция, там же ни одного живого инструмента, только голос, и тот с эффектом

Леонид: В моем случае – это весь альбом. Наверное, такое у меня вообще впервые. Во всех предыдущих командах. где я играл, после выхода пластинки всегда мог выделить одну-две песни, которые импонировали больше всего. По различным причинам это было не так трудно. А вот тут не могу. Нет ни одной проходной песни, и я действительно рад этому.

О работе над клипом, сотрудничестве с Лусинэ Геворкян и Глебом Самойловым, а также о гастрольных планах группы читайте в продолжении интервью совсем скоро на MUSECUBE.

Михаил Степанов, специально для MUSECUBE.

Автор фото – Илья Бентон

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.