Дмитрий Луговский: Випассана, как путь к самому себе

фото 1

Випассана (пали) или випашьяна (“проникновенное видение”) один из распространенных видов медитации в буддизме, созерцание четырех благородных истин и идеи невечности. Так, объясняют таинство познания самого себя большинство электронных энциклопедий, однако поучаствовать в практике и ощутить внутренние энергетические токи оказалось не так уж и просто, как могло показаться на первый взгляд.

О желании уединиться от мира, получить новый опыт и найти ответы на глубинные философские вопросы рассказал основатель клуба путешественников «Let’s Go Travel” Дмитрий Луговский.

— Перед тем как мы поговорим о тонкостях данной практики, расскажи, что такое Випассана?
Дмитрий Луговский: Начнем с того, что Випассана — это древнейшая индийская практика, которая была придумана Буддой около двух с половиной тысяч лет назад. Тем не менее, самое интересное заключается в том, что Будда — это не какой-то конкретный человек, а в переводе с индийского человек, который достиг просветления. При этом, как многие думают, сам по себе Буддизм — это не религия, а скорее философское течение, как я это понимаю, некий образ мысли, который человек отпускает за счет медитации и познает таким образом окружающий мир. Оно совершенно простое, в нем не присутствует никаких значений богов или каких-то сектантских отождествлений. По сути, эта медитация, основанная на том, что ты должен сосредоточиться на самом себе, сфокусироваться на одной точке и сканировать себя за определенное количество времени.

«Будда — это титул существа, обретшего «высшее состояние духовного совершенствования» в буддизме. Также может быть именем Будды Шакьямуни или одного из бесчисленных существ, достигших просветления (бодхи). В буддизме считается, что блаженство пробуждённого состояния, нирвана, доступно всем существам».

— Как ты узнал о ней?
Дмитрий Луговский: Про Випассану я узнал еще много лет назад, в 2012-2013 годах, когда я отправился в Юго-Восточную Азию. На тот момент мои знакомые ездили в разные страны, в частности в Тайланд и Индию, и так получилось, что от них я услышал, что помимо масштабных праздников в той же самой Индии люди посещают множество других интересных событий, практик, в том числе и Випассану. На тот момент, то, что я услышал от них, меня заинтересовало и уже спустя много лет, буквально этой осенью один из участников моих мероприятий связанных с организацией походов, поделился со мной подобным опытом. Меня это заинтересовало, а к тому моменту я уже владел некоторой информацией об этой практике, и посмотрев ближайшую дату регистрации, я оправился на Випассану фактически под Новый год 29 декабря.

— Достаточно смелое решение с твоей стороны, если учесть, что Новый год достаточно семейный праздник. Судя по всему, ты был не одинок в своем желании познать что-то новое?
Дмитрий Луговский: На самом деле, да. Как водится, по пути я встретил людей, которые ехали на Випассану, как и я в первый раз, кто-то уже во второй и более. Мы пообщались, обменялись опытом, и среди этих людей я познакомился с парой, которая ехала на эту практику уже в третий раз — Андрей и Катя. Разговорившись с ребятами, Андрей мне рассказал, что в прошлый раз он прервал Випассану на 9 день практики, всего их было 10, и уехал, не дожидаясь окончания основного курса. Как я понял, это было преддверие его дня рождения, и он таким образом решил вырваться, как говорится на свободу. Кстати, его жена прошла все 10 дней, но на самом деле, на мой взгляд эта история не о соблюдении каких-то жестких правил, а скорее о том, что люди приходят и уходят. То есть про то, что каким-то образом они оказываются там и зачем? У некоторых заявки на участие рассматриваются 2-3 года, кто-то не может попасть туда сразу, а кто-то просто по стечению обстоятельств попадает туда без лишних проблем.

— Тогда логично задать вопрос, что именно тебя сподвигло попасть на этот курс?
Дмитрий Луговский: Символично, но Новый год — это время чудес, своего рода переходный этап в символическом понимании этого слова. В какой-то момент я понял, что мне необходимо устаканить свои мысли, убрать лишние раздражающие факторы, которые идут фоном особенно в большом городе, и понаблюдать, что будет происходить дальше. Месяца за два я зачем-то поделился с друзьями, что я еду на такое мероприятие и в итоге мне стали задавать практически одни и те же вопросы из разряда “Как ты будешь молчать столько времени? Можешь потом рассказать, как это было?” и так далее. Я по-разному реагировал на это, понимая, что опыт у каждого свой. Ну, а как ответить на вопрос, как я буду молчать? Я буду молчать молча. Это был наиболее верный ответ, а как это будет у других я не знаю.

— Но ведь помимо личного опыта, который, безусловно, у каждого свой, наверняка было и то, что вас объединяло?
Дмитрий Луговский: Единственное, что нас всех объединяло, так это то, что на Випассану каждый пришел со своей историей, со своим багажом и в совершенно разном состоянии. Я имею в виду с какими-то своими мыслями, тревогами или напротив, с ощущением того, что все хорошо и прекрасно. Настрой у всех был абсолютно разный. В итоге эта практика была направлена на то, чтобы рассмотреть в самом себе разные стороны одной и той же медали. То есть все сводилось к тому, что познание себя и окружающего мира безгранично. Могу добавить, что лично я от этой практики не ожидал ровным счетом ничего. Я просто немного отстранился перед этим процессом, чтобы на него никак не влиять.

фото 2

— На мой взгляд, во все времена человечество задавалось вопросом самопознания, но если в 90-х пиком популярности была эзотерика, то в современном мире это как раз всевозможные духовные практики. Не могу взять в толк, зачем туда ехать вообще?
Дмитрий Луговский: На этот вопрос вряд ли найдется точный ответ. Все очень индивидуально. В любом случае, это не “курортная” практика, где ты находишься в комфортных условиях для достижения некого просветления. Огромную роль в этом процессе сыграл так называемый распорядок дня. Это подъем в 4 часа утра, медитация по 10 часов в день и отбой в 9 вечера. Словесный контакт с кем-либо из участников запрещен, за исключением менеджеров, у которых ты можешь что-то уточнить. Ты 10 дней молчишь, преодолевая отсутствие привычного комфорта и ко всему прочему принимаешь к преодолению ряд физических неудобств. Первое, что я получил, это огромный дискомфорт. Если честно, то после медитации, сидя на специальных скамейках или без них, все ужасно болит. Ты не высыпаешься, ешь меньше обычного, поскольку это вегетарианская еда, пьешь воду с лимоном и тому подобное. Для старших студентов, например, все еще аскетичнее. Последним приемом пищи у них является полдник — молоко и какие-то сухофрукты. (Фактически, они обедают в 11 дня и на полдник пьют только воду с лимоном, молоко и сухофрукты для новичков). Но дело даже не в еде. Я повторюсь, что на физическом уровне я получил дискомфорт, но когда ты начинаешь отпускать ум и входить в состояние растворения с окружающей средой, то боль, которую я испытывал на уровне тела, стала уходить. В какой-то степени — это можно назвать детоксом, как на духовном, так и на физическом уровне.

— А тебе не кажется, что таким образом можно упростить задачу самопознания в минус себе? То есть ты пользуешься предоставленными условиями вместо того, чтобы пройти этот путь со всеми соблазнами?
Дмитрий Луговский: Суть в том, что у Випассаны нету пути, это процесс. Очень честный и открытый процесс, для тех, кто принимает и поддерживает подобные решения. На мой взгляд добиться полного отстранения от внешнего мира в городских условиях очень сложно. По крайней мере я не знаю таких людей, кому бы это эффективно удавалось, с точки зрения духовных практик. Другое дело, когда ты сознательно отходишь от агрессивной среды города и погружаешься в самого себя. В этом случае Випассана позволяет не только осуществить это погружение, но и создать новые реакции относительно взаимодействия с тем же самым социумом.

— Если я ничего не путаю, то обычно на таких занятиях присутствует некто вроде учителя или наставника? Какую роль он играет во взаимодействии со своими студентами?
Дмитрий Луговский: Совершенно верно. Учитель ведет весь курс, при этом его участие в самом процессе медитации достаточно минимально. Я могу задать ему интересующие меня вопросы, получить на них ответы, но при этом каждый из нас находится в своем процессе. Проще говоря, здесь отсутствует классическое понимание учителя, как основного источника информации. Его роль скорее похожа на сепарированную от нас созидательную функцию, что на мой взгляд очень хорошо. Он не обслуживает приехавших на практику людей, а скорее наблюдает за ними извне.

— Если я правильно тебя поняла, то ответы найдены? То есть часть своих внутренних вопросов ты разрешил?
Дмитрий Луговский: Я запустил процессы, которые уже влияют на качество моей жизни. Путь к себе через гармонию и медитацию. Для любого человека будет полезно устраивать себе минимум цифровой детокс, что я и создаю регулярно через свои события клуба путешествий «Let`s Go Travel».

— Хотел бы съездить еще раз?
Дмитрий Луговский: Планирую сделать традицией приезжать на Новый год для трансформации себя на целый год. В любом случае Випассана уже в моей жизни как практика и образ мыслей.

Наталья Бартош специально для Musecube.org
Фотографии Дмитрия Луговского


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.