В связи с растущей популярностью, в нынешний визит в Москву Дмитрий Монатик был просто нарасхват: помимо концертов – фотосессии, ТВ и прочие атрибуты славы востребованного артиста. Мы очень благодарны Диме за то, что он нашёл время в своём плотном графике и дал нашему порталу очень интересное интервью. Также мы выражаем благодарность PR-менеджеру компании “Первое музыкальное Издательство” Светлане Фоминой за организацию этой встречи. monatik

– Вот с чего хочу начать. На твоём сайте я искал раздел «Биография», нашёл его под необычном заголовком «Легенда». Ты придумал?

– Можно сказать, да. Мне сложно приписывать себе одному какие – то заслуги. Есть команда людей, мы всегда всё совместно решаем, утверждаем. Это – команда «Monatik».

– Само слово «легенда» подразумевает в себе правду, но в неком приукрашенном виде. На сайте всё правда?

– Полностью честно от «А» до «Я». И когда читаешь, получается интересно. Это интересный путь, похожий на легенду. С тех пор, как я переехал в столицу (Киев) из родного города Луцк, совсем другая жизнь началась. Очень насыщенная, очень быстрая, совершенно непредсказуемая. Как – будто кто – то легенду рассказывает! Поэтому мы так и назвали этот раздел.

– И ещё я там встретил определение, которое у нас не в ходу. Ты там назван «мультиартист». «Мультиинструменталист» – это понятно, часто упоминается. Для удобства тебя назвали?

– Так называют людей, которыми я восхищаюсь, вдохновляюсь. Которые вдохновляют меня делать так, чтобы заслуженно носить это звание – мультиартист. Например, Фарелл Уильямс. За рубежом такое давно практикуется. Это люди, которые сами пишут, сами исполняют, а, если надо, ещё и станцуют! Всё просто: артист включил в себя весь этот комплекс и делает всё самостоятельно. Яркий представитель – Бруно Марс. Или классический пример – Майкл Джексон. Даже в «Грэмми» есть номинация «Лучший мультиартист».

– Ни в Украине, ни в России таких номинаций нет. Как ты считаешь, почему? У нас, как всегда, какой – то «свой путь» или потому, что у нас не такое большое количество артистов, которые под это определение попадают?

– Нет, хороших артистов у нас хватает! Просто никто раньше об этом не заявлял. Думаю, моё поколение привнесёт это. Мы – же всегда черпаем из – за рубежа лучшее и приносим в творчество. Они что – то у нас берут. Вообще интересно собирать по миру всё значимое и интерпретировать по – своему.

– В приватных разговорах со многими артистами, они говорили, что украинская поп – музыка отличается от российской: часто качественно, она ближе к европейской, она моднее. Сначала появился Иван Дорн, потом ты, затем целое направление ваших последователей.IMG_0007

– От этого было никуда не деться! Мы – поколение, которое выросло не на том, что сложно купить виниловый диск «Deep Purple», а на понимании того, что вся музыка мира у тебя в одном гаджете. Я, конечно, застал момент кассет и у меня их было очень много! Но когда я стал серьёзно увлекаться музыкой и даже пытаться её создавать, формат MP3 уже появился. Вся музыка уже была как на ладони. Да и воспитывались мы на другой музыке – фанк, хаус, джаз – всё это не могло пройти мимо. Так что представители нашего поколения (даже те, которые раньше молчали) сейчас будут появляться. Ване Дорну огромный респект за то, что он открыл это направление широкой аудитории! Сейчас он очень хочет быть андеграундом, но мне не очень хочется его так называть. Конечно, у него это очень хорошо получается, но тот, каким он был вначале – это был «поп», то есть «популярным», «вкусным»! Он таким и остаётся. По качеству мне всё очень нравится! Есть свои любимые песни. А если в альбоме есть 3 любимые песни, для меня это – очень хорошо! Ведь важно, чтобы каждый нашёл свой саундтрек. Действительно, дорога была проложена, другим было легче заявить о себе в таком формате. Я долго хранил песни «Дым», «Прости» и другие. Мы как – то встретились с Ваней Дорном в кафе, показывал песню «Прости». Я ему сказал: «Послушай, у меня есть дипхаусовый трек». Он послушал и говорит: «Это не дипхаус, это нью – диско». Я подумал: «Ничего себя я! Я ещё и нью – диско могу!».

Думаю, что этой музыки не миновать. Поэтому в Украине музыка другая, смелее.

– Если не брать телепроекты – конкурсы, а музыкальные программы на федеральных российских каналах (я не беру музыкальное ТВ). Там много лет одни и те – же артисты, почти нет новых имён. Что, соответственно, формирует зрительский вкус, а он, в свою очередь, плей – листы радиостанций. В Украине такая – же ситуация?

– Я в этом году не смотрел новогодние огоньки. Но принимал участие в съёмках разных телепрограмм на украинских каналах. И там присутствовали все возрастные категории артистов. Всем хорошо, все общаются, всем уютно, все в одном деле. Нет каких – то особенных разграничений. А уважать старшее поколение стоит – они много сделали, много добились, мы учились на их творчестве. У них своя аудитория. Возможно, мы эту музыку не поймём. Мы её не принимаем, наверно, и не принимали никогда. Но их любят люди и они делают свою музыку для тех, кто ждёт. Это однозначно! Если бы не было слушателей, артист не смог бы существовать.

– Скажи, а ты ещё и режиссёр своих клипов?

– Нет, туда я пытаюсь не внедряться. Мы нашли замечательного режиссёра Тараса Голубкова, он очень талантливый и я ему доверяю.

У нас есть золотое правило: мы собираемся, слушаем трек, на который собираемся снимать клип и всё, что первое приходит в голову, сразу же отбрасываем. А то, что приходит нам третьим – четвёртым вариантом, мы уже можем записывать. Так мы и работаем с Тарасом. Это очень интересно. Он чувствует меня. Я, конечно, всегда «в процессе», в креативной части. Но, когда начинается съёмка, я выступаю только в роли артиста. Чувствую себя комфортно, не бегаю, не суечусь, не занимаюсь организацией. Всё делает Тарас, он замечательный режиссёр, хорошо организованный. Я ему доверяю.

– В результате – это всегда твой продукт, ты его лицо. А ты можешь быть «тираном», стукнуть кулаком по столу и жёстко сказать: «Нет, этого в клипе не будет»?

– Слава Богу, моё мнение тоже уважают! Если что, я стучать кулаком не буду. Просто твёрдо скажу: «Это не моё и я никогда себя в этом не увижу». Спокойно. Мне очень важно чувствовать себя комфортно абсолютно во всём: в той или иной истории, одежде, образе. Артисту очень важно ощущать себя комфортно. Иначе это будет враньё! А мы за честность.

– Когда ты создаёшь свои песни, насколько на тебя влияет мысль о «формате», возьмут ли в ротацию?

– Раньше у меня не было понимания формата. Когда я начинал делать треки, я свято верил в то, что… Ну, это же песня! Дал послушать одному, он говорит: «Мурашки» и я их прямо вижу. У меня при создании были мурашки. Чисто на собственной вере, на собственных чувствах и делается музыка. Я не понимаю, что значит «подстроиться под формат»! Ведь у каждой песни есть свой характер, своя душа, своё сердце – это бочка. Это же всё собиралось. Для меня странно, когда на радио говорят: «Нужно поменять бочку». Да мы эту бочку искали неделю! Крутили, выкручивали, через железо пропускали, чтобы она звучала как нам надо. Поставили вторую, прибавили ещё что – то… И вот оно – сердце, готово! Мы не можем достать сердце и просто всё разрушить.

– То есть, вы на эти советы не ведётесь и вам легче предложить станции другой трек?

– Да я и не могу сказать, что я прям – таки пробиваю радио! На сегодняшний день мне достаточно интернета и людей, которым наше творчество искренне понравилось, единомышленников. Что – то в песне изменить – и она уже не та. Самое интересное в том, что проходит какое – то время, мы выпускаем клип. А песню категорически не хотели брать на радио. Через 1,5 – 2 года она начинает звучать в эфире и ротироваться очень плотно. Так случилось, например, с песнями «Важно», «Прости». Сейчас это произошло с песней «Сейчас». Я думаю, что пока будет так.

Вот, например, есть «Comedy Club». Это молодые ребята, которые сделали что – то нового формата и мне, в моём возрасте, это действительно интересно смотреть. Думаю, что с радиостанциями скоро произойдёт то – же самое. Новые станции начнут возникать не ради рекламы и заработка (изначально, по крайне мере), а для души и для музыки. Тем самым будут собирать своих слушателей. Потом и реклама появится, куда ж от неё деться! Но сначала одна радиостанция, потом вторая, третья и т.д. И будут «Новогодние огоньки» уже нового поколения. Мне кажется, что именно так и будет – а как иначе?!

– Вот я считаю, что 2015 год для поп – музыки был позитивен. Не очень мощно, но изменения есть и в лучшую сторону. Ты как считаешь?

– Интересно, что меняются люди! Вот если раньше не особо слушали что – то дипхаусовое, не принимали непростые тексты, то сейчас больше людей прислушиваются к словам и т.д. Я провёл такую параллель: люди начинают танцевать не только в пьяном виде, но и так – а, значит, музыка нравится! Люди начинают слушать тексты песен когда им грустно, а музыку – когда весело. Уже появляется какое – то настроение. Поэтому, когда мы делаем в студии песню, даже с очень интересным грувом, мы всё равно скурпулёзно копаемся в словах, чтобы грамотно. Или пускай где – то неграмотно, но складно и ладно. Это же авторство, никто не запрещает шалить со словами.

– Я прочитал, что первый твой танцевальный конкурс ты выиграл в 14 лет.

– Я тогда участвовал в break – dance – коллективе «DBS Crew». Это был для меня большой праздник! В тот день, когда мне исполнилось 13 лет, я впервые пришёл на тренировку по break – dance мальчиком, страдающим ожирением. Уже через год я был нормальным парнем, у которого лишний вес куда – то исчез! Потому, что танцы – это солнце, дарит витамин D, это классно, это тоже спорт. Особенно такие танцы, как break – dance. Я вот рекомендую молодёжи заниматься именно танцами: ты держишь себя в тонусе, это развивает тело, ты весь негатив оставляешь в зале. Пришёл, потанцевал – и всё плохое забыл!

Вот тогда я очень сильно влюбился в танцы. Есть одна у меня дурацкая черта: если мне говорят, что не получится, я должен разбиться, но доказать, что получится! Как – то мне сказали, что я не смогу сразу научиться одному усложнённому элементу. Я день и ночь делал и делал и в итоге научился. Тогда я и понял, что, если очень захотеть и трудиться, то ничего невозможного нет.

На тот момент я очень хотел попасть в «DBS Crew»! Такие яркие ребята! Я стоял на их выступлениях и был в восторге – это космос. Ничего прекраснее вживую на тот момент я не видел – они нереально круто танцевали! Вот прошёл год, я научился этому элементу, а у них в команде этого никто не умел. И вот они меня взяли! Моё первое выступление. Баттл в городе Тернополь, мы взяли приз за лучшее сценическое шоу. Это было невероятно! Первая послесценическая эйфория – состояние, на которое подсаживаешься и ты хочешь на сцену снова и снова, как бы страшно не было на неё выходить. У меня какая – то химическая реакция произошла в голове, зацепило. Моё, хочу!

Но пошёл учиться на юриста…

– Родители настояли?

– Нет, это был мой выбор. После школы поступил, отучился. Учился не очень хорошо, если честно. Одновременно учился играть на фортепиано, рисовал комиксы, что – то писал, пропускал лекции и на 3 курсе понял – не моё. Но доучился. На практике меня посадили разбираться с алиментами. И там я понял, что аплодисменты интересней, чем алименты! Ну и что, что я потратил 5 лет. Зато я научился общаться, договариваться со старшими людьми и прочее.

Давай я сразу продолжу! Тогда на всю Украину прогремела «Фабрика звёзд», уже популярная в России. Я действительно любил эту передачу, смотрел её. У меня были свои любимчики. Это было что – то новое, интересное. Прямо болеешь за них! Прямо молодцы ребята! За неделю песню выучили, петь научились, это ж надо! Значит, тоже можешь. Тут появляется в Украине первая «Фабрика», потоки рекламы. Конечно, я пошёл. Не прошёл даже пред – кастинг. А на второй «Фабрике звёзд» я уже прошёл в финал кастинга, но не попал в сам проект. И тут я заканчиваю институт, работа «на алиментах» не нравится. А на тот момент продюсером «Фабрики» была Наталья Могилевская. И после кастинга, который я не прошёл, она мне сказала: «Дим, беру тебя в балет, приезжай в Киев». Я за это ей до сих пор очень благодарен. Это, наверно, какая – то магия. Когда ты сильно чего – то хочешь, оно происходит. Не так, как ты хотел, но как либо по – другому. Но так, как тебе нужно! Потому что тот опыт, который я получил, работая с Натальей Могилевской, он был гораздо сильнее даже чем опыт «Фабрики звёзд». Это опыт «живых» выступлений, опыт работы на сцене. На «Фабрике» классный опыт прямых эфиров. Потому что выйти на сцену в прямом эфире – это очень сложно, страшно в первый раз, ты дрожишь и забываешь слова.

Тут пришёл кризис 2008 года. Резкий рост курса доллара. Артистов распускают, все команды «порезали». Пришлось цепляться, карабкаться. Что угодно, лишь бы не вернутся обратно в Луцк. Я понимал, что для меня город уже слишком мал. Я уже привык к Киеву, к его размерам, движению. Я до сих пор влюблён в Киев!

– А нет желания уехать работать куда – нибудь в Лондон, например? monatik1

– Нет, я просто обожаю Киев. Он для меня каждый год разный, каждый сезон. Каждый раз деревья по – разному растут. Этот город пахнет иначе. У меня сохранилось то самое ощущение, которое у меня было, когда я только переехал. Я не уверен, что у меня когда – нибудь появится привычка к Киеву, он для меня постоянно новый. Там на месте стоять нельзя, иначе столица перегонит тебя. Там требуется темп. Хотя, конечно, умеренней, чем в Москве. Темп Киева – он более мой. Если бы я дольше прожил в Москве, я бы в такой темп влился, но тот темп вошёл в мои ноги, в моё сознание. Мы работаем в унисон с этим городом и мне дышится хорошо.

– Давай вернёмся к конкурсам. Ты ещё был участником ТВ – проектов «Танцуют все» и «Х Фактор». Расскажи о них.

– Это был первый украинский «Х Фактор». Кастинги на эти проекты происходили одновременно. Наверно, они увидели во мне нужного персонажа, потому что я прошёл на оба проекта. А уже в финалах меня не взяли на «Танцуют все», но пустили в прямые эфиры «Х Фактор». Для меня это была грандиозная победа потому, что я решил довести дело до конца. И мне очень этого хотелось! И не ради славы – мне было очень интересно, важно получить этот опыт и уроки. Они действительно были очень ценными и важными.

– Ты говоришь: «не ради славы…». Неужели не было приятно, когда в первый раз на улице узнали?

– Я был вообще в шоке! На проекте нас поселили за городом, два месяца никуда не выпускали. Мы там жили, готовились, репетировали. Мы не видели никого. У нас даже забирали телефоны, чтобы мы ни с кем не общались. Иногда давали интернет. И это правильно! Тебя ничего не отвлекает. Хорошо, что мы не видели комментариев. Потом выходишь в интернет, читаешь – реакция: «Боже, за что?! Люди, что я вам сделал?! Я же просто пришёл спеть песню!». Хорошо, что нас огородили от этого, мы бы просто выступать не смогли.

Но вот первая поездка в метро, когда я вышел из проекта – это было что – то!

– Узнавали?

– Узнавали. Прямо смотрели во все глаза. Ещё часто происходила одна штука, которая меня очень забавляла. Перед тобой стоит человек и делает вид, что пишет СМС. И тут внезапно срабатывает вспышка! Ну забыл человек выключить её. И тут уже не соврёшь. Что вот мне делать в этой ситуации? Я всегда доставал телефон и делал также. У меня была целая коллекция фотографий людей, которые пытались меня «незаметно» сфотографировать.

– То есть ты – яркий пример артиста, которому конкурсы действительно помогли?

– Это хороший трамплин! С которого нужно хорошо приземлиться. Без вздёрнутого носа, который так и норовит возникнуть.

– Ты на виду, хотя полно историй, когда артист теряется после конкурсов.

– Ну и очень хорошо. Нас на «Х Факторе» учили трудиться день и ночь. Когда всё закончилось – ни разу не расслабился, продолжал в том же темпе. Лишь бы не упустить. Первый клип снял на четвёртый айфон, денег – то не было. Ничего, что – нибудь придумаем! Давай что – то писать. Кто – то помог с аранжировкой. К тому – же, я пришёл на «Х Фактор» с готовым материалом, у меня песен 60 было написано. Мне нужно было правильно найти свой путь. А я очень хотел совместить музыку с танцами, потому что они всё равно внутри меня. Я пытался разобраться во всём и в себе. Поэтому и получается вот такой Монатик, которого вы видите сегодня. Не знаю, куда он перерастёт дальше.

Вот есть Антон Чилиби. Мы с ним познакомились на «Х Фактор». Не виделись 3 года. А в прошлом году открыли свой продакшн. Мы с Антоном вместе всё делаем. Нам нас двоих хватает. У нас есть и команда. Есть гитарист, басист, скрипачи, трубачи и другие. Но, в принципе, всё делаем вдвоём. Сами решаем, кого пригласить, кого записать. Я обожаю студийную работу! Особенно когда есть единомышленник. Когда не одна голова, когда есть взаимообмен, спор. Есть жизнь во всём этом.

– Давай ещё поговорим про конкурсы?

– Ну, на «Х Фактор» я не был самым популярным исполнителем. Мы вылетели где – то с середины проекта. Я говорю «мы» потому, что нас объединили с молодым певцом Иваном Сафаровым. Я потом понял, зачем – я хотя бы научился петь двумя голосами, строить партии, бэк – вокалы. Благодаря этому недавно удачно получились дуэты с Анной Седоковой и «Quest Pistols Show».

– Я хотел спросить про твоё видение дальнейшей судьбы этих телепроектов. Они идут уже больше 10 лет. Как думаешь, они ещё долго останутся трамплином для молодых артистов или уйдут куда – то на периферию шоу – бизнеса?

– Здесь можно с разных сторон смотреть. Многие шоу уже в прошлом году не доходили до финала, их закрывали потому, что они не давали рейтингов. Всё зависит от креативности и подхода команды, которая это шоу делает. От т ого, как они создадут и как они это попадут публике. Многое зависит от персонажей – персонажи потихоньку заканчиваются. Новое поколение приходит, но не так быстро, как хотелось бы людям, которые делают эти проекты. А строится – то на актёрах! Зрителю же надо в кого – то влюблятся!

– Зрителю нужны лица?

– Безусловно! Вообще, дальнейшую судьбу проектов знают только люди, организующие эти шоу. Мне уже как – то не очень интересно. Я давно их не смотрел. Хотя, вот из последних, мне очень понравилась Ms. Sounday. Она из Питера, прекрасная девушка. Но я её знал задолго до этих проектов.

– А если тебя пригласят в подобное шоу в качестве продюсера, хореографа – согласишься?IMG_0043

– Хореографом – точно нет. Как – то не вижу себя в этой роли. Мы сами сотрудничаем с хореографами. Раньше я этим занимался. Мне нравится танцевать, но я хочу посвящать себя музыке. А вот музыкальным продюсером – почему бы и нет? Интересный опыт! Хорошая практика. Вот недавно «MonatikChilibiSound» (я буду часто упоминать Антона, всё, что касается музыки, мы делаем вместе) выпустили песню «Друг мой дорогой», это саундтрек к фильму братьев Литвиненко «По ту сторону». Для нас это был эксперимент, удивительный опыт – «одевать» картинку. Мы привыкли создавать музыку, потом делать визуальный ряд. А тут наоборот. Совершенно другая сторона, очень интересно!

Мне бы вообще хотелось бы попробовать себя в роли музыкального продюсера. Но попозже. Когда побольше пепла будет на висках. Когда подольше матросом похожу по сцене. Когда больше увижу и пойму. Если смогу действительно мудро поделиться и сделать хорошего артиста, то мне было бы интересно. В будущем.

– Ты пишешь для многих артистов (LOBODA, Дима Билан, Виктория Дайнеко и другие). Насколько ты, отдавая песню, участвуешь в ней как продюсер?

– Сейчас – максимально!

– Артисты впускают?

– Впускают. С удовольствием и открытой душой. И это меня очень радует! Я рад, что мы заслужили такую степень доверия, что к нам на студию приходят за максимальным саундом именно от нас. Мы добились того, что хотели.

Что касается песни «40 градусов», которую поёт Светлана Лобода. Когда мы где – нибудь пересекаемся, я всегда её благодарю! Она знает, что я ей благодарен. Именно она открыла меня широкой аудитории как автора. И для себя тоже. Тут звёзды сошлись. Я ведь тогда почти не умел играть на пианино. У меня была Yamaha, я купил её за 30 гривен в сэконд – хенде. Классный олдскульный синтезатор, который сразу приехал со мной в Киев. И вот на нём, двумя пальцами, я написал очень много песен. И я напиликал – даже не наиграл – эту песню, «40 градусов». В общем и целом была понятна мелодия куплета – припева. Нужно действительно иметь талант, чтобы в том, что прислали, услышать ту песню, которую в итоге услышали люди. Всё – таки, аранжировка – это заслуга Светланы, я там пальцем не пошевелил. Это первая песня, которая звучала иначе, чем я себе представлял в начале, но в ней открылись такие грани, которые я и представить себе не мог! За это тоже спасибо Светлане Лободе. В этом случае срослись мелодия, текст, какие – то хуки, игра слов, с её видением аранжировки. Это сработало! И это для меня настоящее соавторство, когда два ума соприкасаются и из двух частей возникает что – то третье. То, что я в этой песне расслышать не мог, она мне это показала.

– Сотрудничая с другими артистами, ты, по большей части, доволен результатами?

– Я и в своих песнях – бесконечно «вылизываю» их, а когда выходят, у меня появляется чувство, что можно было ещё докрутить. Меня часто заносит в этот творческий «лес» и важно перед входом в этот «лес» остановиться и быстренько выпускать трек. Это происходит каждый раз, делаешь уже третью аранжировку, а в итоге приходишь к первой. Откладываю и думаю, что пригодится, что ничего просто так не происходит.

– К ремиксам ты как относишься?

– Смотря к каким. Ремикс ремиксу – рознь. Что – то есть продолжение, что – то совершенно не важно, незаметно. Зависит от того, с душой он сделан или нет. С коммерческими целями или ради удовольствия. Мне, как автору, важно, чтобы песня жила. И в ночных клубах тоже. Я благодарен тем ребятам, которые берут песни «Мокрая» или «Сейчас» и ремиксуют. Но я спокойно отношусь к этому.

– Что для тебя первичнее в песне – музыка или текст?

– Каждый раз это какое – то особенное явление. В некоторых песнях даже какой – то гитарный грув может решить всё. Например, я горжусь грувом, который был найден в песне «В лучшем свете». Он нашёлся внезапно, когда я просто «брынькал» на гитаре. Он полностью передал весь текст только одной струной! Это настроение… Вот надо ж было так попасть! Некоторые люди эту песню не поняли, не приняли. Но вот этот грув для меня, каждый раз, когда я выступаю с этой песней – я прям – таки наслушаться не могу! Как – будто кто – то подарил мне его на день рождения, не могу нарадоваться.

Безусловно, работают хуки. Хуки в словах, хуки в музыке. Я заметил, что людям нравится хождение по грани. «Прости_тут_как – то очень душно…». «Мокрая девочка танцует, мокрая девочка сохнет» – там только в итоге объясняется, что дождь и никакой пошлости. Чуть резковато, игриво, но это работает, а значит, этому есть место. Если на душе что – то очень сильное, что ты себя аж вывернул и на клавиши положил – это тоже хорошо.

Каждая песня – это индивидуальность. Некоторые стихи пошли от музыки, а некоторая музыка была вызвана словами. Определённого рецепта нет. Я не пишу всегда одинаково, каждый раз по – разному.

– Сейчас, к сожалению, идёт конфликт наших правительств. Артисты – народ достаточно аполитичный. А ты?

– Это не может пройти стороной и очень сильно отражается на внутреннем мире. Кстати, альбом, который скоро должен выйти – он начал писаться до революции, а закончили мы недавно. Поэтому там появляются такие песни, как «Ещё один», «Сейчас» – «Те – же лихие серые будни…». Это ведь наша реальность и очень хочется, чтобы эти «лихие серые будни» наконец прекратились! Это всё отражается на творчестве. Как бы не хотелось, но это всё отражается и на отношениях людей. Я не понимаю, почему люди слушают это всё и дальше продвигают, продолжая эту информационную войну. Политики приходят и уходят, а люди остаются. Как бы не наделать таких глупостей, что потом будет стыдно в глаза друг другу смотреть! Мы – же ещё позавчера были братьями!

Зато у музыки сейчас вернулась её первоначальная миссия – объединение людей, вдохновение. Я надеюсь, что получится хоть кому – нибудь, двумя – тремя песнями, открыть глаза на то, что мир начинается с каждого из нас и что мы люди прежде всего. Плохие и хорошие люди есть в любой стране. Всё, что мы можем сделать – максимально достойно проходить этот путь. Возможно, своим примером показывать, что мир может существовать! Давайте быть вместе. Лично я пытаюсь своей музыкой это доказывать.

– Сложившаяся ситуация не мешает твоему продвижению в России?IMG_0062

– Я могу сказать, что я вообще не прикладываю никаких усилий. Вот как – то мне не грустно совершенно. За время моих небольших шагов, карабкания куда – то вверх, у меня иммунитет выработался к непониманию моего творчества и неприятию его форматными станциями. Я не расстраиваюсь по этому поводу. Я почему – то свято верю, что здесь найдётся мой слушатель. В Москве, Питере, Воронеже, Краснодаре – да где угодно! Это так. Мне очень приятно видеть, как люди поют мои песни наизусть. В том – же Краснодаре такой концерт получился, просто – вау! Так классно было. Принимали замечательно. Я говорил со сцены: «Мы из Украины, вам всем привет!» и зал взрывался. В эти моменты ты понимаешь, зачем ты занимаешься этой профессией. И в России, и в Украине из телевизора навязывают врагов толпами. И пока сам не пообщаешься с людьми, ничего не поймёшь. Нужно разговаривать друг с другом, нельзя поворачиваться спиной. В разговоре есть магия.

– Люди приходят на твои концерты. Следовательно, «врагом» тебя не считают, не смотря ни на какую пропаганду. Вот девочка – официантка подошла и много хорошего тебе наговорила.

– Да, это очень приятно! Это то, ради чего мы делаем своё дело. Значит, где – то когда – то какая – то из песен стала саундтреком к хорошему мгновению в жизни. Даже если это просто, например, поездка в маршрутке, в метро. Или просто грустно было, а песня настроение подняла. Это ж классно! Это приятно осознавать. Я искренне надеюсь, что нам недолго осталось терпеть всё негативное, что мы переживаем. Очень в это верю.

– Я посмотрел акустический вариант дуэта с группой «Open Kids» на песню «Важно». По – моему, очень искренне и трогательно получилось.

– Мы все действительно кайфанули во время процесса! Их голоса ещё какие – то очень чистые. В них нет ничего злого, нет за плечами ничего нехорошего. Эти голоса звенят. И когда они поют о важном – это настолько пронзительно! Я помню, когда мы это записывали, когда всё это было вокруг меня – я покрывался мурашками. Это было невероятно! Я до сих пор благодарен Юре Петрову, который предложил сделать с ними песню. Я предложил сделать песню «Важно», уверенный, что дети её поймут. Потому, что если дети поют о разбитой любви – это неправда, они себе какого – нибудь хомячка представляют, наверно. А о важном они могут сказать честно, я в этом уверен. И поэтому песня крайне честной и получилась. А я польщён, что тебе эта работа понравилась.

– Может, добавишь что – то, о чём я не спросил?

– Самое главное я сказал до этого. Я желаю, чтобы никто не забывал, что мир начинается с каждого. Очень хотелось бы попросить людей не тратить время на ненависть. Это такое совершенно ненужное чувство! Один раз поселив его в себе, мы впускаем в себя человека, который места в голове не достоин. Поэтому не впускайте в себя людей, которые этого не заслуживают. Пускай вас по дороге окружают только самые настоящие люди. Они создают нужные декорации, они создают все правильные радужные сцены и вообще жизнь в целом. Поэтому – классных людей и мира нам всем!

Александр Ковалев, специально для Musecube.org.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.