Ребята из группы BZiK уже давно известны в рок-кругах своим весёлым нравом и задорными песнями. Ничуть не изменяя себе, они движутся вперёд. Мне удалось подловить парней во время их пребывания в столице и поговорить о том, что есть дружеская любовь и почему BZIK не гей-панк. Не без смеха, конечно.

 
bzik
 

Парни, вы недавно записывались в Берлине. Каковы ваши впечатления о поездке?

 

 

Антон: Мы замечательно провели время. Много работали.

 

 

Пункс: Для нас вообще не привычен был такой режим работы: с 10 утра до 10 вечера. Мы опаздывали, естественно. Поэтому начиналось где-то всё в двенадцать. В целом график был очень жесткий, не для таких привыкших к лени чуваков. Мы работали на трёх студиях с разными клёвыми парнями типа Клименса – звукового инженера, который нам очень помогал и раздражался, когда мы не могли быстро всё сделать. Маркуса, тоже инженера. И конечно же Бенджамин Киндер (англ.- Benjamin Kinder), который вообще на всё время пребывания стал нашим детским воспитателем. Он покупал нам пиво, чтобы мы всегда были в хорошем настроении. Но потом понял, что от этого только хуже и уже не покупал нам пиво и всё остальное (улыбается). Заставлял так жестко работать, что мы посадили с Антоном голоса под конец. Но Антон научился играть на гитаре наконец-то. Хотя к приезду домой уже разучился. Откровенно говоря, в таком графике без выходных я наверно впервые в жизни работал. Ведь у нас с Антоном был всего один выходной, в то время как остальные ребята гораздо больше отдыхали.

 

 

А почему ваш выбор пал именно на Германию?

 

 

Антон: Просто Бенджамин Киндер немецкое имя. Он из Германии, поэтому всё происходило там. Если бы это был Чин Тай Бень, мы были бы в Японии.

 

 

Пункс: На самом деле сотрудничество с Бенджамином началось гораздо раньше. Мы вместе переводили наши песни на английский язык. Он живёт в Германии, поэтому выбор был очевиден. Хотя в Европе есть возможность и в других местах записываться. Просто одна из особенностей Киндера – у него русская жена, поэтому он говорит по-русски. И это являлось важной составляющей выбора.

 

 

Так это он на вас ругался в BZiK Tv?

 

 

Пункс: Да, он на нас кричал. И Клименса инженера мы тоже научили русским словам. Он смешно говорил отстой, крутой чувак. Но когда понял смысл, он больше не использовал их при нас (смеются).

 

Стало быть, вы там записывали новый альбом?

 

 

Пункс: Мы записывали там пять песен. Сначала даже шесть, но потом поняли, что не успеваем..

 

 

Антон: Сначала семь хотели, потом записали только шесть. А вокала не дописали ещё для двух песен, будем записывать скоро.

 

 

Пункс: В конце концов мы записали пять песен, вот будем их доделывать скоро здесь в Москве, кстати. Это четыре старые, которые чуть-чуть переделали с Бенджамином и спели по-английски. И одну песню новую записали, которая только на русском языке, но мы её уже исполняем на концертах. «Где и когда» называется.

 

 

Не возникало желания о сотрудничестве с кем-либо из групп или отдельно взятых артистов?

 

 

Пункс: У нас уже были случаи работы с другими музыкантами.

 

 

Антон: Да, с московской группой Тёплые Дни я записывался не так давно, около года назад. У них вышел альбом новый, и я там в одном треке спел.

 

 

Пункс: Ещё мы играли с Макаревичем, с Кортневым. Это из таких довольно странных мероприятий. С группами то вообще мы сотрудничаем. Например, Jаne Air наши старые друзья, которых мы, к сожалению, редко видим последние года два, потому что всё время в разъездах. И у нас давняя мечта с ними записать какой-нибудь трек. В принципе даже общались по этому поводу, но из-за занятости их и нашей не можем сделать этого. Да много идей на самом деле. С рэперами тоже хочется поработать. Есть такой питерский рэпер и dj времён Bad Balance – Shahash. С ним мы тоже пишем треки, он отличный поэт. Со многими хотелось бы сотрудничать, потому что музыкантов знакомых очень много и большинство из них наши друзья сердечные. С Каспаряном у нас есть песня. Юрий Каспарян вообще наш любимый друг. Это бывший гитарист группы Кино, если кто не в курсе. Короче, хочется взаимодействовать вообще со всеми. Кроме…кроме…

 

 

Челси?

 

 

Пункс: Да почему Челси. Ему тоже огромный привет (улыбается). На самом деле мы любим всех наших и московских друзей и питерских. И готовы делать с кем угодно какую угодно музыку.

 

 

Серёж, слышала, ты когда-то играл с Вячеславом Бутусовым.

 

 

Пункс: Да, я играл в группе Ю-Питер три года. Ушел оттуда потому что…Если проследить за нашими видеороликами в интернете, то можно узнать. Там есть четыре видео, где рассказано про предыдущие работы каждого участника группы. Мы все занимались каким-то творчеством, кроме Айзера. Он работал на заправке (хохочут). И бросили все занятия, хотя многие из них приносили деньги неплохие, кроме айзеровской работы (смеются). Ушли, чтобы заняться BZiK’ом. Причём все кроме Айзера играем на разных инструментах. Например, Ляпа барабанщик Море&Рэльсы. Я играл в Ю-Питере на бас-гитаре, Антон работал в оркестре контрабасистом. Мы вообще с ним оба дипломированные контрабасисты.

 

 

Антон: Классические контрабасисты. Я работал в разных оркестрах больше 15 лет, с детства.

 

 

Пункс: Даже я работал в оркестре. У нас все работали в музыкальной среде.

 

 

То есть музыка для вас жизненный путь, а не хобби?

 

 

Пункс: Самая моя не музыкальная работа это продавцом в музыкальном магазине.

 

 

Антон: А у меня вообще не было ни разу в жизни другой. А нет, была у меня одна работа не музыкального характера. Я придумывал гороскопы ежедневные для интернет-сайта, из головы просто так. Поэтому я не верю с тех пор в гороскопы. И просто не можешь заниматься ничем кроме музыки потому что это всё так сложно, пипец вообще.

 

 

Пункс: Да, мы больше ничего не умеем.

 

 

Кто или может быть что вас вдохновляет на творчество?

 

 

Антон: Меня Пункс вдохновляет (улыбается). Ну не пойми неправильно, это как бы…

 

 

Пункс: Короче, я заставляю его (смеются). Естественно, учитывая, что мы профессиональные музыканты, мы слушаем разную совершенно музыку.

 

 

Антон: Массу людей. От Моцарта и Россини – один из моих любимых барочных композиторов. Который тоже писал своего рода поп-панк, такую весёлую музыку, там только барабанов не хватало.

 

 

Пункс: Да, Россини на самом деле прародитель поп-панка.

 

 

Антон: До группы Sugarbabes. Самая любая. Мы стараемся без предрассудков относиться к музыке. Любой крутой продукт нас вдохновляет, любое клёвое произведение искусства тоже может быть поводом для вдохновения. Ну и алкоголь конечно (смеются).

 

 

Кто-нибудь из семьи, близких поддержал вас в уже основательном решении заниматься только музыкой?

 

 

Антон: У всех по-разному. Меня, например, родители насильно отправили в 6 лет в музыкальную школу, и я занимался музыкой из-под палки. Но в какой-то момент я привык и всё. Что касается группы, мои родные не очень врубаются. Некоторые конечно переживают из-за того, что я придурочный и трачу время на непонятные какие-то вещи. Но они все же нас любят, поэтому относятся с пониманием к нашим дегенератствам.

 

 

Пункс: Ляпа в отличие от всех нас не учился нигде профессионально музыке, но он музыкант с детства. Он музыкальным ребёнком был, просто родители не догнали. Я вот тоже пошёл в музыкальную школу достаточно поздно. Короче, родственники не обламываются.

 

 

А помимо группы есть какие-то занятия или сугубо музыка и ничего больше?

 

 

Пункс: В последнее время у нас задача была – забить на все остальные дела и заниматься только группой.

 

 

Антон: А Ляпа, например, по компьютерам прикалывался всегда. И работал даже в компьютерном магазине.

 

 

Пункс: На данный момент мы занимаемся только BZIK’ом. И счастливы, что наконец-то не надо париться о том, чтобы были деньги…

 

 

Антон: На репетиции, инструменты и прочее. Мы избавились от необходимости обеспечивать всю эту фигню, и меньше стали заморачиваться.

 

 

Пункс: Короче, всё будет круто (смеются). Может мы и немного ограничены в средствах в последнее время. Но мы очень рады, что все наши дела связаны только с BZiK’ом. Группой, которую мы ещё в раннем юношестве придумали.

 

 

Антон: И гораздо легче встать в шесть утра, чтобы поехать в тур с BZiK’ом, замёрзнуть и ничего не есть, чем обламываться на работе, на которую ты должен ходить, потому что надо бабок заработать.

 

 

Пункс: К тому же, мы все друзья довольно старые, хорошие, ну кроме Айзера (хохочут).

 

 

Антон: Да, хорошо, что его нет здесь.

 

 

Почему вы прикалываетесь постоянно нам ним?

 

 

Пункс: Так повелось. Сначала не было Айзера, был Антон. Но потом появился Айзер, и он стал ниже Антона (смеются).

 

 

Антон: В последнее время мне всё сложнее и сложнее становится держать иерархию.

 

 

Пункс: На самом деле просто Айзер младше нас. Мы его тоже знали давно. Он действительно очень хороший барабанщик. Сразу выделялся, и взяли его в группу. Но как человек…Мы всегда прикалывались над его манерой, разговором, да над всем. Так и повелось. Антон был очень счастлив, что пришёл Айзер.

 

 

Антон: Я люблю его. Я люблю его за это. Потому что теперь мне намного меньше приходится слышать, что я лох и тому подобное.

 

 

Пункс: Да, заткнись, лох. Айзера нет (смеётся).

 

 

Вы называете себя гей-панками..

 

 

Антон: Нет…

 

 

Нет?

 

 

Пункс: Нас называют гей-панками. Просто есть самые смешные вещи, над которыми люди смеются: над тем, когда человек сам себя обзывает, прикалывается над своим собственным уродством, когда он раздевается догола неожиданно в каком-нибудь месте, тоже всегда смешно, и гомосексуализм.

 

 

Антон: Это основные принципы нашего юмора.

 

 

Пункс: Это юмор массового уровня. Когда полный дебил может понять. Ну т.е. наши фанатки. И мы относим сами себя к фанатам (смеются).

 

 

Антон: Поэтому наше руководство считает нас полными идиотами.

 

 

Пункс: В основном нас все считают полными идиотами. Хотя на самом деле это не тааак, мы клёвые очень. Все кроме Айзера (хохочет).

 

 

Глядя на вас, создаётся впечатление, что вы очень дружны и любите друг друга.

 

 

Пункс: Я уже говорил, что мы…

 

 

Антон: Тундру? Ааа, друг друга любим. Потому что мы друзья.

 

 

Пункс: Столько я помню Ляпу, а я его помню, знаю очень давно, он всегда ненавидел меня. Но на самом деле это любовь (смеётся).

 

 

Антон: Группа это как семья. Бывает же братская любовь. Мы ж не братья, поэтому не можем любить друг друга как братья. Поэтому мы любим друг друга как друзья.

 

 

Пункс: Даа, действительно гей-панк.

 

 

Антон: В этом нет ничего такого гейского и вообще. Мы просто любим шутить над этим. И друг друга тоже.

 

 

Пункс: Да, юмор спасает, во-первых. Во-вторых, да. Мы любим друг друга.

 

 

Антон: Девушек мы тоже любим.

 

 

Пункс: Я хомячков ещё люблю. Просто обожаю хомячков.

 

 

С вашего позволения задам личный вопрос. Кто-нибудь из вас религиозен?

 

 

Пункс: Не знаю. Может Антон религиозен, но он идиот (смеётся).

 

 

Антон: Никто из нас не ходит на пасху святить куличи, если ты об этом.

 

 

Пункс: Знаешь, я придерживаюсь такой общей позиции, выраженной даже в популярных мультиках «Симпсоны» и «Гриффины», которая отображает, мне кажется…

 

 

Антон: Здоровое отношение к религии.

 

 

Пункс: Да, здоровое отношение к религии. Короче, я атеист.

 

 

Антон: Ну это такое понятие широкое.

 

 

Пункс: На самом деле. Если отбросить тонкости, я атеист. Думаю, что ребята тоже. Антон может религиозный парень.

 

 

Антон: Это долгий разговор. У меня есть к этому своё отношение. Нельзя сказать, что я прям отрицаю религию. Как можно отрицать то, что существует на протяжении очень большого количества времени и много людей на этой почве столько всего сделали.

 

 

Пункс: Вообще учитывая недавний разговор в городе Рязань на гастролях, я скажу, что мы с Айзером точно атеисты. А Ляпа, Антон и наш звукорежиссёр под сомнение ставят всё: и религию и атеизм.

 

 

Многие рок-музыканты имеют чётко выраженную гражданскую позицию. Какие мысли у вас на этот счёт?

 

 

Пункс: Мы всеми способами пытаемся обходить любые социальные темы, и Антон даже новости не смотрит. Он боится реально.

 

 

Антон: Когда я узнаю про какие-то расклады, у меня появляется повод возмутиться и я обязательно возмущаюсь. Мне очень многое может не нравится. Но это не значит, что у меня активно выраженная гражданская позиция, я не пойду ни на какой митинг в связи с этим.

 

 

Пункс: В общем творчество мы ограждаем от этого. А сами, когда видим, что происходят уж совсем галимые вещи…Короче, революция скоро! (пауза) Шутка.

 

 

Пора прощаться и пожелать что-нибудь нашим читателям.

 

 

Пункс: Я хочу добавить адрес Никиты Белозёрова (барабанщик Айзер – прим.), чтоб вы могли прислать ему свои гневные письма. Блин, он у меня дома живёт, я не буду говорить адрес! У этого козла даже дома нет (смеётся). Ладно, серьёзно. Мы хотим пожелать всем счастья, добра и хороших диванов.

 

 

Антон: Двухъярусную кровать я хочу себе пожелать.

 

 

Пункс: И желаю вот Антону двухъярусную кровать. А всем ещё кучу бабла. Чтобы у всех была куча бабла, а у Антона двухъярусная кровать. И он такой «Блин! У всех бабло, а у меня двухъярусная кровать!» (хохочут). Айзеру ничего не желаю. А Ляпе желаю волосы, ведь он на лысо побрился. И тебе лично, я желаю всего, что захочешь ты. И даже двухъярусную кровать с Антоном, но при условии, если она будет только у него.

 

А нам остаётся лишь пожелать ребятам не терять своего внутреннего тепла, доброты и весёлого настроения. И ни за что не сходить с выбранного пути.

 

 

На вопросы отвечали Пункс(вокал, гитара) и Антон (вокал, гитара)

 

 

Алина Даудова, специально для MUSECUBE

 

 

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.