Она заявила о себе слишком ярко для скучных нулевых: певица с внятными – на удивление для этих лет – текстами, положенными на гармоничную музыку, и вдобавок ко всему (да, есть еще и “добавок”) – невероятной красоты и сексуальности на женской рок-сцене. Неудивительно, что к 2005 году песни Мары (речь идет именно о ней, как можно было догадаться) плотно заняли места во всех чартах, а также радийных и личных плейлистах. Ее последний альбом датируется 2005 годом, и, естественно, новую, 2012 года выпуска пластинку, иначе как долгожданной назвать нельзя. О “Двух Мирах”, о взрослении, о полярной экспедиции и даже о гиперборее рассказала певица МАРА эксклюзивно МУЗКУБУ.

– Мара, вы долго готовились к выходу нового альбома, и результатом работы стала пластинка, абсолютно непохожая на то, что Вы делали ранее: подростковая напористость, где-то даже агрессивность, уступила место вдумчивости и философскому подходу, прежде всего к текстам.

– А как вы себе представляете, чтобы артист выпускал одинаковые пластинки? Кто-то еще так делает?

– Ну вообще да: многие выдают один за другим ожидаемые треки, альбомы – слушатель хочет слышать артиста таким, каким его полюбил, и с трудом воспринимает что-то новое.

– Нет, конечно, пластинка в корне отличается от прежних двух: это новая музыка, новое видение, новые песни – новое ВСЕ. Большая ошибка для артиста – делать альбом, повторяющий прежний, потому что новый, ПРИНИЦИПИАЛЬНО новый, альбом – отличная возможность показать себя с иной стороны. Работа в студии гораздо более обширна и масштабна, нежели концертная деятельность. Можно приглашать новых музыкантов, использовать новые звуковые приемы, экспериментировать… Самое главное – если ты настоящий артист, ты просто не позволишь себе сделать то, что уже делал. Должно быть движение вперед. Расту я, растет мой слушатель.

– Нет страха лишиться прежних поклонников, которые не воспримут эту новую, повзрослевшую Мару?

– Страх – это тупик. Он замыкает тебя внутри каких-то стереотипов. Если кто-то не воспринимает с первого раза – расслушает со второго, третьего, десятого. Это не просто слова: людей, которым нравится новый альбом, гораздо больше, чем людей, которым нравятся 2 предыдущих. Знаю это очень четко, потому что мы уже почти как год играем песни из “Двух Миров” на концертах, и я вижу, что публике они нравятся, и что среди зрителей гораздо больше тех, кто пришел послушать именно их, а не “старые” треки. Аудитория поклонников первых двух альбомов очень сильно разбавилась, потом размылась, а потом и вовсе вытеснилась новыми слушателями.

– Ну тогда этим новым поклонникам наверняка будет интересна история создания самой загадочной, почти мистической композиции “Арктика”. Вы ведь написали ее после своей полярной экспедиции?

– Я написала “АРКТИКУ”, когда вернулась с Кольского полуострова, с полуострова Рыбачий. Там очень сильное в сакральном смысле место, пронизанное тонкими энергетическими потоками, одно из тех, где связь с космосом ощутима на каком-то физическом уровне. Когда я вернулась оттуда, буквально за считанные минуты появилась “Арктика”. Это наша исконная русская земля. Она очень сильная, жесткая, брутальная, в хорошем смысле слова мужская, и одновременно мягкая. Там – нечеловеческая духовная, космогоничная сила. Только это место способно передать то, о чем я пою в песне.

– В то время, как все “прогрессивное” население России бороздит пространства Азии, Африки и прочих турций- египтов , Вы выбираете не самый тривиальный “горячий тур”. Откуда пришло решение исследовать такие недружелюбные пространства?

– Рыбачий – крайняя точка европейской части России. В первый раз мы попали туда после фестиваля ARCTIC RIDERS, где играли для байкеров прямо на городской площади Мурманска. Север – это потрясающая сила, гораздо большая, чем юг. Есть теория, что человечество стало распространяться с севера. Та самая мистическая гиперборейская раса обитала как раз на полюсах. И эту силу чувствуют все люди, даже не тонко организованные. Мы были на разном севере – в Корелии, Сибири, Лапландии. Когда представился случай побывать на Кольском полуострове, решение пришло сразу: не раздумывая, мы взяли джип и поехали попутешествовать, потому что не всякий раз есть возможность посетить такие места. Нам помогли друзья-байкеры, обеспечившие нас транспортными средствами. Мы самостоятельно исследовали все возможные и доступные участки Баренцево моря. Рыбачий – один из них: потрясающее небо, полярный день, незамерзающий океан, абсолютное безлюдье. Мы даже на машине не всюду могли проехать: 10 часов пришлось идти пешком по тундре. Это путешествие произвело такое впечатление, что “Арктика” написалась сама собой как логическое его завершение. К тому моменту альбом был уже почти готов, и она стала последним, недостающим его компонентом. Только после написания я начала ее анализировать и увидела, насколько многослойной она оказалась. Некоторые пласты открылись не сразу даже мне. Песни пишутся из необъяснимого подключения к космическому пространству. На Рыбачьем это особенно чувствуется. Только потом я узнала о Гиперборее, о том, что созвездие Орион щитом покрывает Кольский полуостров, а в точках, которые расположены на земле соответственно звёздам, находятся давние святилища и артефакты, и, наконец, именно оттуда, по древней легенде, берет свои корни русская нация.

Поэтому вы вернулись туда, чтобы снимать клип на “Арктику”? Как это вообще возможно было осуществить технически?

– Там родилась эта песня, и только там мог быть снят клип на нее, это было как само собой разумеющееся. Мы приехали на машине, оператор с режиссером, представляющие студию “Другие”, отправились на самолете. Огромное количество техники, краны, камеры… Где могли, мы ехали, где не получалось – шли пешком, карабкались на какие-то скалы, мысы.. Снимали, потом ехали в следующую точку, и там все повторялось. Это был незабываемый, а главное – нужный опыт.

В альбоме есть и другие интересные треки. Например, “Львы и Сефарды”. Вы выделяете ее как одну из главных на пластинке.

– Так и есть. С нее начинается альбом, она задает определенный энергетический посыл. Эта песня о величайшем историческом персонаже, который изменил наш мир, пожалуй, более, чем кто-либо за последние 2000 лет. Не каждый может это понять. Как не каждый воспримет песню “Головокружение”, неофициальное название которой “Я голосую за мэра-гея”. Это ведь не посвящение геям, скорее – людям, которые понимают, о чем речь: о свободе, о тех обстоятельствах, в которых мы живем, о стране. И когда я говорю, что моя аудитория повзрослела и качественно изменилась, я имею в виду их – умных, зрелых, думающих, социально активных, умеющих выражать мнение, и главное – НЕ БЕЗРАЗЛИЧНЫХ людей. Именно таких в большинстве своем я вижу на своих концертах. И это меня как артиста бесконечно радует.

– Кстати, о концертах. У вас будет большое выступление в “Известия Hall” в сентябре. Что можете сказать тем недальновидным и близоруким, которые еще не успели обзавестись заветными билетами? Готовите какие-то сюрпризы?

-Да, концерт будет состоять из 2-х частей: первая – все любимые и ожидаемые хиты из старых альбомов, вторая – треки с новой пластинки «Два Мира». Он будет сопровождаться видео-арт шоу, над которым работают самые крутые виджеи – Денис Мантров и Володя Каковкин. Мы, конечно, снабжаем их идеями, но они перерабатывают их в своем ключе, получая на выходе совершенно нереальный видеоперфоманс, меняющийся от концерта к концерту. Ну и, конечно, главный сюрприз: только у пришедших на осенний концерт в “Известия Hаll” будет уникальная возможность увидеть фрагменты из будущего клипа «Арктика». К концерту мы обещаем окончательно его смонтировать и подарить такой эксклюзив нашим зрителям.

Вполне себе весомый повод. Спасибо за наводку и интервью.

Стелла Татевосян, специально для MUSECUBE

Фото – Мария Мельникова

1 КОММЕНТАРИЙ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.