Деятели шоу-бизнеса знают и ценят творчество Маши Кольцовой. В интернете она – «звезда». С выходом сингла «Оставайся со мной» начался активный штурм радиостанций. Умница и красавица. Композитор и певица. Очень талантливая, крайне открытая и невероятно позитивная. Как оказалось, с большим творческим опытом и достаточно насыщенной историей.

Выражаем благодарность кафе «Корица» (Молодогвардейская улица, дом 15) за предоставленную возможность общения и фотосъёмки.

— У тебя отличная новая песня «Оставайся со мной», поздравляю!

— Спасибо. Знаешь, что её выбирали мои подписчики?

— Расскажи подробнее.

— Мы устроили конкурс, выкладывали в интернет по 4 песни в неделю. Безо всяких аранжировок, просто под клавиши. И кинули клич: «Друзья, выбирайте!». И вот «Оставайся со мной» на тот момент собрала какое-то невероятное количество комментариев, лайков, её репостили люди к себе. Людей тронуло. Мне говорили: «Маша, эта песня – душа». Я написала её 3 года назад, я её хотела отдать, показывала другим артистам. Потом отложила «в стол». Прошло время и я её спела для этого конкурса. И мои подписчики выбрали именно её. Мы быстро приступили к записи. Хотя мы меняли аранжировку. Подписчики ожидали медляк, а я захотела дэнс. Но попросила аранжировщика оставить в песне уют и атмосферность. Я боялась разочаровать поклонников, но, мне кажется, получилось очень душевно. Там нет особых вокальных наворотов, я её просто рассказываю, это мои эмоции. На самом деле, это очень грустная песня и ты даже не представляешь, какой будет клип! И песню сразу взяли в эфир «Нового радио», безо всяких ожиданий и откладывания. Для молодого артиста поддержка такой радиостанции очень важна, спасибо им огромное! Мне очень приятно.

— Автор песни – ты?

— Да. Когда вышла «Оставайся со мной», ко мне стали обращаться многие артисты и спрашивать, кто автор. Ребята, я всегда повторяю, что пишу всё сама! Я, конечно, пишу и для других артистов. Но пока у меня не было суперхита. Хотя, вот недавно написала песню для Вики Дайнеко. Пока её не выпустили, правда. Певица Самира, которая очень популярна в Дагестане, поёт 2 мои песни. Они популярны. Я иногда переслушиваю песню «Южная кровь» и думаю: «Это же я!». Хотя у нас немного предвзятое отношение к Востоку. Как будто исключительно музыка для такси. Но я когда слушаю восточные песни, то меня это очень волнует. Надеюсь, что я когда нибудь выпущу песню с восточными мотивами, не уходя в ширпотреб. Чтобы она звучала красиво и дорого.

— В тебе есть восточная кровь? Я думал, ты из Архангельска.

— Да. Мой папа из Киева, бабушка из Мариуполя. Во мне есть украинская кровь, есть еврейская, есть русская. Но большую часть детства я провела в Абхазии, с 9 лет я ездила туда с мамой постоянно. Видимо, я там всё это и впитала. Обожаю лезгинку. Когда слышу, у меня всё внутри бурлит. Может, я в прошлой жизни была кем-то с Востока.

— Ты веришь в реинкарнацию?

— Я очень хочу в это верить! Потому, что я очень люблю жизнь! Люди говорят о каких-то высших мирах, что на земле мы учимся, чтобы ещё где-то оказаться. А я думаю о том, что я жила бы здесь ещё и ещё. Это же прекрасно! К тому же, есть рассказы людей о воспоминаниях из прошлых жизней. Правду мы узнаем потом, конечно. Но мне безумно хочется в это верить. Я часто встречаю в своей жизни людей, которые мне кажутся безумно знакомыми, хотя до этого мы не виделись. Как будто я их когда-то хорошо знала.

— Ты училась играть на скрипке?

— Да, в музыкальной школе 7 лет. Но в какой-то момент я себе сказала: «Скрипка мне развила слух. На этом всё. Спасибо, до свидания». Потом поняла, какая же я глупая! Кажется, в 2012 я купила скрипку. Выучила Стинга «Desert Rose». Пришла на отбор «Новой волны», сыграла. Не прошла. Сейчас понимаю, почему меня не взяли. У меня был такой период в жизни, я чувствовала себя потерянной.

— Ты безвекторно толкалась на всех кастингах?

— Да, именно так. Мало понимая, что нужно делать. «О, я ж скрипачка, это надо использовать». Естественно, не получалось. Я вообще не люблю кастинги, я на них закрываюсь и показываю себя процентов на 30. Не моя тема, я давно это поняла. Так вот, скрипка осталась в прошлом. Но часто думаю о том, чтобы снова взять её в руки и начать заниматься. У меня ведь были успехи, педагоги в меня верили. Параллельно я занималась академическим вокалом. Когда я стала тайком ходить в эстрадные студии (нельзя, классика не простит!), педагоги мне говорили: «Маш, это всё несерьёзно! Ты прирождённая скрипачка, ты оперная певица. Не думай об эстраде!». Ругали меня. В 16 лет я закончила музыкальную школу. Сказала всем «Спасибо», чётко понимая, что мой путь – эстрада. Я пошла в архангельское музыкальное училище на курс «Эстрадно-джазовый вокал». У меня был замечательный педагог Валерий Платонович Мальшава. Он считал, что у меня всё, что надо есть. Он не хотел меня переделывать, только направлял. В 19 лет я поняла, что если сейчас не уеду в Москву, то могу остаться в Архангельске навсегда. Я сказала об этом Валерию Платоновичу. И он меня благословил на переезд в Москву. И он сказал: «Не езжай учиться, сразу ищи работу». Я заранее нашла работу, писала во все клубы. Караоке-клуб на Садовом. Я приехала, жила у своих знакомых. Проработала полгода. Там проходили конкурсы, а в жюри сидел мой будущий педагог Олег Слепцов («Самоцветы»). Я его просто обожаю, он прекрасный! Он меня послушал и сказал: «У нас в Академии им. Маймонида основной вокальный экзамен прошёл вчера, но остались остальные. Приходите». Я приехала, меня прослушали, сделали исключение. Остальные экзамены я сдала в общем порядке и поступила на бюджет. Проучилась 5 лет. Там очень специфичная школа, я получила огромный опыт. Там замечательный подход к индивидуальности. Хоть и непросто. При этом моя лучшая подруга и духовная сестра Ася Пивоварова говорила, что на занятиях я пою одно, а потом иду в клубы и делаю всё по-другому и по-своему. Ася – замечательный композитор, певица и моя лучшая подруга, мы друг друга во всём поддерживаем. В общем, я заканчивала Академию, ужасно боялась диплома. Но когда мы с моим научным руководителем выбрали тему диплома – я успокоилась. Тема была: «Интернет – ресурсы для музыканта». Я писала только о себе и написала диплом за 1 день.

— Не думала его опубликовать?

— Я потом многим друзьям отправила его на почту по их просьбе. Если честно, я и обязательные ссылки поставила случайным образом, просто в книжном магазине выписала название книг по маркетингу. Я писала автобиографию.

Описывала, как уговаривала своего друга Андрея Greez-lee и Вахтанга выложить видео, где мы на Арбате исполняем просто на телефон песню Андрея «Эта музыка». Он очень не хотел этого делать, говорил, что слишком сыро всё и он ещё не презентовал песню. Я сказала: «Ребята, поверьте мне! Это видео поможет Андрею на «Новой волне», оно пойдёт». В итоге, видео собрало больше просмотров, чем официальный клип. У меня ощущение, что видео видели все, даже новые знакомые говорят, что помнят его. Я говорила об этом в своём дипломе: «Люди, не бойтесь себя показывать!». Сейчас всё для этого есть.

Единственная, наверное, проблема состоит в том, что многие люди воспринимают меня в сети как такую легкую девочку, которая не знает бед и забот. А в жизни, общаясь со мной, понимают, что я совсем другой человек.

— Ты открыта для всех?

— Почти все мои близкие люди из интернета. Кроме Аси, пожалуй, с ней мы учились. Так вот, мои близкие (на сегодняшний день) подруги видели меня в интернете и думали, что я пафосная. Теперь они знают, какая я. При этом я люблю писать всякие грустные посты. Мой продюсер Елена Головина говорит, что по большей части людям не нужны мои проблемы. И только дозировано можно написать о чём-то таком – глобальном или о своей боли.

— Какая должна быть степень публичной открытости у артиста – в интернете, в интервью?

— На личное усмотрение каждого. Раньше думала: «Стану как вон та кукла, не буду отвечать на комментарии». А потом поняла – надо! Не всем подряд, конечно. Когда тебе девочка пишет: «Маша, ты – моё вдохновение! Я сегодня помирилась с парнем под твою песню, большое тебе спасибо» — тут просто нельзя не ответить! И таких сообщений очень много.

— Ты хорошая певица.

— Знаешь, я просто универсальная. Я могу петь как угодно. Могу как Майкл Джексон или Бритни Спирс. Могу петь песни Алексея Романоф как Алексей Романоф. Могу как Дима Билан. И так далее.

— Ты до сих пор в поиске своего почерка?

— Судя по тому, что говорят мои знакомые, узнаваемость тембра присутствует. Некоторые узнают меня даже в бэк-вокале у других артистов. Понимаю, что, наверно, у меня есть своя манера, я её нашла. Но все мои песни я пою по-разному. Но всегда есть своё – мелодика, вибрато в конце строки и прочее. Конечно, я работаю над узнаваемостью. Мне кажется, что в вокале я к этому близка. Но я хочу найти свой почерк и в саунде. И как композитор – тоже. Саундпродюсированием я сейчас прекратила заниматься. Временно, я думаю. Просто не успеваю. Но у меня это получалось, по вдохновению и по наитию. К тому же, на аранжировку сама собой рождается мелодия. А к этому автоматически добавляется текст, я никогда не пишу тексты отдельно.

— Хочу спросить у тебя как у автора: ты считаешь, что необходимо вдохновение или можно всё сделать профессионально, только на технике?

— Думаю, не надо сидеть под луной и ждать, когда на тебя снизойдёт. Надо каждый день ставить себе задачи и выполнять их. Сегодня написал в одном стиле, завтра в другом. Как бы не звучало грубо, но нужно довести себя до автоматизма. Ты ведь не знаешь, что будет завтра. Бывает, что я вдохновлена кем-то и написала офигенный припев. А потом полгода не могу написать куплет, вдохновение к этой ситуации уже прошло. «Оставайся со мной» — куплеты были написаны давно, а припев никак не складывался. Я долго вертела разные варианты. А потом в один момент пришло. Но это исключение, а чаще неоконченные песни так и лежат в столе. Так что, я сама себе говорю, что нужно что-то делать каждый день, хоть по чуть-чуть. Я могу целый месяц писать по новой песне ежедневно, а могу очень долго вообще ничего не сочинять. Продюсер твердит: «Когда ты будешь на уровне Алексея Романоф или Константина Меладзе – тогда и будешь отдыхать. А пока ты должна писать до тех пор, пока у тебя не выстрелит».

— Как бы ты сейчас охарактеризовала твой уровень известности?

— Я недавно пришла в караоке-клуб, где раньше работала. Управляющий (он тоже певец) знакомил меня с арт-группой. Они сказали: «Ну кто не знает Машу Кольцову!». И такие слова я слышу достаточно часто, а они меня удивляют. Наверно, для какой нибудь маленькой провинциальной девочки, сидящей в интернете, я звезда. Была бы я уровня известности Димы Билана – тогда и понятно. Но я себя адекватно оцениваю. Я прихожу на тусовки и всегда волнуюсь – сейчас начнут говорить: «А кто эта девочка?». Я хочу заходить в клубы и люди знали, что я автор, певица. Комплексы есть. Но очень многие артисты прекрасно знают, кто я. Это приятно.

— Как ты, после работы ведущей в караоке-клубе, начала сольное движение с авторским материалом?

— После караоке я стала работать в ресторанах уровня «luxury». Пела фирменную музыку. Меня часто приглашали в клубы, я пела house. Потом был период, когда я работала в группе «Umbella». Был такой электронный проект, в котором до меня пела Полина Гриффитс. Это был отрыв башки, мы делали техно-хаус с восточными мотивами, пели мантры и европейскую музыку. Я просто улетела в другой мир. Занялась вегетарианством, йогой. Я была счастлива во всём этом. А потом я вернулась на землю. Подумала – я же сама пишу, умею петь. Зачем мне всё это? Есть такой продюсер Олег Некрасов («Градусы», «Непара»). Мы с ним проработали 2 года, начали с песни «ЯТЛ». Что-то в стиле «Бумбокс». Сняли очень простой клип. Песня поиграла немного на ТВ и радио. Потом я стала приносить самые разные песни и Олег просто запутался во мне. Он перестал понимать, как меня подавать. В результате просто перестало что либо происходить в плане движения вперёд. Я очень психовала. При этом я обожаю Олега, он мне как отец. Он рассказал обо мне Максиму Фадееву, решили попробовать меня в группу «Серебро». Организовали встречу с Фадеевым. Я всю ночь не спала перед этой встречей. Я приехала, меня проводили в кабинет. Мне очень хотелось показать себя с лучшей стороны. Заходит Максим. Поздоровались, о чём то поговорили. Я сказала, что пишу музыку и он предложил поставить что-нибудь. Он послушал и говорит: «Какое-же ты «Серебро», ты – сольная артистка!». Но у Максима была сильная загруженность другими проектами, и он дал понять, что у него нет на меня времени. У меня был его номер, но я никогда ему не звонила. Только на почту отправляла песни и коротенькие письма. Стеснялась. А потом появилась Елена Головина, которая занимается также артистом Владом Соколовским. Она следила за моим творчеством в интернете, интересовалась мной. И когда стало ясно, что у Максима Фадеева на меня нет времени и вряд ли появится, я рискнула написать Лене. Мы встретились, и я увидела, что у человека в глазах огонь. Какое-то время Лена подумала, а потом сказала: «Маш, давай работать». Она мне стала как музыкальная мама. Когда у меня опускаются руки, она берёт меня «за шкирку» и говорит: «Ты забыла свою миссию?!». Она уделяет мне огромное количество времени. Конечно, есть крутейшие именитые продюсеры, но не факт, что они меня разглядели бы и поняли. А Лена меня увидела. И она не боится рисковать. Нужно поддерживать медийность, выступать, где-то светиться. Не сидеть на месте, а постоянно работать. Не ждать неожиданного «хита». И Лена всё это делает. Мы не теряем времени.

— Я знаю, что Алексей Романоф предлагал тебе стать солисткой группы «Винтаж», когда стало известно, что Анна Плетнёва уходит, а кастинг в группу ещё не был объявлен. Расскажешь об этом?

— Знаешь, моей подруге недавно её парень сделал предложение. Она ждала этого 8 лет, а он сделал предложение, когда она устала ждать и ушла. И здесь похожая ситуация. Я мечтала о «Винтаж»! Я обожаю песни «Mama Mia», «Одиночество любви», «Плохая девочка». Я фанат Алексея Романоф ещё со времен группы «Амега». И я очень давно мечтала работать с Лешей. Но после этого прошло много времени и событий в моей жизни. В какой-то момент я утвердилась в том, что я должна двигать именно свое творчество, свои песни, свой стиль. Именно как «Маша Кольцова». И в этот момент поступило Лёшино предложение… Я очень долго думала над этим. Я советовалась со многими друзьями и коллегами. Многие говорили: «Маш, ты с ума сошла, что ли?! Это же «Винтаж»!» При этом я понимала, что, если соглашусь, меня неизбежно будут сравнивать с Анной Плетневой. И главное, что я отойду от себя самой, от своего выбора сольного артиста. Это было трудное решение. Мы поговорили с Лёшей. Он отнёсся с пониманием и поддержал. Теперь я вижу, что каждый из нас сделал правильный выбор, и желаю девочкам из «Винтаж» огромного успеха.

— Расскажи, что ждать в ближайшее время?

— Съёмки клипа «Оставайся со мной». И уже будем выбирать следующий сингл. Может, из написанных песен. Может, что-то новое напишу. Концерты есть, я периодически где-то выступаю с сольной программой. Для большого концерта рановато, но он впереди и обязательно случится. Альбом тоже в планах. Мы очень тщательно отбираем материал для него. Это непросто, первый альбом должен быть концептуальным, тщательным. Сейчас самое главное – найти свой стиль и все мои песни привести к нему. Тогда и будет и альбом, и концерт. Надо найти музыкантов, которые тобой проникнутся и будут дышать одинаково с тобой. Не просто талантливых и профессиональных, но и близких по духу. У меня в голове всё немного размыто, но мой продюсер держит меня в тонусе. Я же сама дико неорганизованная, вот она меня и стимулирует. Так что сейчас самое главное – «утрясти» материал и подтянуть медийность. Я хочу, чтобы люди узнавали мою музыку с первых аккордов. И хочу каждый день писать новые песни и искать свой Хит. Спасибо всем, кто поддерживает и верит в меня! Оставайтесь со мной!

Александр Ковалев, специально для Musecube.

Фоторепортаж Марианны Астафуровой смотрите здесь.

Ссылки:
https://vk.com/masha_koltsova
https://www.facebook.com/masha.koltsova
https://twitter.com/Masha_Koltsova
https://www.youtube.com/user/makamens
https://www.instagram.com/masha_koltsova/

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.