Наверное, в нашей стране совсем мало людей, которые ни разу в жизни не напевали бы: «Я рисую… на асфальте…» или «Ты супер — детка!». Эти строчки принадлежат первому составу, а точнее, создателям группы «Пропаганда», Вике Ворониной, Юле Гараниной и Вике Петренко. Их слушали, им верили, потому что кому, как не троим подросткам в широких штанах, и разношенных толстовках, которые так убежденно говорили о том, что надо жить, надо верить и бороться, кому еще так хотелось верить? А потом все узнали, что состав группы «Пропаганда» сменился, и вместо тех, кто учил слушателей решать свои проблемы при помощи веры, слов и чувств все увидели совершенно чужих людей, псевдосексуальных барышень в лифчиках и кружевных трусах. Ушла правда, искренность сменилась ценником… Юля Гаранина и Вика Петренко, так неожиданно покинувшие коллектив, не дали ни одного интервью, не сказали ни слова о своем уходе, и вот сейчас, спустя 10 лет, у нас появилась возможность побеседовать с ними, тем более, что они записали новую песню «Добро» и сняли клип, который такой же теплый и честный, как и «Мелом», который был снят тогда … 10 лет назад.

— Ваше творчество началось с группы «Пропаганда». Или до этого было что-то еще?dobro

Петра: Никто никогда не задавал этот вопрос (улыбается). У нас с Юккой была своя группа еще до «Пропаганды». Мы с ней вместе учились, сидели за одной партой. И у нас был свой хип-хоп коллектив из четырех человек. «Пропаганда» появилась параллельно, я поступила в цирковое училище, познакомилась с Викой Ворониной, и мы вдвоем что-то там писали потихоньку.

Юкка: Изначально, Петра сказала: «Буду работать и там и здесь, если выстрелит тот проект, я подтяну за собой этот, и наоборот». По большому счету это всех устраивало, к тому же было логически правильно. Но у меня в тот момент была тяжелая ситуация на личном фронте, хотелось сменить обстановку, и в какой-то момент я ей сказала: «Слушай, давай я с тобой съезжу на репетицию, просто развеюсь». Она мне ответила: «Поехали. Конечно». Я приехала, посмотрела, все мне как-то очень понравилось, и после репетиции я сказала: «Девочки, ну вы, как хотите, но я буду с вами в группе»!

— А как вы познакомились с Викой Ворониной?

Петра: С Викой мы вместе учились на одном курсе. В школе, я решила, что буду артисткой. А Юкка, имея все артистические данные, вдруг, экстренно, в 9 классе решила, что она пойдет учиться на фармацевта.
Юкка: Потому что от меня все этого ждали. Все были уверены, что я поступлю в это гребаное театральное училище. Наверное, из чувства противоречия пошла наперекор общественному мнению!

Петра: В общем, Юкка решила стать фармацевтом, как ее мама. Я ей долго говорила, что это плохой выбор.

Юкка: Это был, правда, плохой выбор.

Петра: Собственно, после этого, год спустя, я поступила в цирковое училище на эстрадное отделение. Где, на вступительных экзаменах, я познакомилась с Викой Ворониной. Более плотно мы начали общаться спустя полгода, когда стали работать на новогодних ёлках. Там мы и договорились до того, какие мы гениальные, а потом Юкка приехала к нам на репетицию…
Юкка: И нас стало трое.

— Если мы не ошибаемся, вы же почти одновременно ушли из группы «Пропаганда»?

Петра: Можно сказать, что разница была в один концерт. Меня уволили, цитирую: «за аморальное поведение». История такая: прилетаем мы в очередной раз с гастролей, во время которых у меня сложилось впечатление, что меня бойкотируют. Нас встречает продюсер, и объявляет, что на следующий день у нас собрание. Но в тот день нам с Викой Ворониной нужно было обязательно быть на лекциях. Мы тогда учились на последнем курсе, посещали и так редко, и нас могли со дня на день отчислить. Я сказала, что пойду в училище, чтобы наше с Викой присутствие отметили, а девочки пойдут на собрание. Уже тогда было нехорошее предчувствие.

Юкка: Нехорошее, но правдивое.

Петра: После собрания Юкка мне позвонила, и говорит: «Петра, дела плохи». Я спрашиваю: «Меня что, увольняют?» Она говорит: «Ну как бы, да». Дома уже, Юкка мне рассказала, что на собрании все меня грязью поливали, она меня защищала, как могла. А когда поняла, что все бесполезно, сказала, что в таком случае тоже покидает коллектив. Ей сначала предлагали золотые горы, а после начали угрожать.

Юкка: Наш продюсер был очень непростым человеком «из 90-х». А нам было 18 и мы испугались. По контракту, мы не имели вообще никаких прав. И наш продюсер по телефону нам рассказывал о том, как встретит нас за углом темной узкой улочки. И знаете, на 50% мы не сомневались, что такое возможно. Поэтому мы сидели и не рыпались.

Петра: Юкка приняла окончательное решение: «Я ухожу однозначно». И отключила мобильный телефон. У нас должен был быть концерт в Дагестане. Он был очень важен для партии, в которой мы тогда состояли как музыкальный коллектив. И они начали вызванивать Юкку всеми силами. Так как она – человек ответственный, то решила последний раз пойти им навстречу и полетела, уже с новой девочкой, которая появилась за одну неделю, и активно открывала рот под мою фонограмму.

Юкка: Я съездила и отработала, как и обещала, но как только мы приземлились, я сразу схватила свою сумку и ушла не оглядываясь.

— Грустно это все. А что было после?

Юкка: После была депрессия. Глубокая такая… Мы были группой не последнего порядка. Поэтому о нашей истории знали все. Нам звонили журналисты и все просили об эксклюзивном интервью и даже деньги немалые предлагали. Да только мы не из тех, кто грязное белье из окна на потеху толпе выбрасывает.

Петра: Друзья посоветовали нам не убиваться депрессией, а попытаться что-то делать. Дали нам контакты некоторых людей, которым нужно было что-нибудь показать, продемонстрировать, поговорить о возможностях, обсудить контракты. А по контракту получалось полное нарушение. Потому что мы не имели права до 2006 г. где-либо фигурировать. Меня должны были в письменной форме уведомить об увольнении. Никто этого не сделал, и получается, что они не правы. Но Юкка ушла сама, и получается, что не права она. Таким образом, это был бы встречный иск. А этого не было смысла делать. Я бы выиграла в суде, а Юкка проиграла.

— Немного не по себе. Давайте о насущном. Вы сняли клип. Расскажите об этом.

Петра: Все получилось легко и непринужденно. Не так давно мы совместно выступали с Викой Ворониной. У Вики был юбилей ее творчества, она позвонила мне и позвала выступить. А я в свою очередь убедила Юкку. В общем, решили вспомнить молодость. Даже записали две новые песни, специально для этого концерта. После начались предложения поехать в тур по России. Чтобы «заработать на ностальгических чувствах».

Юкка: Аллегория, может, не совсем приятная, но когда ты в 20 лет пытаешься надеть трусы, которые ты носила в 10, это выглядит, по меньшей мере, глупо. Также и с песнями. Тогда, 10 лет назад, это было то, что мы хотели и могли сказать людям, и нам было комфортно в этих песнях! Сейчас мы другие, мы взрослее и мудрее и уже неудобно выходить на сцену с тем же материалом… Неприлично как-то. Думаю, раз я снова в это ввязываюсь, не хочется за это краснеть.

Петра: Соглашусь, а потом, мы 10 лет этого не делали, а тут мы вышли и начали все с нуля. В моем понимании, перед этим надо много репетировать, а лучше записать новый альбом, и уже с ним начинать работать. Но речь не шла о новом альбоме. Наша с Юккой позиция такова, что, быть как «Ласковый май», «в 45 баба – ягодка опять» нам не интересно. Тупо «срубить бабла» на волне былых времен – не наша история.

Юкка: Знаете, мы вышли на сцену в тот раз, когда выступали с Викой Ворониной, и вот как бы… ну…не встало, простите за просторечье.

Петра: Я себя еще как-то раскачала, а Юкка прям совсем ни в какую. И это можно понять, музыка за эти годы изменилась сильно, появился новый, модный саунд, в том числе в хип-хопе. Новые интересные форматы.

Юкка: Кстати о форматах! В принципе, мы начинали женский хип-хоп в нашей стране. Безусловно, это не было хип-хопом в чистом виде, но с нас началось то, что это начали ставить в ротацию.

Петра: За право стоять в ротации на радио или телике с нашим материалом, была прямо-таки борьба с общественным мнением!

— Ушли от темы клипа. Все-таки, расскажите, как снимали.

Петра: После того выступления с Викой, мы поняли, что прошлое должно остаться в прошлом, поговорили и пришли к заключению, что у каждого своя дорога. У нас с Юккой своя, а у Вики своя. Прошло еще несколько месяцев и вдруг как-то спонтанно у меня родилось «Добро». Я показала текст Юкке и у нее спонтанно родился еще куплет, который мы не знали, куда вставить. Но решили на всякий случай всё же записать его в студии. И уже при сведении парень, который сводил песню, нам говорит: «А давайте его сюда поставим». Когда слушаешь, создается впечатление, будто он там всю жизнь и был, и бегут мурашки по спине. После этого мы решили, что так все и оставим. Но надо было двигаться дальше. Я говорю: «Ну давай видео тогда снимать». Я взяла у подруги камеру… И мы все сделали вдвоем.

Юкка: С нами была только наша подруга Ира, которая нас очень часто выручает.

Петра: Клип мы снимали два дня. Сначала мы поехали в Парк Горького, где я снимала Юкку. А потом мы пошли ко мне на крышу, снимать меня.

Юкка: Клип был задуман довольно просто, и основная идея в том, что: «Ребята, объединяемся, мы все одна семья, вне зависимости от географического расположения и национальной принадлежности». Петра у нас родилась во Львове. И она решила сниматься на какой-то нейтральной территории, не в Москве. А если я из Подмосковья, всю жизнь тут прожила и родилась, то меня решено было снимать в Парке Горького, ну т.е. в Москве, столице нашей страны, как ее представителя.

Петра: Просто это был наш первый опыт. Мы никогда до этого не снимали никаких клипов.

Юкка: Самое крутое то, что когда мы снимали всех этих людей, которые есть в клипе, многие из них были обычными посетителями Парка Горького. Я просто подходила к людям, и спрашивала, не хотят ли они сняться, и они соглашались. В клипе много симпатичных ребят из самых разных мест мира, из Казахстана, из Косово.

Петра: А самое прикольное, что во время съемок мы вдруг услышали, как кто-то играет песню «Мелом». Мы так между собой переглянулись, осознали, что это хороший знак, и при всем при этом, мы точно знали, что нас никто не узнал.

Юкка: Потому что, когда тебя узнают, ты понимаешь это сразу.

— А песня пока только одна?

Петра: Ну, у нас, как бы, план такой: учитывая то, что у нас нет задачи вернуться в шоу-бизнес, как две певицы, а-ля старая или еще какая-либо «Пропаганда», мы с Юккой делаем все, что нам приходит в голову. Ну, то есть, если нам придет в голову идея снять передачу, мы будем снимать передачу. Если мы кино захотим снимать, мы будем снимать кино. Поэтому, вот родилась песня, и для меня, например, очень важно эту песню донести. И смысл этой песни для меня важнее каких-либо амбиций. То есть, обо мне может никто никогда и не вспомнить, но песня будет, люди будут ее слышать и напевать, и мне это будет приятно!

— А что вас вдохновляет?

Петра: Меня вдохновляют разные музыкальные видео и музыкальные треки. Я много слушаю, и много смотрю. Например, вчера увидела новую певицу, и сегодня я уже сокрушаюсь, почему мы до этого не додумались?! Сейчас такие времена, когда хочешь записать песню – идёшь и записываешь! Нет таких проблем, которые были раньше.

Юкка: А меня вдохновляют люди. Петра у нас на 100% интроверт, а я наоборот экстраверт. Для меня общение – жизнь! Вдохновляют какие-то яркие люди, появившиеся в моей жизни. Какие-то ситуации, связанные с этими людьми. Это может прозвучать банально до безобразия, но меня вдохновляет добро, которое я вижу в жизни.

Петра: Ну да, мы с Юккой по-разному устроены. Я могу звучок какой-то услышать и названивать Юкке с восторгом и рассказами о том, что я нашла новый «звучочек», который нам бы использовать там-то и тогда-то, и это будет классно. Для Юкки это – мои идеи. Она зажигается от других вещей.

— Ваш союз, по вашим ощущениям, это полноценный творческий тандем или есть ощущение незавершенности проекта?

Юкка: Если говорить о человеке, который находился бы в коллективе с нами наравне, являлся бы исполнителем текстов, такой потребности у нас нет.

Петра: Нам нужен человек, который мог бы заниматься саундом. Реализовывать какие-то задумки. Это для нас было бы очень интересно. У нас нет сейчас такой установки, чтобы это было «попсово» и продаваемо. Нам просто хочется получать удовольствие от того, что мы делаем в музыкальном плане, и чтобы нам было за это не стыдно. Если у кого-то совпадут с нами вкусы и стремления, что ж, мы будем рады. В России великое множество коллективов, которые испокон веков продаются. А есть коллективы, играющие например, инди-поп, совершенно потрясающие. Они играют мега-крутую музыку, они делают супер-песни. Собирают свои 500 человек, не имея никакой рекламы. Но их не могут поставить на радио, потому что они – не формат. Но при этом, супер-классные! И это парадоксально.

— А что для вас — главное в жизни?

Петра: Не знаю… Я, когда тесты в интернете прохожу, что-то вроде «Для чего Вы предназначены?», получается, что работа для меня первостепенна. Наверное, оно так и есть. Ну и оставаться человеком в любых ситуациях.

Юкка: А мне важно, чтобы мне жить было интересно. Поэтому, я очень люблю путешествовать, ведь это – что-то новое, каждый день. Чтобы жизнь была вкусной. Ну и само собой, пусть это прозвучит прозаично, но на первом месте у меня мои близкие люди, родные и друзья! Потому что семья и друзья всегда будут рядом и поддержат в любых начинаниях!

Ну а мы желаем девчонкам вкусного творчества и воплощения идей. Всем добра!

Беседовала Виктория Бруцева, специально для MUSECUBE

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.